Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 27

Марина беззаботно порхала по кухне, мурлыча про себя песенку о лучших друзьях девушек. Увы, с любимыми бриллиантами пришлось расстаться. Как и с машинкой – завтра ее красавица перейдет новому владельцу. Но Марина не жалела ни секунды.

Пожалуй, это была ее лучшая инвестиция за последние годы. Игорь стал идеальным! Точнее, она, Марина стала для него идеалом. Воплотившейся грёзой, главным сокровищем, смыслом жизни и пределом мечтаний. Конечно, упрямец все еще цеплялся за свой институт, но ведь прошло каких-то два дня! Марина не станет торопиться, тем более что в этом случае время на ее стороне. Чем дольше действует приворот, тем сильнее ее влияние. А значит, уже совсем скоро Марина получит всё.

Свекор наверняка найдет на кого надавить, чтоб их расписали побыстрее. А платье для церемонии на Мальдивах нужно совсем простое. Марина уже все распланировала: нашла рейсы, списалась с отелем, уточнила, свободен ли трендовый фотограф. Да, скромно, но сколько романтики! И как нельзя лучше подходит для спонтанного решения. Зато потом, дома Сазоновы непременно захотят торжество. Только близкий круг, человек триста не больше. Здесь то она и блеснет!

От мыслей о предстоящей свадьбе отвлек звонок в дверь.

– Любимый, я открою! – крикнула Марина и, легконогой ланью прыгнув в коридор, приникла к глазку. – Кто там?

– Доставка для Марины Голубевой.

С той стороны ей улыбались розы. Огромный кроваво-красный букет манил, нашептывал, как шикарно они будут смотреться на фото в соцсетях. Пританцовывая от нетерпения, Марина открыла дверь.

– Разрешите войти? – очаровательно улыбнулся курьер.

Марина смерила его оценивающим взглядом, но не нашла ничего подозрительного. Обычный тинейджер в этой их жуткой одежде.

– Заходите, – Марина отступила на шаг. – Где мне расписаться?

– Сейчас, – парень тряхнул блондинистыми вихрами.

И мир поплыл. Расплескался водой из разбитой чашки, чтобы собраться в два прозрачных шара и замереть. Замерзнуть. Марина заворожено всматривалась в осколки арктического льда, в глубине которых разгоралось пламя.

– Мариша, кто там?

– Свои, Игорь-джан, – Гаяне улыбнулась вышедшему в коридор мужчине и аккуратно прикрыла за собой дверь. – Свои.

– Что здесь происходит? – Игорь бросился к застывшей девушке. – Что с ней?

– С ней все хорошо, – криво ухмыльнулся Максимилиан. – Правда, Марина? Все ведь просто прекрасно?

– Все просто прекрасно, – подтвердила она с блаженной улыбкой.

– Сделай-ка кофе. На всех. По три чашки.

– Хорошо, – Марина кивнула китайским болванчиком и засеменила на кухню.

– Что здесь происходит? – Игорь проводил её полным недоумения взглядом.

– Во-первых, подержи, – Максимилиан ткнул в него букетом, – дурацкий веник, все пальцы исколол. Во-вторых, подпрыгни.

Игорь послушно взял розы. Слегка присел, но в миг перед тем, как послать тело вверх, тряхнул головой.

– Я хочу знать что здесь происходит?

– Нет, ты это видела?!

Максимилиан повернулся к Гаянэ, которая уже разулась, сняла куртку и сейчас жадно принюхивалась, обнажая верхний ряд белых крепких зубов. Среди правильных запахов хорошего кофе, слегка подгоревшего ужина, всевозможных моющих и косметических средств, парфюма, сигарет и книжной пыли прятались другие. Им не было места в квартире кандидата филологических наук и доцента кафедры английского языкознания.  

– Спать, – резко скомандовала старший инспектор.

– Тыковка потом болеть будет. Сильно.

– Макс! – в голосе женщины послышался рык.

– Да понял я, понял, – фыркнул парень, сковывая Игоря взглядом. – Баю-баюшки-баю, не ложися на краю. Придет серенький волчок и страдать тебе, добрый молодец, цельные сутки.

Легко подхватив на плечо падающего мужчину, Максимилиан сделал шаг в сторону гостиной.

– Не туда, – отмахнулась Гаянэ. – В спальню.

– Гая, неужели ты тоже поверила в эти грязные сплетни?! – драматично возопил юноша. – Ты же знаешь, я не такой!

– Черное венчание, Макс. У нас мало времени.

Он заглянул в ярко-желтые волчьи глаза с коричневой каплей зрачка, громко выругался и, мгновенно уложив Игоря на кровать, вернулся в коридор.

– Зови эту, – поморщилась Гаянэ, – беседовать будем.

Свечу она нашла быстро. На верхней полке шкафа за стопками благоухающих прованской лавандой простыней и полотенец. Маленькая тонкая с виду похожая на церковную. И от нее так разило мертвецкой, что Гаянэ задышала ртом. Трогать не стала, с этим разбираться группе зачистки, а сейчас есть дело поважнее.

Марина живой куклой сидела на диване, аккуратно сложив на коленях холеные ладошки. Над ней возвышался убийственно серьезный Максимилиан.

– Она ответит на все твои вопросы и вообще будет послушной девочкой.

Старший инспектор подхватила с журнального столика тонкую фарфоровую чашку, смыла божественным ароматом ямайского кофе трупные миазмы и, вернув глазам человеческий оттенок, начала допрос.

Марина говорила медленно, отстраненно, будто во сне, но очень подробно. Через десять минут задушевной беседы у Максимилиана ожил мобильный. Буркнув в трубку невнятную фразу, начальник второго отдела нехотя пошел к окну.

– Когда брать будете, брякни.

– Брякну, когда возьмем, – Гаянэ повела плечами. – Но доступ к подозреваемой, сам понимаешь…

– Решим, – дернул подбородком Максимилиан.

Мгновение спустя черный нетопырь вылетел в прохладную ноябрьскую ночь.



Софья Подольская

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться