Жизнь навыворот

Размер шрифта: - +

Глава 29

Игорь медленно поднимался из гулкой пустоты, эластичными лентами обвившей ослабевшее тело. Далекий искусственный свет лизал сомкнутые веки. Поднять их оказалось непосильной задачей, будто Игорь вмиг превратился в легендарное чудовище из повести Гоголя или Балора, мифического короля фоморов. Постепенно непроглядная тьма серела, разбавляемая настойчивыми лучами, пока не превратилась в почти прозрачную гладь, из которой сознание Игоря выпрыгнуло игривым дельфином.

Он пришел в себя с судорожным вздохом, пытаясь прикрыть глаза от вездесущего света.

– Сейчас, – донесся слева незнакомый мужской голос.

И на смену палящему полдню пришли тихие сумерки. Игорь прищурился, пытаясь рассмотреть, где находится. Не получилось.

– Мои очки? – моргнул он.

– Возьмите.

В ладонь ткнулся знакомый предмет.

– Теперь видно?

Перед ним стоял высокий худощавый мужчина в медицинском костюме. Хищный породистый нос украшало пенсне в золотистой оправе. Темные глаза впивались алмазными сверлами, а седая бородка клинышком воинственно топорщилась, выдавая не только почтенный возраст мужа, но и весьма решительный характер.

Игорь скользнул недоумевающим взглядом по высокому светлому потолку, где далекими лунами висели светильники. По белым стенам, расписанных узорами, в которых наметанный глаз выхватывал языческие символы. По черному провалу телевизора напротив кровати и, наконец, женщине, стоящей чуть позади врача. Похоже, она только поднялась из мягкого кресла, оставив на столике сумку и планшет.

– Гаянэ Церуновна, что произошло? Где мы?

– Значит, вы узнаете эту даму? – отозвался мужчина. – Прекрасно, прекрасно. Назовите свое полное имя.

– Игорь Станиславович Сазонов, – послушно ответил Игорь.

– Замечательно. А что вы ели на ужин?

– Спагетти карбонара, кажется.

При этих словах желудок Игоря тоскливо сжался, давая понять, что ужин тот был ой как давно.

– И последний вопрос: как самочувствие?

– Голова гудит, слабость, во рту привкус… не могу определить, но неприятный. И пить очень хочется.

– Замечательно! – мужчина довольно переплел на груди длинные пальцы.

– Да что же в этом замечательного? – растерянно спросил Игорь.

– Вы позволите мне побеседовать с пациентом? – аккуратно вмешалась Гаянэ.

– Только постарайтесь без ненужных потрясений, его организм еще не восстановился. Хотя, не могу не признать, справляетесь вы, Игорь Станиславович, отлично.

– С чем я отлично справляюсь? – скрипнул зубами пациент.

– Например, с ужином, который я распоряжусь вам подать. И если вдруг почувствуете себя хуже, нажмите здесь.

Врач взял с прикроватной тумбочки круглую пластиковую коробочку с большой красной кнопкой в центре и протянул устройство вызова Игорю.

– Спасибо.

– Не благодарите, голубчик, – черные, словно оникс, глаза сверкнули за стеклами пенсне. – Лучше не позволяйте этой даме делать себе лишний стресс.

Подмигнув ошарашенному пациенту, доктор с журавлиной важностью покинул палату.

– Возьмите, – Гаяне протянула Игорю бутылочку воды со стола.

И пока тот пил, легко, будто воздушный шарик, подняла кресло и, переставив его поближе к кровати, села.

– Тебя приворожили Игорь-джан, – просто сказала она.

– П-приворожили? – закашлялся Игорь. – Разве это возможно?

Старший инспектор выразительно посмотрела на мужчину. Игорь нахмурился, а в следующий миг брови его удивленно поползли вверх. Он вспомнил. Странное сосущее чувство, с которым проснулся в среду. Суету, растерянность, словно потерял что-то невероятно важное. Мелкую дрожь в пальцах, мешавшую бриться. И радость, накрывшую с головой, когда услышал в трубке знакомый голос. Никогда Игорь так не ждал встречи с женщиной. Как в дешевых мелодрамах, с хождением по аудитории и нервным посматриванием на часы. Он вел себя, подобно растерявшему остатки разума мальчишке. Все что угодно, лишь бы Марина улыбнулась, прикоснулась, глянула ласково. Это было наваждение яркое, как взрыв атомной бомбы, и столь же разрушительное. Медленно, нехотя вспоминая события последних дней, Игорь не узнавал себя.

– Где Марина? – сквозь зубы спросил он, сгребая в кулак больничное одеяло.

– В клинике, – отозвалась Гаянэ, – но встречаться вам сейчас нельзя. Это была очень сильная магия, и врачи еще не закончили. С вами обоими.

– Но как? – Игорь сел на кровати, массирую занывшие виски. – Приворот. Я не понимаю, разве Марина одна из вас?

– Нет, и только это сохранит ей жизнь, – старший инспектор пропустла мимо ушей слово «вас». – Марина наняла ведьму. В нашем мире, как и в твоем, Игорь-джан, за деньги можно получить многое.

Раздумывая, Игорь крутил в руках пустую бутылку. Мысли неслись, как табун мустангов по бескрайним пампасам. Все казалось ирреальным, но отрицать события последних дней, прятаться за ширмой неверия, было бы трусостью.

– Расскажите мне всё, – Игорь отставил деформированный пластик. – Пожалуйста.

– Совсем всё не могу, – развела руками Гаянэ, – идет следствие. Но кое-что, ты имеешь право знать.

Она откинулась в кресле, забросила ногу на ногу и заговорила с истинно профессорскими интонациями:

– Любовная магия, Игорь-джан, бывает разная. От легкого стимулирования, которое проявляет чувства, если они есть, разумеется, до сильнейших заклинаний, подавляющих личность. Последние, поверь мне на слово, гадость редкая, – она поморщилась, вспомнив мерзкий запах свечи. – Ингредиенты перечислять не буду, тебе еще ужинать. Но основная проблема вот в чем: за такую волшбу ведьма платит дорого. В идеале своим здоровьем, но в реальности последствия переводятся на другого человека. И человек это начинает болеть, сильно болеть. А платой за твой приворот в конце концов стала бы смерть.



Софья Подольская

Отредактировано: 06.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться