Жнец

Размер шрифта: - +

Глава третья. Жатва

Костёр потух, утренняя прохлада не дала выспаться. А может, разбудило щебетание ранних пташек, на все голоса встречающих восход солнца.

Зябко…

Каро поёжился. Развалины замка при свете дня не казались такими мрачными, как ночью, при отсветах огня. Тогда казалось, что в тёмных местах затаились привидения убитых людей, которые жили здесь, пока не пришли злые люди и не порушили стены, которые строились с такими надеждами. Оттащенные от костра трупы разбойников так и лежали рядком – теперь они уже никому не причинят вреда. А вот мухи… Те навредят, пусть только солнышко пригреет, сразу наложат яиц, услыхав сладкий для себя запах тлена. Другие бандиты лежали там, где упали от стрел Мара. Он ещё собрал свои длинные жала в колчан, а люди… они заслужили такую участь − они не будут преданы земле, послужат кормом зверью и насекомым. Желтоватые кости разгрызут зубы хищников или выбелит солнце. Грешные души останутся на Земле, будут искать оправдания и просить шанс ещё одного рождения.

Каро потянулся, поднялся с сухой колоды, на которой дремал.

Достал из своего мешка яблоки и кусок хлеба. Разделил по два яблока, да по куску хлеба на троих. Затем, прихватив меч, пошёл к реке. Когда перелезал через стену, увидел у рва околевшее и обезглавленное тело стражника. Молодец Мар, подкрался так, что стражник его не заметил до последней секунды.

На берегу Каро не спеша разделся и вошёл по пояс в холодную воду. Дыхание и сердце на мгновение замерли. Он набрал в пригоршни воды и жадно выпил. Затем набрал ещё, а выпив, нырнул. Он любил купаться в холодной воде. Это вызывало стресс, а после него в организм надолго оставался бодрым. Так учили в Миссии.  Но в почтенном возрасте от резкого охлаждения может стать сердце. Правда, кто знает, что лучше? Умирать немощным и дряблым или от такой вот остановки в непростом жизненном пути? Хотя человеку не нужно специально уходить из этой жизни: самоубийство – это обыкновенное убийство, только себя. А как учат наставники, потом люди попадают в плохое место, не могут вырваться из тьмы, ища себе оправдание, но не находят.

Каро поплыл к другому берегу – он был крутым, ивовые ветви свисали к самой воде. Как он и предполагал, нор, в которых водятся раки, здесь оказалось много. Не успел он засунуть пальцы в одну, как их больно сдавило клешнёй. Вытащив из своих жилищ троих тёмно-зелёных раков, он повернулся к развалинам.

− Мар! – закричал он громко. – Мар! Соня!

Когда из-за камней появилась голова и плечи друга, крикнул: − Возьми пустой мешок, топай сюда!

Когда Мар приплыл с мешком, Каро уже наловил целую кучу раков, сидел на берегу. Поднимая и растопыривая клешни, раки пятились, расползались по траве, он их время от времени собирал.

− Вода холодная! – недовольно сказал Мар, подплывая. – Ты же знаешь, я не люблю!

− Смотри, что мы сейчас запекать будем! – Каро поднял за панцирь самого большого рака с одной огромной клешнёй.

− Ух ты! – Мар вышел из воды, поёжился. − Много их тут! Пошли ещё наловим.

Они проверили норы ещё у одного обрыва. Всего в мешке собралось около тридцати раков.

Когда миротворцы пришли к руинам, посвежевшие и довольные добычей, Тая уже разожгла костёр, грелась.

Каро подложил ещё дров, чтобы получилось больше жара.

− Это… − он замялся, вспоминая имя женщины. − Тая… Мы идём в один замок. Там люди хорошие, ними правит барон Алан. Если хочешь, можешь идти с нами. Пристроим тебя. А вообще, ты свободна, можешь идти, куда хочешь.

− А у меня есть выбор, куда идти? – горько спросила Тая. – Конечно, с вами пойду. У меня не осталось ни родных, ни знакомых.

− А ваше селение далеко отсюда? – спросил участливо Мар. Потом добавил: − Было…

− На север идти надо, дней двадцать пять ходу на фортэсах.

− А много этих, рогатых? – спросил Каро.

− Много… Но их троих хватит, чтобы селение разнести. Они один раз стрельнут, а дома как не бывало, вместе с людьми. Только и находили потом, пальцы, головы, да кости.

− Да… Будет нам с этими пришельцами морока, − тихо сказал Мар, открыл мешок, встряхнул утренний улов. Панцири застучали друг о друга. Затем взглянул на Каро. – Что, бросать?

Каро кивнул. Мар разгреб веткой жар, высыпал раков. Те, бедные, пытались сопротивляться своей судьбе, но их скручивало, корёжило. Лишь один успел несколько раз дёрнуть хвостом, пытаясь слинять от своей участи. Мар поспешно набросал на предстоящий завтрак углей, напополам со вчерашним пеплом.

− Мы, вообще-то раков варим, − сказала Тая. – Тем более соли у нас сейчас… завались.

− В чём варить? – спросил Мар.

− Так в нашей телеге есть чан.

− Ну, тащи тогда! – Мар стал поспешно выбирать покрасневших раков из жара.

 

Потом ели вареных раков, нахваливая, выдавливая зубами нежное мясо из клешней.

Когда позавтракали, закусив раков хлебом с яблоками, стали собираться в дорогу. Провозились долго. Пока напоили у берега всех фортэсов, запрягли. Верхом ехать уже не было нужды. Когда люди отправились в путь, каждый правил телегой, да ещё в поводу плелось по два-три фортэса.

Без остановок ехали долго: солнце поднялось в зенит − стало маленьким, злым и жалящим. Но фортэсы упорно шли, понурив головы. Казалось, деревья тоже опустили ветки, обвисли листья – всё просило дождя.

Телега, которой управлял Каро, поскрипывая колёсами, ехала первой.

− Во! Пчела! – воскликнул Каро. – А вот ещё  летят. Недалеко жильё, скорее всего.

− Недалеко пасека или дикий улей, − подытожил Мар.



Михаил Троян

#3115 в Фантастика
#2411 в Разное
#143 в Боевик

В тексте есть: будущее, инопланетяне

Отредактировано: 05.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги