Злата и Смерть

Размер шрифта: - +

Глава 2. Монастырь

Раньше Леорина думала, что она родилась в монастыре. Сколько она себя помнила, всегда она жила здесь.
Родные древние стены, добрые настоятельницы и настоятели… Все так близко к ее душе и знакомо.
Монастырь был разделен на две половины: мужскую и женскую, олицитворяя симбиоз богов. Сюда брали лишь избранных и стать послушником или иначе говоря осененным было невероятно тяжело.
И Учение – Учение о тайне бытия, о богах изначальных и о Тьме проклятой! Учение об энергии и возможностях человека.
Леорина в который раз читает свою любимую легенду о боге Ярости и богине Света:
« Никто не знал откуда они пришли.
Дева Света и Ангел Ярости.
Они были одним целым, совершенным и единым, когда родился этот мир, когда они создали его.
Но затем…
Затем они раскололись на две неровные половинки.
Они также страстно ненавидели друг друга, как и любили.

Дева Света подходила все ближе. Ее светлое одеяние развевалось, ее нежнейшие, огромные солнечные крылья трепетали за спиной, а губы изгибались в улыбке, такой же смертоносной и прекрасной, как и она сама.
Золотистые, пышные волосы текли по ее спине, спускаясь к талии, завиваясь на концах.
Ее синие глаза пылали , но в тоже время, казались покрытыми призрачным ледком.
Бог Ярости склонил голову, изучая ее. В его сердце воткнулись тысячи жал, когда он впервые увидел ее.
Его черные крылья дрожали. Он хотел взлететь. Он сжал черный горящий меч сильнее.
Сбежать? Никогда!
- Наш час настал! – сказала Дева. Ее голос звенел, как тысяча колокольчиков, звучал, как самая прекрасная симфония. Она достала сияющий меч из ниоткуда.
И они начали схватку.
Они танцевали на поляне. Они сражались, сшибаясь, словно два вихря.
Миры разлетались, как атомы от каждого удара.  Атомы превращались в прах, в пепел, падающий на них с неба. Земля раскалывалась под их ногами. А небеса… Небеса умирали в агонии, превращаясь в ничто…
Они сражались вечно.
Они не могли остановиться.
Они не могли уступить друг другу.
И они не могли убить друг друга.
Ибо любовь была в их сердцах.»
- Рина! Рина! – голос Тиамат громкий и резкий. – Иди сюда!
Честно говоря,  Леорина всегда побаивалась мать-настоятельницу. И никому не говорила почему, и отгоняла подальше мысли об этом.
Потому что именно настоятельница открыла ей истину, истину страшную и пугающую. «Нужную, необходимую», - так думала Лео.
Девушка отложила книгу, положила шнурок меж страниц, вскочила и понеслась на зов.
Старые, вымороженные коридоры, камни и тени, пляшущие по углам. Маленькие оконца света под потолком, бросающие редкие отблески на холодный пол.
Ее топот разносился по всему коридору. И вот, наконец, Лео выскочила на улицу.
- Долго, мне тебя ждать?! – недовольно воскликнула Тиарат. – Опять лентяйничаешь?
 Лео опустила голову: 
- Простите покорно, мать-настоятельница!
- То-то же! Иди, помоги сестре Вин носить воду.
- Хорошо, матушка.
Весь вечер Лео была занята. Палящие солнце жадно сжигало светлую кожу  девушки, тяжелые ведра оттягивали руки. Сестра Вин от рождения была немой, и поэтому Рине было мучительно скучно. По своей натуре она была болтлива и общительна.
Вин была высокой и худой женщиной, всегда одетой в черное. В основном, монахини носили одежду ярко-алого цвета: свободные брюки и тунику. Алый - цвет бога Ярости, а они его верные дочери.
Вся жизнь монастыря была посвящена не только служению верховному богу, но и борьбе, борьбе за справедливость.
« Жизнь есть боль. – Так учили в монастыре.-  Жизнь есть война и выживает сильнейший. Вы должны быть сильнейшими, и творить добро мечом и душой своей во имя Ярона!»
Лео опустила ведра и стерла пот со лба. Никто ни в школе, ни во всем монастыре не знал о ее предназначении. И правильно… никто не должен знать, что замышляет мать - настоятельница.

Ужин проходил в трапезной в тишине. Тиарат и Ророн, отец-настоятель, не одобряли разговоров. Во время ужина каждый должен был обдумать то, что он сегодня сделал. Обдумать и наметить план дел на завтра. После еды  дежурные относили тарелки на кухню, и мыли. А все остальные девушки подходили к главному столу и рассказывали о своих делах, сотворенных во славу бога Справедливости.
Первый вышла лучшая монахиня: Алес. Лео тайком завидовала ей. У Алес была шикарная внешность: длинные  рыжие кудри ниже спины, ладная фигурка, и округлая, и с мышцами, портил все лишь  прямой, немигающий взгляд. А главное ее ум был подобен отточенному клинку, а дар благоухающему цветку.
Хотела бы Лео быть похожей на Алес: отличницей и умницей, лучшей во всем… Но нет, она лишь середнячок и даже не понимает за что ее выбрала мать-настоятельница. И внешность у нее гораздо хуже – мало того, что она тощая, так  еще и волосы некрасивого цвета. Дурацкие  бледно-русые волосы.
- Сегодня я победила Якова, - заявила Алес. Прядь волос упала на ее лоб, но девушка легко сдула ее. - Помогала деревенским. Охраняла монастырь. Я чувствую, как сила Ярона расцветает во мне.
- Действуй так же, Алес! – похвалила  настоятельница.
Дальше Лео уже не слушала, тайком переписываясь со своим  другом на листочке бумаги:
«Как прошел твой день?» -  написала Леорина размашистым, некрасивым почерком.
«Ничего так, - написал Искрень. – Прибил нашу гордость в схватке!»
«Молодец!» – Лео искренне им гордилась. Выходцу с чужих берегов, Ринского королевства, ему было здесь трудно прижиться.
«А ты, Рири?» - Лео даже не знала, откуда взялась эта дурацкая кличка, безумно ее раздражающая.
- Фифи, - пробормотала Лео себе под нос, но так, чтобы он не слышал. 
Черканула на листочке:
«Все просто замечательно и ты скоро это услышишь!»
«Я рад» - ответил он.
И вот Лео вызвали.
Девушка преодолела волнение и поднялась на небольшую трибуну, где стояли преподавательские столы.
- Сегодня я узнала, как использовать остаточную энергию в битве . Я научилась новым приемам боя на мечах, - дальше она на секундочку замолчала, собирая разбегающиеся мысли. – Я помогала сестре Вин и сестре Теодессе.
- Продолжай в том же духе, дитя мое! – посоветовала мать-настоятельница.
Лео поклонилась и спустилась вниз.



Елена Евдокименок

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги