Звезды, которые мы выбираем

Размер шрифта: - +

Глава 9

Утро застало Лерея в самом благодушном настроении. Милашка актриса в постели оказалась страстной и искусной.

   - Прелесть моя, - герцог лениво забрал пушистую прядку волос новой любовницы за её аккуратное розовое ушко. Та восприняла жест высокопоставленного покровителя как ласку и мурлыкнула от удовольствия, хотя причина его крылась совсем в другом - волосы девушки лезли Лерею в глаза, и это вносило диссонанс в его полное довольство жизнью. Он нарочно продолжал валятся в постели, ожидая действий своего приятеля, которые, наконец-то, - с надеждой взмолился он, -  нанесут сокрушительное поражение матримониальным планам леди Даниры и вынудят ее убраться из замка и из его жизни. Прав был отец, а сам он оказался безмозглым дураком.

  В коридоре послышался шум и Лерей недоверчиво приподнялся на локте - неужели Грейдас смог спровоцировать Даниру на то, чтобы она ворвалась к нему в покои?!

  Девушка рядом испуганно дернулась, и Лерей ласково похлопал ее по плечу, как если бы успокаивал одну из своих гончих. А дверь действительно распахнулась и в спальню влетел взъерошенный Грейдас.

  - Рей, ты должен это видеть, это же... у нас проблемы! Нас обвели вокруг пальца!

  Лерей вылез из-под одеяла и, не стесняясь наготы, подошел к столику с набором для умывания - кувшином и тазиком. Он плеснул водой из позолоченного стеклянного кувшина себе прямо в лицо, отфыркался и только затем повернулся к столь не вовремя появившемуся менталисту.

  - Успокойся и объяснись, - приказал герцог.

  - Этот димерииец, этот Трой, - запинаясь, начал Грейдас, - он стер себе память о последних нескольких днях. Это какая-то новая разработка лорда Тахо. Просто невероятно! Мне нужна эта техника! - возбуждённо тарахтел приятель, заставляя Лерея недовольно морщится.

  - Ничего, у нас есть девчонка. Они же вместе провели все это время. Если не сможешь пробить ее защиту, то в пыточной ей язык развяжут - особо и ломать ее не придется, уверен.

  - Девчонка, - расстроился Грейдас еще больше, - пытать ее не получится. Там тебя целая делегация лиидцев ждет. Эта дурёха - племянница самой госпожи Деи. Переехала к ней из деревни, получила право на городское жительство, учиться у тётки начала, да влюбилась, говорят, в какого-то прохиндея и сбежала с ним. Тетка от радости, что племянница нашлась, все семейство сюда приволокла - в ноги тебе кланяться и о хартии прав лиидцев напомнить.

Грейдас расстроенно потер переносицу и продолжил:

- Так что, девчонку им придется отдать. У нас против нее только и есть, что сбежала из темницы, да как привязанная следовала за димериийцем.

Герцог возмущенно вскинул было голову, но ничего не произнес – хартия существовала, и он сам участвовал в ее создании, гордясь как собственным прогрессивным мышлением, так и самим поступком. Девчонку, коли все подтвердится, действительно придется отдать семье.

- Как они только узнали-то? – вслух задумался Грейдас, пытаясь припомнить, кто мог видеть пленников. То, что его планы в отношении большеглазой малышки оказались грубо нарушены, его неимоверно бесило.

- Кто-то из стражников язык за зубами держать не умеет. Разберись! – раздраженно бросил ему герцог. – А девку, раз все равно прочитать не можешь, на очный допрос в присутствии тетки. И без костоправства. Не след мне собственноручно подписанную Хартию не соблюдать.

Друг молча кивнул, со вздохом отказываясь от идеи уверить прибежавших родственничков пленницы в том, что их дезинформировали и никакой их племянницы тут нет. Лерей болезненно относился даже к крохотному пятнышку на его чести, а уж данное слово держал крепко накрепко. Это приводило Грейдаса иногда в восторг, а иногда – как сейчас – в тихое беспомощное бешенство из-за безголового упрямства герцога, помешенного на родовой чести.  Не дело правителю провинции и умному политику соблюдать такие глупости, подходящие разве что рыцарям из баллад. Но, с другой стороны, именно это баранья упёртость в делах личной чести и привлекала к нему людей, именно его безоговорочное умение держать свои обещания выводило Лерея в пятёрку наиболее популярных политиков в союзных королевствах, и именно оно, как предполагал Грейдас, играло не последнюю роль в том, что Лерей, младший из трёх братьев, всегда был любимым сыном отца. А любовь короля стоит многого, пусть сын и рожден вне законного брака. Да, герцог вызывал у Грейдаса целый спектр разнообразных чувств, но постоянным оставалось одно – восхищение другом и полная ему преданность.

 

***

 

Эллина посмотрела вслед уходящему Алистеру, осторожно закрывающему за собой решетку её камеры. Новоявленная племянница госпожи Амодины Деи чувствовала неимоверную благодарность к обаятельному аредейцу, служившему в замке в качестве начальника герцогской охраны.

- Сам выбился из простых стражников, - недавно с гордостью обронил Алистер, рассказывая Эллине её новую легенду. – Так легче вас, АВнеРовских стажеров, курировать в полевых условиях.

Девушка только благодарно смотрела на своего спасителя, но никак не комментировала про свою ошибочную принадлежность к курсантам Академии, ибо догадаться, кто такие авнеровские стажеры, ей оказалось нетрудно. Элли беспокоило только одно – время. Её терзал страх, что объявится настоящий стажер, пока она все еще в заключении, и это как-то повлияет на ее освобождение. Поэтому, провожая взглядом уходящего Алистера, Эллина молилась всем богам космоса, чтобы ее воссоединение с любимой и любящей тетушкой Амодиной не задержалось. С каким наслаждением она, освободившись, торжествующе взглянет в наглые зеленые глаза этого мерзкого герцога. Нет, говорить ничего, кроме слов благодарности она не станет. Не идиотка. Но взгляд-то к делу не пришьешь! Эллина задумчиво побренчала ножными оковами и решила, что нет, смотреть на него иначе, как честным признательным взглядом она не будет – иначе не видать ей у Алистера зачета по полевой стажировке.



Лана Шорт

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги