Глава 9

Автор: Наталья Лучинина / Добавлено: 18.04.16, 10:33:33

Глава 9.

 

    Сегодня в Старой Ладоге было особенно много туристов. Воскресенье. Поэтому кроме организованных экскурсантов, целыми группами бродили те, кто решил свой выходной посвятить знакомству с древней историей России. Обочина Ладоги на протяжении километра была уставлена частным автотранспортом. Номера были не только областные и питерские, но и карельские, московские, псковские. По центральной улице вдоль автотрассы прогуливались чинные пары пожилых людей, семьи, шумные молодежные группы с рюкзаками за плечами. Две свадьбы фотографировались на фоне крепостных стен.

   В воздухе царил праздник. Этому способствовала хорошая солнечная погода, открытые площадки кафе, где продавалось легкие и крепкие спиртные напитки. То тут, то там, в тени деревьев и на берегу Ладожки и Волхова были расстелены скатерти, разложена снедь. Радостно бегали дети. Подвыпившие взрослые открывали купальный сезон.

А по территории крепости буквально потоком одна за другой проходили экскурсионные группы.

    Михаил Реслер с трудом припарковал свой автомобиль на центральной площади Ладоги. На открытой веранде кафе «Ладожанка» выпил чашку холодного кофе, выкурил сигарету и, не спеша, отправился в крепость, чтобы разыскать Светлану Чегодаеву. По дороге зашел в сувенирную лавку и приобрел небольшой сувенир – маленькую шкатулку, украшенную уральскими самоцветами. Приценился к копченой рыбе. Постоял у разных групп, послушал и сравнил, как рассказывают экскурсоводы. И тут обратил внимание, что из крепости вышла группа. Впереди шла Светлана. Она соответствовала своему имени – была светленькой, с короткой, почти мальчишеской стрижкой. При этом была одета в  несуразный летний сарафан, на шее болтался ярко-розовый шарф. На ногах были высокие разрисованные  кеды. Когда она поравнялась с Реслером, тот окликнул её.

-Светлана!

-Вы меня? – Светлана замедлила ход. Вместе с ней притормозила и группа.

-Да, вас. Можно на минутку?

-Проходите в автобус,- сказала Светлана туристам и обернулась к мужчине. Слушаю вас?

-Вы меня не узнаете? – спросил Стеклов.

- Нет, - ответила Светлана и смутилась. Она, конечно, же, узнала этого типа. Ещё тогда обратила на него внимание. Девушка втайне мечтала познакомиться именно с таким мужчиной. От него просто пахло деньгами и роскошью. Но не в её правилах было сразу вешаться мужикам на шею.

- Нет, - повторила она, - А что вы хотели?

- Ну, как же, мы подходили к вам с другом две недели назад и интересовались золотым гробом Рюрика.

- А-а, припоминаю. Ну и что, нашли?

- Нет, ещё не искали, - улыбнулся Михаил.

« Боже, какая у него улыбка. Вот если бы позвал – все бы бросила и уехала за ним»

- Снова на разведку приехали?

- Светлана, не поверите, я приехал к вам.

 Светлана покраснела.

-  Да-да, не смущайтесь. В прошлый раз я слушал вашу экскурсию. Признаюсь честно, я много путешествую, бывал не только в России, но и за рубежом, но лучшего рассказа не слышал. Вы были так хороши, что я просто влюбился. И как только у меня появилось свободное время, я тут же приехал сюда. К вам.

Светлана стояла как зачарованная. Она слышала, что он что-то говорил, что-то хорошее, но смысла не понимала.

- Света, - Михаил  коснулся её плеча, - Света, я говорю, вы согласны сегодня поужинать со мной?

- Да, конечно, а когда?

-В котором часу вы заканчиваете работу?

-В шесть.

- Ну вот, ровно в восемнадцать ноль-ноль я буду ждать вас в центре на площади. Придете?

- Да, -  Светлана прошептала одними губами. - Мне надо идти.

-Я буду ждать вас.

Светлана не бежала, она летела. Все оставшиеся группы она проводила на автомате. Рассказывая о призвании варягов, о храме святого Георгия и настенной фресковой живописи, об Александре Невском и смутном времени, параллельно, в уме  она примеряла на себя наряды для вечернего свидания, продумывала макияж, и представляла, как они проведут вечер. Спорила сама с собой, стоит ли с ним переспать сразу же, или показаться неприступной. В общем, все мысли Светланы занимал Он.

« Вот дура, я даже не спросила, как его зовут» - и тут же  пыталась подобрать для него разные имена. И ни одно из них не подходило к нему.

« Лерке говорить не буду, а то отобьет ещё. А вот когда у нас все устаканится – тогда и познакомлю – пусть завидует».

    Она закончила работу с последней группой без пятнадцати шесть.

« На работу не пойду. Сегодня воскресенье. Могу себе позволить пятнадцать минут. И так работаем, как ишаки, без выходных и без обеда». Светлана знала, что у них в коллективе есть стукач. Он появился с приходом Любимовой.  Новых сотрудников, кроме водителя не было, да и проводил он все время с директрисой, значит кто - то из старичков старательно следил за всеми и стучал Ингигерд. Выявить его не представлялось возможности. Но, так или иначе, все, что происходило в коллективе, моментально становилось известно Любимовой.

    В последнее время сотрудники перестали общаться, собираться на корпоративы, и старались, как можно меньше обмениваться друг с другом информацией. Все вдруг перестали доверять друг другу. От этого на работе задерживаться не хотелось, и все ровно в шесть часов покидали свои кабинеты.

    Поэтому с чистой совестью Светлана побежала приводить себя в порядок. Она посчитала, что до дома ей дойти минут десять. Примерно минут пятнадцать она потратит на приведение себя в порядок и пять минут ходьбы до площади. Задержится минут на десять на свидание, но это ничего, она знала, что на свидание принято опаздывать. Светлана уже решила, что оденет, поэтому, когда прибежала домой – быстро переоделась.

Когда-то от одной иностранной группы ей преподнесли в подарок летнюю кофточку. Она была обыкновенного покроя  из батиста салатного цвета. Но то, что она была произведена не в России, это делало блузку значимой. Новый знакомый обязательно оценит её. При этом глаза у Светланы были карие, к ним шли все оттенки зеленого цвета – и она знала, что новая блузка лишь оттенит красоту её глаз. К кофточке была подобрана широкая белая юбка. Сандалии бежевого цвета закончили образ. Света нанесла легкий макияж, подушилась духами – тоже подарок иностранцев, и, оглядев себя в зеркале, осталась довольной. Взглянув на часы, неспешно отправилась в центр.

     Не смотря на вечер, в Ладоге, по-прежнему, было много народа. Все летние кафе были заполнены. Проходя мимо, Светлана видела местных жителей – с некоторыми из них она была знакома. Девушка обладала хорошей зрительной памятью на лица, могла даже через год вспомнить, где и когда она видела того или иного человека.

Реслер издалека увидел Светлану. «Приоделась»,- отметил про себя. Он вышел из машины, и, приоткрыв дверцу, встал около неё. Он умышленно это сделал, хотел произвести впечатление на сельскую девушку. Машина у него была хорошая. БМВ последней модели. Интерьер салона он сделал под заказ. Сиденья были обиты кожей серовато розового цвета. Ещё в школе он прочитал роман «Война и мир» и хорошо запомнил фразу, что у  Элен было платье цвета «испуганной газели». Именно так он представлял себе этот цвет. И когда незнакомые люди, которые садились к нему в машину, задавали вопрос, почему именно такой цвет, он всегда отвечал, цитируя Толстого. Он любил поражать не только своей эрудицией, но и оригинальностью.

-Добрый вечер, - Светлана подошла к Реcлеру. Вы знаете, я только в автобусе поняла, что вы не сказали, как вас зовут.

- Михаил Реслер - помощник члена Государственной думы, - отрекомендовался он и протянул визитку.

-Светлана Чегодаева. Старший научный сотрудник староладожского музея.

- Оч-чень приятно! Светочка, имею честь предложить вам прокатиться на моем мустанге и отужинать в ресторанчике на ваш выбор.

- Предложение принимается.

-Ну и отлично! – Стеклов обошел автомобиль и открыл дверь со стороны пассажирского сиденья – Прошу!

Светлана села в автомобиль и сразу утонула в мягком кожаном кресле.

« Фантастика»- пронеслось у неё в уме.

- Ну, Светлая, куда поедем?

-Мне все равно.

- И все-таки? Какое кафе вы предпочитаете?

Светлана редко бывала в кафе.  Но от других она слышала, что есть где-то в Волхове закрытое кафе для бизнесменов. Решив произвести впечатление, сказала:

- Знаете, Михаил. В Волхове есть одно закрытое заведение, для бизнесменов. Я там иногда провожу переговоры. Но это 12 километров от Ладоги…

- Светочка, о чем вы говорите, хоть сто двенадцать!

- А вы обратно меня отвезете?

- Обижаете, Светочка, обижаете, - Реслер нажал на педаль газа. Он все уже давно понял про эту девочку. «Хотя, какая девочка, уже женщина., - рассуждал он,- Двадцать шесть лет – достаточный возраст, чтобы сформировать свою жизненную позицию, определить цели, поставить для себя задачи. Похоже, эта Светлана живет только сегодняшним днем. Тем лучше для него. Михаил  знал про это кафе. Догадывался он, что Светлана никогда там не бывала. Ну что ж, хочется девушке поиграть в богатую жизнь, - поможем. Для достижения цели все средства хороши»

- Ну, расскажите мне что-нибудь.

- Про Ладогу?

- Света, а вам самой эта Ладога не надоела?

- Да надоела, конечно. Каждый день по несколько раз – одно и тоже, одно и тоже.

- А что другие экскурсоводы?

- У нас у всех разная нагрузка. У научных сотрудников – меньше экскурсионных часов, больше лекционных. А у нас экскурсоводов научно-просветительского отдела больше экскурсий и мало лекций.

- Так вы ещё и лекции читаете?

- Конечно, сами выбираем темы, сами разрабатываем, потом читаем. Вот у меня, например, тема лекции « Культура Ладоги девятнадцатого века». Ой, вам, наверное, не интересно.

- Что вы Светочка, очень интересно.

- Нет, Михаил, вы лучше расскажите о себе. У такого человека, как вы, наверное, много работы?

- Вот это, Светлана, как раз и не интересно. Заседания, совещания, прочая мура. Обязательные банкеты и фуршеты. Устаешь так, как будто разгружал вагоны, как в молодости. Редко выдаются такие дни, как сегодня, чтобы можно было просто отдохнуть на природе, никуда не спешить… Ну, не отвлекайтесь, показывайте куда едем дальше.

Светлана смутилась. Хоть она и слышала об этом кафе, но на самом деле никогда тут не была. И сейчас была растеряна, потому как  Волхова не знала, а точного адреса кафе у неё не было.

« Вот, дура, и надо было наврать! Как теперь выкручиваться?»

-Знаете, Миша, мне так хорошо с вами. Может быть – ну это кафе! Давайте ещё покатаемся. У вас такая роскошная машина…

- Нет, Светочка, вы как хотите, я а я ужасно проголодался. А вот, по-моему, и кафе,- Реслер повернул машину в промышленную зону и остановился у одного из ангаров. Рядом стояло несколько автомобилей, названий которых Светлана даже не знала.

Реслер  припарковал автомобиль немного в стороне, открыл дверь и подал руку Светлане, помогая выйти из машины. Светлана чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Они зашли в ангар, и сразу попали совсем в другой мир.

Кафе было отделано в стиле модерн. Белая мебель с позолотой. Драпированные стены Приглушенный свет. Классическая музыка. В углу стоял белый рояль, который украшал роскошный канделябр с зелеными свечами в тон занавесей на ложных окнах. К ним подошел администратор.

- Добрый вечер! Проходите, пожалуйста. Вам отдельный столик?

- Добрый вечер, - ответил Михаил. Нам в отдельном кабинете.

-Добрый вечер! – вторила Светлана. Миша, если можно, давайте в общем зале.

Светлана в первый раз попала в такое заведение, и ей очень хотелось не только рассмотреть интерьер, но и людей, которые ужинали в этот вечер. А, может быть, и самой произвести впечатление перед знакомыми, если вдруг неожиданно кто-то зайдет в кафе.

- Ну что ж, - сказал он, обращаясь к администратору,-  желание спутницы – закон.

- Тогда могу предложить вам отдельный столик у рояля, - произнес администратор и пошел вперед, показывая дорогу. Он сразу понял, кто перед ним и решил сам обслуживать столик.

Администратор отодвинул стул, усаживая  Светлану. Реслер сел напротив. Администратор  развернул меню перед девушкой.

- Мне не надо, - сказал Михаил. Принесите сразу два по сто самого лучшего коньяку.

- Кравуазье ХО устроит?

- Годится. Светочка, ну выбрали что-нибудь?

- Вы знаете,  у меня просто разбегаются глаза. Все так вкусно. Может, быть что-нибудь вы посоветуете?

- Прекрасно вас понимаю. Здесь действительно вкусно готовят. Ну с, тогда попробую на свой вкус. Вы что  предпочитаете – мясо или рыбу?

- Мясо.

-Отличный выбор. Я, пожалуй, тоже закажу мясо. Реслер  только поднял глаза от меню, как рядом возник администратор. Он поставил перед мужчиной и девушкой два бокала с коньяком и тарелочку с лимоном.

- Вы готовы сделать заказ?

- Пожалуй. Итак, - Михаил посмотрел на бейдж, -  Аркадий, принисите нам, пожалуйста, фуагра и бараньи ребрышки. На десерт кофе и клубнику со сливками. Согласны, Светлана?

- Да. Единственное…,- Света замялась.

- Вы что-то хотите ещё? Не стесняйтесь, заказывайте.

- Я бы хотела заказать абсент и коктейль Мохито.

«Да, подумал про себя Реслер, - вот она – провинция…». Администратор  вопросительно посмотрел на мужчину.

- Конечно, Светочка. Принесите так же Мохито и пятьдесят граммов Абсента. А для меня повторите коньяк.

Администратор повторил заказ и удалился.

Михаил достал шкатулку, приобретенную в сувенирной лавке.

- Светлана, этот маленький презент для вас - торжественно произнес он,-  и позвольте поднять бокал за наше знакомство и за ваше очарование!

 

 

Глава 10.

 

    Сегодня шел седьмой день со дня убийства деда Тимофея. А сдвигов в расследовании практически никаких. Свидетелей не было. Все, кто знал монаха, говорили о покойном только хорошее. Было опрошено более ста человек. Зацепок никаких. Глухарь, одним словом.

    Колесников уже дважды был на месте убийства, но ничего интересного для себя не нашел.  Сейчас он сидел в своем кабинете и анализировал ситуацию.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               

«А, может быть, это связано с его экстрасенсорными способностями… От нескольких человек Колесников слышал, что дед Тимофей мог предсказывать будущее. Вполне вероятно,  к нему мог прийти человек, готовящийся совершить преступление, Иванов мог это «увидеть». Ну, его и убрали. Или предсказал что-нибудь плохое…Глупость какая-то. Существует масса экстрасенсов, но убивают их очень редко. Но все-таки убивают… Да-а,  хоть самому к бабке какой-нибудь сходить.»

В это время раздался телефонный звонок.

- Колесников, старший следователь прокуратуры. Слушаю вас.

- Добрый день. Это Валерия. Из музея. Помните меня?

- Да, Валерия, что-нибудь случилось?

- Мне надо с вами поговорить.

- Хорошо, давайте я за вами приеду сейчас.

- Нет, сейчас я на работе. Заканчиваю в шесть. Только у меня одна просьба - давайте встретимся подальше от музея, чтобы никто не видел. Вы хорошо знаете Ладогу?

- Я там живу.

- Правда? Я никогда вас не встречала.

- Просто у нас разные интересы, вот мы и не пересекались. Давайте встретимся у могилы Олега. В восемнадцать тридцать. Вам хватит времени добраться?

- Да, конечно. До вечера.

«Ну, вот, может быть, хоть что-то прояснится».- Колесников положил трубку.

- Ну с, а пока можно съездить в милицию. Что там Лешка накопал?

Сергей сел в служебную машину и поехал в ОВД.

  День прошел в разъездах и встречах. Колесников часто посматривал на часы. Он ждал встречи с Лерой и немного волновался. Она очень нравилась Сергею. Но он никогда не смешивал работу и личную жизнь. Вот и сейчас, уезжая на встречу с Валерией, не стал переодеваться, как делал обычно перед свиданиями. Машину оставил около дома, и отправился на сопки пешком. Он специально хотел прийти пораньше, чтобы оценить обстановку и выбрать удобное для разговора место.

    Лето только начиналось, стояла теплая погода, и местные жители и туристы по вечерам выбирались из домов, чтобы устроить посиделки на природе. Сопки были самым удобным местом. Рядом река, курганы скрывали от посторонних глаз и ветра.  То там, то тут сидели любовные парочки. Вдалеке были разбиты палатки транзитных туристов.

 Сергей, обошел сопки, спустился к реке. Нашел небольшую ложбинку на крутом берегу. С неё открывался хороший обзор, и при этом небольшой кустарник мог скрыть их от любопытных глаз.

«Ну, вот, вроде бы место хорошее, - думал Колесников, поднимаясь по крутому берегу к сопкам. Издалека он увидел, что у Олеговой могилы стоит Лера. Когда Сергей подошел к ней, она не оборачиваясь, произнесла:

- Я очень люблю это место, оно необыкновенное. Посмотрите, отсюда видна вся Ладога - от Никольского монастыря до сопок. Здесь часто любили бывать художники, поэты и композиторы. И только один из них сказал замечательные слова: везде что-то было, каждое место полно минувшего…Вот оно историческое настроение…" Я часто прихожу сюда, подолгу сижу, вглядываясь в даль и иногда мне кажется, что начинаю видеть дракары под парусами, летящие по Волхову, а иногда слышу набат всполоха, вижу языки пламени горящей Ладоги. Иногда ощущаю необъяснимую пронзительную тишину, как перед бедой… Мне иногда кажется, что я жила в те времена. Вы верите в реинкарнацию душ? - Лера повернулась к Колесникову и посмотрела ему прямо в глаза. Он увидел, что сейчас она была «там».

«Да-а, не простая девушка,» - подумал Серей. Но от этого, она стала ему ещё ближе. Он никогда не встречал таких…таких необыкновенных.

-Добрый вечер, Валерия.

- Добрый вечер, Сергей.

-Вы хотели со мной поговорить? Пойдемте, я выбрал одно местечко, чтобы нам никто не мешал.

Они уселись рядом в ложбинке. Сергей чуть-чуть в стороне, чтобы видеть Леру и смотреть на её реакцию во время разговора.

- Валерия, так что вы хотели мне рассказать?

- Сергей, я только очень прошу меня не перебивать. Даже если я буду молчать - все равно не перебивайте. Я поняла, что мне нужно высказаться. У меня здесь нет близких друзей, мои родители далеко. Мне не с кем даже посоветоваться. А дед Тимофей был для меня и другом и наставником. И я больше не могу одна хранить эту тайну.

-Хорошо, Лера. Я внимательно слушаю. И обязательно постараюсь вам помочь.

-Тебе… Лера снова взглянула на него пронзительными синими глазами

-Хорошо, я обязательно постараюсь тебе помочь.

- Я не буду подробно рассказывать, как мы познакомились с дедом Тимофеем. Суть не в этом. Почти год он присматривался ко мне. А я сразу поняла, что это одинокий пожилой человек, у него совсем не было родных – все давно умерли. Жил он при монастыре аскетично. И я стала просто приходить к нему – приносила что-то из еды. Новые научные статьи по истории Ладоги. Задавала какие-то вопросы, он отвечал. И вот однажды, он вдруг предложил прогуляться по Ладоге. Мы почти час гуляли в полном молчании. И когда мы подошли к Олеговой могиле он вдруг спросил:

- Ты слышишь что-нибудь?

-  Нет, - ответила я.

- Давай поднимемся наверх. И он медленно стал подниматься  на сопку.

Сопка наверху срыта. Там есть выемка, напоминающая жерло вулкана.

- Ляг и послушай, - приказал Тимофей. Слышишь?!

Когда я приникла к земле, то услышала, как из-под земли несется какой-то гул. Помнишь, как в сказке описывают, когда приникают к земле и слышно, как «конь бежит, земля дрожит». Так и здесь. Мне стало жутковато. Я даже не смогла ответить и только кивнула головой. Тимофей многозначительно поднял палец к небу и произнес: «То-то же!» Так же молча, мы спустились с сопки, я проводила его в монастырь и пошла домой. Спала в этот день очень плохо, мне ничего не снилось. А когда на следующий день я снова пришла к Тимофею, он тал разговаривать со мной, как с внучкой. Рассказывал очень много. Я боялась забыть и поэтому, когда приходила домой, то все записывала. Однажды, я принесла ему вырезку из газеты о поисках золотого гроба Рюрика в Новгородской области. Помню, как он громко засмеялся и победоносно прокричал - Ничего они не найдут! Ни-че-го!

- Почему, спросила я?

- Потому, что Рюрик погребен в Ладоге.

- Как же так, ведь Рюрик был язычником, и по обычаю его должны были сжечь на костре?

- Девочка моя, - ласково сказал дед Тимофей. Я знаю, что про меня в Ладоге ходит много легенд. Но в чем-то они правы. Открою тебе тайну – я действительно потомок Олега Вещего, а ещё я Волхв. Из поколения в поколения передаются секреты нашего рода, я обладаю колдовскими чарами, умею видеть прошлое и предсказывать будущее. Я храню секрет и место захоронения Рюрика.

-Но если бы вы рассказали – это было бы величайшее мировое открытие.

-Для кого?

-Для всех.

-Ты заблуждаешься, девочка. Сейчас в мире властвуют жестокость и алчность. Поколение этого века не достойно такого открытия. Но я уже стар. Детей у меня нет. Я выбрал тебя. Я расскажу тебе все, что знаю. Если ты не успеешь раскрыть эту тайну, ты так же потом выберешь преемника и передашь ему все.

   Мы стали встречаться три раза в неделю, чтобы не было подозрений. Я не задавала лишних вопросов, потому что не совсем верила этому  старцу. Просто слушала и старалась запомнить все в мельчайших подробностях. Иногда, он впадал в транс и рассказывал прямо с места нахождения в то время. Это были куски воспоминаний, начиная с восьмого века. Какие-то события, начиная с двенадцатого века, совпадали с тем, что описывается в летописях. И я начинала верить деду Тимофею. О золотом гробе Рюрика он стал рассказывать в последнее время. С этим захоронением связана легенда о призвании варягов на Русь. Три места в летописи - Белоозеро, Изборск и Ладога связаны не случайно. Там есть метки, которые указывают на место расположения захоронения Рюрика. Я записала о Белоозере и Изборске, а о Ладоге не успела. Тимофея убили…

И вот когда я думала обо всем и перечитывала записи, то вспомнила, как Светка – это моя коллега рассказывала о том, что накануне смерти деда, к ней подходили два подозрительных типа и интересовались легендой и дедом Тимофеем. Может быть, это они его убили…» Лера замолчала. Сергей не тревожил её, помня о просьбе. Пауза длилась минуты три.

- Вот я и подумала, может быть, эти записи помогут вам. Возьмите,- она протянула ему тетрадь.

- Спасибо, Лера, я обязательно вам верну.

 Сергей взял тетрадь. Он увидел, как девушка вдруг задрожала.

- Лера, вам холодно?  Пойдемте, я провожу вас.

 

ГЛАВА 11.

 

    Стеклов ждал Реслера  в икорном баре гостиницы Англетер. Он частенько приходил сюда. Проводил неформальные переговоры, наблюдал за окружающими. Этот бар пользовался популярностью у иностранцев.

Лев расположился за столиком на двоих. Заказал свой любимый коньяк Мэзон Брийе двадцатипятилетней выдержки. Коньяк был не из дешевых. Например, в этом баре пятьдесят граммов продавали по  пять тысяч рублей. Но этот коньяк того стоил. В двухтысячном году он получил приз  французского журнала «Spirit Journal ».

Стеклов собирал дорогие напитки. Он был заядлым коллекционером и знал о них все. Например, Мезон Брийе вначале выдерживали в новых небольших бочках. Затем переливали в старые из Лимузена и держали  до тех пор, пока градус естественным образом не понижался до сорока пяти-сорока восьми градусов. После этого цвет коньяка становился насыщенным и напоминал цвет старого янтаря. Его разливали в индивидуально пронумерованные бутылки, которые выдувались вручную.  

 В ожидании заказа подошел Реслер. Уселся напротив, подозвал официанта, заказал сто граммов водки и вопросительно посмотрел на Стеклова.

- Так и не научишься приходить вовремя.

- Ну, ты же знаешь, что припарковаться невозможно, вот и искал место.

Официант принес заказы. Стеклов взял бокал, покрутил его по часовой  стрелке, чтобы коньяк оставил тягучий след на стенках, понюхал  и ощутил тонкий, элегантный, пленительный аромат свежих плодов, ванили и рансьо.  Сделал глоток   и слегка зажмурился от удовольствия.

-Так я слушаю.

- Был я у профессора. Расспросил, как и договаривались.

- Ну и что?

- Ты же знаешь этих ученых, вечно цену набивают.

- По нашему вопросу что?

- Ничего конкретного не сказал, привел те же легенды, что мы уже слышали. Единственное, он упомянул о раскопках в Новгородской области на речке Луга.

- И..

- Что «и»? Предложил ему поучаствовать в раскопках на наших условиях. Оставил телефон. Жду звонка.

- И долго будешь ждать? Может быть, он и не согласится. А это нежелательно для нас. Возьми и сам позвони.

- Хорошо, завтра позвоню.

- Не завтра, а сегодня. Что ещё нового?

- Встретился с той нелепой экскурсоводшей, помнишь?

 Пригласил я её в кафе. Выпила… - Михаил ухмыльнулся, вспоминая тот вечер.

Видимо, никогда не пила, а тут намешала коньяк, абсент, Мохито. Короче, оторвалась девочка. Ну и понесло. Столько узнал! В общем, директрису там не любят. Ирина Сергеевна явно нацелена на большие перспективы, чем Ладога. По подозрениям, той же Светланы, появилась она там не случайно. Ходят слухи, что Любимова сама ищет то же, что и мы. Значит, она обладает информацией. Друзей нет. Держит слугу – водителя Дэна. Говорила, что Дэн служил в Чечне. Подчиняется только ей. В последнее время, в районе крепости на реке стали появляться дайверы. Как предполагает, Светлана, не случайно. Она познакомилась с одним из подводников и выяснила, что те, якобы, ищут по заказу новоладожской администрации бронзовый памятник Александру 1, который сняли с постамента  после революции и утопили в реке. Но она позвонила коллегам в музей и выяснила, что они об этом ничего не знают. Значит, ищут что-то другое. Только вот что? Подземный ход? Тогда интересно, кто это составляет нам конкуренцию.

-  Надо выяснить.

- Хорошо, постараюсь узнать - ответил Реслер. - Да, ещё выяснил, что Любимова не совсем ладит с Печниковым. Тот над ней открыто посмеивается. Это нам тоже на руку. -

-  Завтра планирую навестить Ирину Сергеевну. А ты профессора «добивай». Рассчитайся за меня.

Стеклов вышел из бара и сел в машину. Нашел в мобильном телефоне номер.

- Сан Саныч, привет! Не узнал? Стеклов говорит. Как дела? Надо бы пошептаться. Нет, надо бы сегодня и лучше на нейтральной территории. В десять? Хорошо. Приеду.

     Реслер подождал пока Стеклов уйдет, и набрал номер телефона  Печникова.

- Николай Анатольевич, это Михаил Илларионович беспокоит. Как обстоят дела по нашему вопросу? Я тут узнал, что вас не полностью профинансировали на этот сезон и раскопки могут закрыть. Да-а, к сожалению, Третьяковы перевелись, волонтерской деятельностью занимаются только иностранцы, да и где ж вы столько человек найдете? Вам ведь не меньше пятнадцати нужно? Ну вот, мы это все понимаем и предлагаем вам реальную помощь. Вы не отказывайтесь. Мы же и оборудованием поможем… Да, подумайте. И не затягивайте с ответом. Буду ждать с нетерпением. Всего доброго.

«Боится чего-то этот профессор. Чувствую…Значит, что-то знает. Завтра навещу-ка его снова. Попробую сделать предложение, от которого он не сможет отказаться».

 

 

 

Глава 12.

 

   Профессор Печников четвертый день не мог спать и работать. Он попросил отгулы на кафедре, и все эти дни проводил дома, не выходя на улицу. Жена уехала к родственникам, домашний телефон поставил на автоответчик. Сразу после разговора с Реслером, он сделал несколько звонков своим коллегам в Изборск, Белое озеро, в Стокгольм и Осло. Он сам втайне мечтал совершить великое открытие, как Шлимман. Но сокращенные бюджеты раскопок, постоянная учебная нагрузка не позволяла отдаться исследованиям в полную силу. В Печникове, как в государственном человеке, все протестовало против нуворишей, непонятно как поднявшихся наверх, и имеющих неограниченную власть и финансовую свободу. С другой стороны, он огромное количество сил и времени тратил на выбивание денег для проведения ежегодных раскопок. И тут его, уже как нормального человека, возмущало поведение государства, когда находились огромные деньги на проведение рядовых разовых мероприятий, и при этом, когда заходила речь о финансировании значимых проектов, бюджета никогда не хватало.

Все эти дни в нем боролись эти два человека: профессор кафедры института археологии и ученый, который всю свою жизнь посвятил древней Ладоге.

 Несмотря на то, что раскопки в Ладоге велись на протяжении почти двухсот лет, была изучена лишь малая часть территории. Последние раскопки на Земляном городище говорили о том, что Ладога уже в древние времена была крупным торговым центром. Клады серебряных монет восьмого-девятого веков, набор ювелирных инструментов, бронзовые подвески, фибулы, ювелирные украшения, гончарные изделия – все это подтверждало предположения археологов о значимости древнего города задолго до появления Новгорода и Москвы. 

 Споры о происхождении Рюрика не утихали до сих пор. Но у Печникова была своя версия. Он был уверен, что Рюрик был внуком князя Гостомысла. У Гостомысла было три дочери и четверо сыновей. Для укрепления своего княжества, он выдал своих дочерей замуж за иноземных князей. У средней дочери Умилы рождается сын Рюрик. После смерти Гостомысла в княжестве начались раздоры. Тогда - то старейшины и призвали на княжение Рюрика. Рюрик был не только отличным воином, снискавшим себе славу во многих землях. Он был прекрасным наставником, который воспитал приемника великого князя Олега, впоследствии сплотившего Русь. Они вместе совершали походы на север и юг.

   Приветствуя все новое, профессор предполагал, что Рюрик втайне принял христианство. И после смерти его могли похоронить по христианским законам – в гробу. Все эти легенды, которые вертелись вокруг золотого гроба Рюрика, он давно проанализировал. Когда в восьмидесятых годах проводил раскопки на другом берегу реки Волхов, напротив крепости, он нашел захоронение скандинавских воинов, которое датировал девятым веком. Воины были не сожжены, а захоронены по христианскому обычаю в домовинах. Рядом с ними находилось оружие и умерщвленные кони. Тогда Печников посчитал, что это и есть захоронение Рюрика. Его, как великого князя похоронили в окружении воинов. Вот только определить, какие останки принадлежат князю, не смогли. А ярко выраженных знаков княжения в захоронении не было.

   В прошлом году, проводя раскопки по заказу шведского института участка крепостной стены со стороны реки рядом с Тайничной башней, они дошли до самого материка. Ничего интересного из находок не обнаружили, за исключением кусков керамики и металлических заклепок. Как и положено, находки зарисовали, упаковали, и привезли в институт. Печников должен был написать отчет и передать заказчикам. Работы там было немного, и он отложил её на потом. Сейчас он вдруг вспомнил, что ещё во время проведения раскопок выразил сомнение о том, что образцы такой керамики ранее ему не встречались. А металлическая заклепка, которую он принял за заклепку дракара, по форме отличалась от тех, которые находили раньше.  Мозг лихорадочно заработал. Он набрал номер телефона кафедры.

- Александр Васильевич, добрый день. Печников. Скажите, там студентка моя работает? Да? Тогда, будьте добры, пригласите её к телефону. Нет, чувствую себя пока неважно. Думаю, буду отсутствовать до конца недели. Оленька, Печников. Скажите, вы ещё не начали разбирать находки от раскопок в крепости? Я вас попрошу, привезите всю коробку ко мне домой. Да, прямо сейчас. Буду вам признателен.

 Чтобы не терять времени зря, он решил позвонить коллеге - профессору  Емельянову.

- Петр Валерьевич, добрый день. Узнал? Да я. Как дела? Что новенького? Да, Петруша, помню, как в Пскове на последней конференции отдохнули. Ты тогда Танюшу так и не склеил, хрыч старый! Ха-ха! Да, я не о том. Скажи – ка, что там слышно по лужским раскопкам. Если не трудно, вышли на мой адрес. Только прямо сейчас вышли. Да, тот же. Спасибо, дорогой. Ну, пока.

      Печников пошел на кухню. Налил себе чай в любимую большую керамическую кружку     и пошел в кабинет. Включил компьютер. Просмотрел почту. Письма от Емельянова не было. Прихлебывая чай, он стал читать письма. Письма приходили со всего мира. Печников был признанным авторитетом в области средневекового  оружия, древней фортификации, славянской культуры. Ему писали ученые, краеведы, участники экспедиций и  раскопок, коллеги, студенты. Но не было среди них тех, от кого он ждал писем больше всего – от дочери и внука.  Почти двадцать лет назад дочь Галина уехала  в Америку, вышла замуж, родила сына. Вернулась обратно. Но супруга, воспитанная в пуританской семье, встретила родную дочь холодно, постоянно попрекала её и, в конце-концов,  вынудила  покинуть отчий дом. Печников, тогда активно увлеченный написанием книги о древнерусском оружии, в споры между женой и дочерью не вникал. Но однажды, когда пришел домой, то увидел, что дочери и внука нет. На вопросы к жене вразумительного ответа не получил. Больше пяти лет они не знали, где находится дочь. Пока однажды на кафедру не позвонил внук и сообщил, что Галина тяжело больна, и что ей требуется серьезная операция, которая стоит немалых денег. Печников, бросив все, помчатся в Норвегию, где жили дочь с внуком. Тогда-то Галина рассказала, как издевалась над ней и внуком родная мать. Профессор оставил им все деньги, которые были с собой и ежемесячно высылал всё что зарабатывал.

   Он не пытался  выяснять отношения с женой. Постепенно отдаляясь друг от друга, стали жить как соседи.  Печников все свое время отдавал работе. У него была реальная цель – собрать деньги на операцию для дочери.

   Когда Реслер написал сумму гонорара за участие в раскопках, у профессора перехватило дыхание. Он смог бы не только оплатить операцию дочери, но и  реабилитацию. При этом оставались деньги на дальнейшую жизнь. Его смущало только одно условие, что в случае успешной экспедиции, все находки останутся частным лицам.

« Ну и что, - рассуждал он сам с собой, - в конце концов, столько лет золотой гроб был легендой. Ничего страшного, если и для последующих поколений, это останется легендой.

Но, - спорило второе «я» профессора, - если все-таки захоронение существует – это перевернет все представление о том, что Россия уже в девятом веке становилась христи

Комментарии автору:

Всего веток: 2

Комментировать

Анна Валентинова 18.04.2016, 11:47:13

Я сначала подумала, что это статья какая-то. Первые два абзаца - абсолютно канцелярский стиль.

Харитонов Дмитрий 18.04.2016, 10:41:55

Может быть было бы не плохо главу разместить в теле книжки? :))