Мнение. «Кровь в круге» Д.Ю. Манасыпова

Автор: Ольга Воробей / Добавлено: 29.07.16, 17:18:05

Мнение. «Кровь в круге» Д.Ю. Манасыпова

Сочные красочные бои, дикие кровавые танцы, завораживающая игра смерти в рапиде. И если ты сидишь на трибуне, то движет тобой жадность, вожделение и жажда той самой смерти. Хозяин Игр знает свое дело и посему кровь на песке не успевает высыхать.

«Кто-то забирает огонь души быстро и чисто, кто-то наслаждается чужой болью и страданиями» (С).

Это простой и понятный мир Круга: убиваешь или будешь убитым.  «К смерти можно привыкнуть. Только не к своей или к чей-то, к  кому ты привязался» (С). Здесь нет выбора, и посему ты превращаешь убийство в настоящее искусство.  

Многоярусный, высеченный в скале Колизей; сильные, крепкие, высоченные, как на подбор, стражники-горцы – отсюда невозможно сбежать, ну а те кто пробовали, висят теперь шкурами на стенах арены.

Книга очень живо рисует не только бои и бойцов, Круг и его служителей, но и публику.   Ты словно сам сидишь на каменной трибуне и собственными глазами видишь «настоящих» господ, разномастных купцов, казначеев, аристократов в масках, заморских гостей, напомаженных юнцов, проституток, даже блох в их шевелюрах… Трупоеды, лицемеры, стяжатели… Вот кто-то неистово теребит пуговицу, кто-то облизывает губы – охваченные вожделением, они в предвкушении, нет, не смерти…

Ей 15 лет и она воин, и иной жизни она не знает. Имя ей Суулун – озлобленная девчонка из степи, опаленная болью и утратой, окаменевшая внутри. Ненависть должна перелиться через край и либо освободить ее, либо погубить. Для меня это совсем не картонный персонаж, я ее представляю. И еще я очень хорошо представляю мир вокруг нее, и поверьте в этом мире нет места мечтам о принце на белом коне. Чем-то она мне напоминает Матильду из Леона, но это лишь плюс к ее образу.

Отлично прописана сцена появления Дива. Шестеро горцев-стражей ведут по коридору на цепях кого-то… И такое напряжение, ведь как минимум это должно быть нереальное чудовище. И тут это чудовище поднимает свои разноцветные глаза и заглядывает прямо в душу Суулун. Ну как тут не обделаться, простите. Страх и интерес – гремучая смесь…

Запомнилась в книге не только Суулун, Див, но и Свалк (таких странных старичков, увлеченных своим делом, где-то добродушных, где-то пинаемых,  очень люблю),  смазливый, роскошный, напомаженный, надушенный, вылизанный, коварный, скользкий, опасный  Локкерт (его небольшие сухие прохладные мягкие ладони и сильные длинные пальцы).

И вот я нашла эти моменты, аккуратные, интересные в своих бликах и переливах, что ли, приведу лишь парочку:

« Немудрено, девушку полностью увлекло местосхождение бедер черноволосой. Свечи, горящие красным стеклом светильников, только добавляли скорости бегу крови Локкерта» (с)

«Провел пальцами по бархату чуть дрогнувшего живота…»(С)

«Качнувшийся затухающий огонь осветил колени, поджатые ноги, тонкие лодыжки…» (С)

 

Эта часть книги однозначно классная. Жаль что закончилась. Лично я ее воспринимала, как часть серии «Чистильщиков Пустошей», мне нравилось думать, что город затерян где-то в  пустоши, черт знает где, в близкой опасности к землям Козлоного. Один из тех  городов, который к примеру был сожжен во второй части «ЧП.Степь». Ну нет, так, нет, автору спасибо, не знала, что бои могут выглядеть красиво и на бумаге.

Комментарии автору:

Всего веток: 2

Гера Симова 07.08.2016, 22:10:26

К счастью, пока надежда на продолжение сохраняется. :)

В ветке 17 комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Ольга Воробей 07.08.2016, 23:11:04

Дмитрий Манасыпов, хм, а ведь мне всё виделось несколько иначе
но мир не рухнул
окрасился разве чуть больше в серый, ну да ладно

Дмитрий Манасыпов 07.08.2016, 21:07:16

огромнейшее спасибо. Это мир Освальда, охотника за головами. Его история, так и не законченная во второй части книги. Вы, Ольга, меня очень и очень радуете такими вот словами и мыслями. Клево, когда есть читатели, которые могут сказать. А не молчать. Спасибо.

В ветке 9 комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Дмитрий Манасыпов 07.08.2016, 21:50:41

Ольга Воробей, ох и подумаю