Академия Магических исследованиий

Размер шрифта: - +

Часть первая. Глава - Встреча.

   Луна какая! Так и манит, сесть на метлу и прочь - в густую ночь...

                                                    Встреча.

   Эх, теперь бы сесть на метлу, да пуститься во все тяжкие. Почему я не ведьма? И ведь к магическому дару есть все предпосылки, а что с ними делать, я понятия не имею. Слышала от бабушки, что последняя ведьма из нашего рода оборвала на себе дар, решила не передавать знания и унесла их с собой. Теперь, если в нашем роду и рождаются отмеченные девочки, воспользоваться даром не могут. Нам неведомо, как освободить энергию, которая бьёт ключом, оставаясь запечатанной глубоко внутри. Ведьмовское бессилие отразилось на моём характере – я понятия не имею, как выжить в этом непростом мире. Слабость духа оставляет меня на «обочине», и я терпеливо наблюдаю всеобщее счастье, к которому мне не позволяют прикоснуться сильные, уверенные в себе особи. Да, именно особи, потому что я вижу, как с инстинктами зверя они набрасываются на добычу, отвоёвывая право на лучший кусок. Это ужасно, но такова жизнь. Наверное, я бы тоже боролась за своё место под солнцем, но мне не дано шагать в ногу со временем – я другая и мне предстоит узнать, на что я способна.

   Как не крути, последняя ведьма из нашего рода была не права – нельзя обрывать нить там, где она должна быть гладкой, узелки откроются, как их не прячь и люди почувствуют, что ты не с ними, что ты презираешь их мелкие желания, что ты наблюдаешь, как они расправляются с добычей. Ты не с ними, значит, против них.

   Сидя в сквере на скамейке, я подставила лицо под солнечные, по-весеннему нежные лучи, и мечтала о метле. Да, как бы смешно это не прозвучало. Душа томится, рвётся и зовёт куда-то. Но, что я могу? Разве только съесть что-нибудь сладкое, чтобы хоть чем-то компенсировать депрессивное настроение. Так я и сделала – отправилась в ближайшее кафе-кондитерскую «Опера».

   -Пирожное «Восторг», – попросила я молодую девушку в кружевном переднике за прилавком в кафе-кондитерской  «Опера». Она мило улыбнулась, взяла металлические щипцы и стала аккуратно укладывать пирожное на белую тарелочку.

   Вот она живёт, работает в кафе, улыбается приветливо и счастлива по всему. После работы её встретит среднестатистический парень на среднестатистическом автомобиле, и они поедут к нему домой, или отправятся в гости, всё равно. Через год они поженятся и проживут вместе до последнего вздоха. Ей больше ничего не надо от жизни.

   «Мне бы научиться так, жить – просто и не напрягаясь», - с завистью подумала я.

   -Кофе? – предложила девушка и поставила передо мной тарелочку с пирожным.

   -Нет, спасибо.

   Платить двести пятьдесят рублей на крохотную чашечку кофе у меня нет ни малейшего желания. На зарплату провинциальной актрисы особенно не разгуляешься – сто двадцать рублей за пирожное это уже катастрофа для моего кошелька.

   В кондитерской сегодня пусто, тихо и уютно. Музыка фоном, ненавязчивая. То, что мне теперь надо. Не люблю массовое скопление людей, чувствую себя скверно в толпе. Оставаясь в тени, мне проще выжить в этом непростом мире.

   Молодой человек прошёл мимо окон кафе и, встретившись со мной взглядом, улыбнулся. Приятно. Что нужно человеку для счастья? Тепло, щедрость солнечных лучей и улыбки прохожих.

   Если бы мне этого было достаточно.

     Пирожное не в моём вкусе, но большей радости я себе не могу позволить. Я вышла из кафе и решила вернуться в сквер. Сидеть дома в погожий день, это кощунство, а больше мне пойти некуда. Грустно сознавать, но у меня нет друзей. Общение сводится к обмену новостями в театре с коллегами.

   Солнышко такое тёплое, ласковое. Мне нравится весна – запахи, звуки, трепет в душе, смятение, предчувствие чего-то необыкновенного и мысли. Мыслей миллион и все звучат примерно так «Почему так, а не иначе? Что я делаю не так?» Если бы театр был благосклонен ко мне, может, тогда я бы имела возможность освобождаться от лишней энергии, которая рвёт меня изнутри. Раньше так и было – высвобождение помогало, но теперь всё изменилось, и я оказалась практически не у дел.

   Что есть счастье для актрисы? – роли, признание, зрительские симпатии, вдохновение. Но, так случилось, что моё «счастье» осталось в прошлом, хоть мне всего тридцать лет. Я словно отработанный материал, который отправили на «полку» до лучших времён: хорошо, что не выбросили.

   Театр – живой организм и всё имеет значение, но главным был и остаётся режиссёр. Можно сказать, что режиссёр это «голова творческого организма». Так вот, наш театр вот уже третий год, как «обезглавлен».  Директор обещает, что в скором времени всё вернётся на круги своя, дескать, ищут подходящую кандидатуру, но, что-то поиски затянулись. Я согласна подождать, только знать бы, чего ждать. Какие перемены грядут? А время, это чёртово время, бежит, торопится куда-то. Вот уже весна. Конец театрального сезона, а я бездействую, что называется «сижу на запасной скамейке». Актриса не может ждать, ей нужны роли здесь и сейчас, иначе будет поздно.

  -Хороший день. Солнечный и тёплый.

  Молодой человек сел рядом на скамейку и бесцеремонно затеял разговор.

   -Да, весна, – согласилась я. Ответила из вежливости. Мне не нравится ставить людей в неловкое положение. Собственно, что случится, если я отвечу человеку? Только бы этот молодой человек не вздумал знакомиться со мной. Случайные встречи, случайные связи – это не для меня.



Виктория Летто

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться