Академия Магических исследованиий

Размер шрифта: - +

Не только радости

 

   -Люди жили общинами и были счастливы вполне, делясь всем, что имели, потому что знали, что все они от одной плоти, от одной матери и имя ей Природа.

   -Так говоришь, как будто лекцию читаешь, – захихикала я.

   -Может, хоть попытаешься вникнуть в суть? – пожурил меня Мастер. Я успокоилась и приготовилась внимательно слушать Климента. – Современный человек, о чём думает? Что тревожит вас? К чему вы стремитесь?

   -Всё это понятно, – согласилась я. – Но если бы не простейшие и их нелюбовь к людям, всё могло развиваться иначе. Вмешательство извне повлияло на общее развитие человечества. Кому досталась удачливая судьба, стали получать всё, а другие оставались ни с чем. Ну, и кто виноват, по-твоему?

   -Да, простейшие оказали своё влияние, но никто и предположить не мог, во что это выльется. Оглянись вокруг – разруха, вражда, голод, ненависть, вот, в какой обстановке живёт современный человек. Увлекательное шоу, должен заметить. Конечно, простейшие с интересом наблюдают, внося свою лепту во всеобщую разруху, и ждут, во что выльется всеобщий хаос. 

   Если Климент так презрительно отзывается о людском обществе, зачем пытается помочь нам? Значит, жизни людские для них шоу?

   -Я тоже «шоу» для тебя? Пока Высшие силы решают важные дела, вы заключаете пари, на счёт нас? Наблюдаете за нами с презрением и радуетесь, если человеку не удалось справиться с превратностями судьбы.

   Климент тяжело вздохнул и устремил на меня колкий взгляд. Я разозлила Мастера, впервые и теперь не знаю, чего мне ждать. Ах, будь, что будет, Климент сам начал этот разговор. Я хоть и не люблю людской род, но отзываться нелестно о них никому не позволю. Человек не виноват – он не понимает, кто он, откуда и куда ему стремиться. Всё смешалось в один мировой ком, и хаос завладел миром. Кто виноват, что единственная цель, которую преследует человек – личное благосостояние. Мы сами пришли к этому, потому что других целей и стремлений во внешнем мире быть не может: человек должен «выживать», вместо простого «жить».

   -С кем ты говорила о простейших? – потребовал объяснений Климент.

   Не хочу говорить ему, что приходила Елена. Она обещала оказать мне посильную помощь, и я верю ей. Если захочет, сама расскажет Клименту о своих планах.

   -Может, мы приступим к занятиям? – предложила я.

   -Нет, – приблизив ко мне лицо меньше, чем на дюйм, незнакомым голосом произнёс Мастер. – Три дня я бродил в пустыне, пытаясь выяснить, кому понадобилось твоё тело, а ты вместо того, чтобы отдыхать и набираться сил, как я приказал тебе, встречалась, чёрт знает с кем.

   -Елена, подруга твоего «брата», – парировала я. – И потом, разве я не сказала тебе, что Аэлита…

   -За ней кто-то стоит, это я и пытался выяснить, – объяснил Климент. – Фабий мне не брат, – продолжил он, уже успокоившись. – А с Еленой я едва знаком. Я был её наставником и всё. Думаешь, я со всеми вожусь так же, как с тобой? – Климент  устремил на меня изучающий взгляд. – Надеюсь, ты не слишком откровенничала с ведьмой?

   Вот чёрт. И что мне ему ответить?

   -Нет, – выпалила я, боясь наказания за откровения с Еленой.

   -Я встретил её в пустыне, – признался Климент.

   Что? Елена была в пустыне? Но ведь она сказала, что никогда не была там?

   Чёрт возьми, кажется, я переоценила  дружеские отношения с ведьмочкой и в нашу последнюю встречу сказала много лишнего.

     -Ты не смотришь мне в глаза, почему? – Приподняв двумя пальцами мой подбородок, Климент попытался заглянуть в мои глаза, а в них скопились слёзы, готовые выплеснуться на мои пунцовые щёки. Таким я Мастера ещё не видела – он сам не свой. И этот голос утробный и чужой.

   -Эй, ты чего? – смягчил свой тон Климент. – Я напугал тебя? Прости. И я не без греха, бываю жёстким, если неопытный маг доверяет кому-то больше, чем мне. Ещё много слёз прольётся, пока ты научишься жить в этом непростом мире.

   Надеюсь, когда-нибудь я научусь не принимать близко к сердцу его гнев. По сути, я ведь реально провинилась, поделившись с Еленой своими проблемами: а не должна была. Теперь неизвестно чего ждать от неё. Вот, она соврала мне, что никогда не была в пустыне, разве так друзья поступают? Теперь пусть и не надеется на мои откровения в дальнейшем, буду осторожничать в общении с магами.

   -А ты когда-нибудь вредил людям? – осмелилась спросить я. Если Климент простейший, по сути, значит, «судьбоносные шалости» имели место быть и в его биографии.

   -Тебе незачем знать обо мне больше, чем тебе уже известно, – ответил Мастер. – Приступим к занятиям.

   О, лучше не шутить с огнём, кажется, я ошиблась в оценке ситуации.

   Но «шутить с огнём» всё же пришлось, только с реальным огнём. Сегодня я осваивала азы пиромании и преуспела в этом нелёгком деле, как сказал Климент.

   -Ты с огнём на дружеской ноге, – сказал Мастер, провожая меня на лекцию по Практической магии.

   Мне не нравится Фаина. Она приходит из внешнего мира, поэтому я не воспринимаю её серьёзно. Её лекции скучные и я часто отвлекаюсь, а потому не улавливаю суть и страдаю, потому что в голове ничего не откладывается. Не знаю, как буду сдавать зачёт.

   -Алиса?

   -Авдий, – обрадовалась я. Вот мой спаситель. Я ждала начала занятий и думала, что первый день будет необыкновенным, а вышло наоборот и виноват мой Мастер, который решил слегка повоспитывать меня, так сказать, следует методу «кнута и пряника».



Виктория Летто

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться