Академия Магических исследованиий

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Глава - Ночной дозор.

    Иногда достаточно одного взгляда, чтобы понять, что опасность близко, как у Булгакова «Основная ошибка заключается в том, что вы недооцениваете значение человеческих глаз. Поймите, что язык может срыть истину, а глаза – никогда». Как я могла не заметить, что подсевший ко мне на скамейку в тот весенний день молодой человек, предвещает опасность. И даже его предложение начать обучение в Академии магических исследований не насторожило меня. А ведь, по сути, это бред какой-то: именно так расценил бы предложение Климента нормальный среднестатистический гражданин. Выходит, что я ненормальная. Или отчаявшаяся. На что только не толкает нас отчаяние. И желание начать всё с нуля – это безумие. Хотя, нет, безумие – это умение притворяться счастливым. Притворяться, что именно эту лямку ты должен тянуть всю свою жизнь, довольствоваться малым и не роптать. Разве я смогла бы так? Выходит, что сомнительное предложение Климента заключить договор, пришлось кстати. А с другой стороны, я и теперь не чувствую себя счастливой. Получается, хоть так, хоть эдак, а опасности подстерегают меня всюду.

   Ну чего уже теперь говорить, что сделано, то сделано, тем более я уже сделала свой выбор.

   Вчера на индивидуальных занятиях, Мастер обмолвился, что только через страдания приходит истина. Если слушать Климента, то люди, которые никогда не страдают, так и уходят из внешнего мира не с чем. Не могу согласиться с ним, по-моему, истина заключается в везение. Если тебе везёт, зачем её искать – истина сама откроется. Разве мы можем обвинять тех, кому повезло в этой жизни? Раньше я считала, что зло исходит от людей, живущих в достатке, но теперь поняла, что зло – это выражение несчастья. Получается, что несчастных людей больше, чем счастливых. Наверное, со временем, я бы тоже остервенела, ведь у меня ничего хорошего в перспективе не предвиделось: так сказал Мастер, а я ему верю.

   Вот так потихоньку я становлюсь другой, меняются мои взгляды на многие вещи, и я понимаю, что в этом и заключается моя сила – это сила мысли и духа.

   Но сегодня у меня другие  переживания – я не влезла в свои любимые джинсы и это меня немало огорчило. Я выросла из своей одежды. Вот такие земные мысли соседствуют с глобальными размышлениями.

   Климент пригласил меня совершить прогулку в горах, и я согласилась: ходьба по склонам поможет вернуть мне прежние формы.

   -Лишний вес? – посмеиваясь, поинтересовался Мастер.

   Всё он знает, даже зло берёт. Все лишние килограммы наружу, и даже окружающие уже заметили. Не понимаю, что происходит. Ем я мало и пища, которую я употребляю сбалансированная. В общежитии заботятся о нашем здоровье и это очевидно – мясо, овощи, фрукты, что ещё надо?

   -Пусть это будет самое страшное, что может огорчить тебя, – попытался успокоить меня Климент и подал руку, чтобы помочь взобраться на уступ.

   -Я сама, – оттолкнув его руку, сказала я и стала вскарабкаться на каменную нишу. Конечно, у меня ничего не получилось, и Мастер помог мне, изображая в шутку, что я реально прибавила в весе.

   Ладно, пусть глумится, но я не заставлю долго ждать с ответным ударом.

   -Зачем ты познакомил меня с Фабием? – спросила я, как только оказалась в безопасном положении.

   -Тогда я не знал… - растерянно произнёс он.

   -Что ты не знал? – стала допытываться я.

   Я, как всегда мыслю в правильном направлении. Конечно, Климент хвастался, что первым нашёл меня.

   -Ты не знал, что? – повторила я вопрос.

   -Ты прекрасно знаешь, что я теперь чувствую к тебе, – ответил Климент и полез дальше на гору.

   Нет, я так просто не отстану, и заставлю его ответить мне.

   -Тебя уволили, – сказал Климент, когда мы прошли ещё несколько метров.

   -Я ушла из театра « по собственному желанию».

   -Ты забыла им сообщить. Они растерялись, когда ты не явилась на спектакль.

   -Значит, только после того, как я не явилась на спектакль, они вспомнили о моём существовании?

   Зачем спрашивается, в течение трёх лет, каждое утро, кроме выходных, я торопилась в театр к одиннадцати часам? Дура, как есть. Старалась соблюдать внутренний распорядок, а мои старания и не замечал никто. Театр, он жестокий и коварный. И ещё, ужасно несправедливый. Я рада, что лицедейство осталось в прошлом.

   -Ты увиливаешь от ответа, –  напомнила я.

   -Хорошо, давай передохнём, а заодно выясним отношения, – предложил Климент.

   О, он это так назвал? Хорошо, послушаю, что он мне скажет в своё оправдание.

   Мы сели на камни и прежде чем начать беседу, не договариваясь, взглянули на небо. А там нешуточные увесистые тучи. Гроза в горах? О, нет, только не это.

   -Не бойся, мы ведь можем легко ускользнуть от грозы.

   Ах, да, теперь это легко будет сделать. Иногда я забываю о приобретённых в Академии способностях и продолжаю мыслить, как обычный человек, а это значит, что в голове мой ещё достаточно земного «мусора». Придётся Иерею подождать. Кстати, ему ещё долго ждать придётся – мне нравится оставаться собой.

   -Когда я нашёл тебя, ты была для меня не более чем «объект», который нужно было любыми уговорами привлечь в Академию. Что я и сделал. И на счёт Фабия и его подружки ты мыслила в правильном направлении – да, я чувствовал себя победителем.

   Так просто? Он и не пытается скрыть от меня эти ужасные откровения.



Виктория Летто

Отредактировано: 24.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться