Арканы Мерран I. Сбитый ритм

Размер шрифта: - +

Аркан II. ЖРИЦА. Глава 8. Белые перья

Коридоры, галереи, колоннады, внутренние дворики походили на мой родной Сетер. Но на наши особняки с неба лилось тёплое, тёплое солнце, а промозглая Цитадель принадлежала своему миру. Как, почему, и зачем Халнер припер меня сюда из города, осталось загадкой. Последнее четкое воспоминание – иллюзия «взбрыкивает», вспышка боли, я падаю. Дальше сбивчивый бред.

В себя пришла вчера утром, но с койки подняться не могла. Весь день пила гадостный отвар. То, что я в монастыре, поняла по регулярному колокольному звону, размеру комнатки, начищенному диску Апри в углу, и строгой женщине в точно такой же «монастырской» робе, какую носил Феррик зимой в обители Тмирран. Монахиня на расспросы не отвечала, лишь подавала питьё, бормотала молитвы, и следила за огоньком в лампаде. Ночью, видимо, ушла, а когда пришла утром, я уже проснулась и расхаживала по запертой келье, как лев в клетке.

- Когда трапеза? – спросила я вместо приветствия.

Монахиня поджала губы, молча провела до трапезной, и исчезла. Молоденькие сестры, с которыми меня посадили, шушукались только между собой. Немолоденькие усердно избегали моего общества.

Вежливые все такие, зашибись просто.

Сейчас я шла по отполированным до блеска плитам одной из галерей, и куталась в шерстяную простыню. Монастырская роба из простого полотна – не защита от сквозняков, и даже кота поверх неё не спасает. Нормальных одеял не дали, изнутри греться нечем: не то, что алкоголя – жратвы нет, на обед, вон, были лишь варёные корнеплоды и горсть крупы. Хорошо, лично мне ещё ломтик хлеба выдали. Попущение, мля. Боги, я бы даже трёклятую рыбу съела сейчас, даже гадов в ракушках!..

Галерея закончилась, я вышла во двор. Остановилась, решая, куда идти дальше. Вдруг раздалось звонкое хихиканье. Из неказистой одноэтажной постройки, судя по запаху, мыловарни, выбежали три девчушки в платьицах по колено. Вереща, как стайка полевых мышей, они помчались в одну из колоннад.

- Дай брусок!

- Догони!

- Не догонишь, не догонишь!...

Самая мелкая залилась смехом, вырвалась вперёд. Боги, совсем как мои младшие сестры. Тоже озорничали, хохотали, играли в догонялки… Больше всех повезло тем, в ком бунтовщики не опознали дочерей княжеского военного советника, и просто убили.

Едва девочки скрылись в галерее, со стороны крепостной стены раздался стук металла о камень. Это менялся караул: проделав замысловатые движения алебардами, стражницы в черно-белых одеяниях поклонились друг другу и, осенив себя кругами Апри, разошлись. Свежая пара зашагала по стене, прежняя начала спускаться по пологой лестнице. Я наблюдала за вооруженными сестрами, и не могла отделаться от мысли: а что будет, если на Цитадель нападут по-настоящему? Кто из этих черно-белых постниц сможет драться, кто сломается? Особенно, если драться придётся со своими же?.. Хотя о чем это я. Да, в Речном листовки скабрезные печатают, да, после Эпидемии мародерство наверняка расцвело – но это мелочи. И дай-то боги и Великий Апри, чтобы мир в Империи Мерран продолжался и впредь.

Поплутав между хозяйственными постройками и жилыми корпусами, я нашла сад, про который слышала краем уха в трапезной, и в котором теперь надеялась отыскать пропитание. Здесь монастырь вплотную примыкал к осколку кальдеры, так что сад рос на искусственных террасах. На первой - розовые и сизые травы с удушливым запахом, на второй - свернувшиеся калачиком цветы, на третьей – ягодные кусты высотой по пояс, далее – деревья.

Главная аллея походила на пологую лестницу. От аллеи отходили узкие дорожки, посыпанные мелкими камешками, от этих дорожек – ещё дорожки, и ещё, и ещё. Я начала исследовать сад в поисках яиц. Тщетно: гнезд нашла всего пять, и все либо в зарослях колючек, либо на очень тонких ветвях. Попробовала ягоды – либо кислые, либо горькие. Плодов висело мало, тоже незрелые.

Начало смеркаться. Вдалеке зазвонили колокола. Боги! Ужин! Каким бы ни был скудным, все ж еда! Я начала метаться в поисках выхода, и с ужасом поняла, что заблудилась.

Как всегда в Мерран, стемнело быстро, почти без сумерек. В развилках деревьев и по краям дорожек зажглись небольшие фонари, что накапливали свет в течение дня. Чем ярче они разгорались, тем четче становились тени. Четче и темнее, темнее и глубже. В затылок уперся взгляд. Обернулась – никого.

Сильно похолодало, тело забила дрожь. Проклиная всё на свете, я пошла наугад, то и дело срываясь на бег. Под каждым кустом, за каждым стволом, в каждом камне, мерещились человекоподобные фигуры. Я подняла крепкую палку - мало ли, кто ша…

Вшурх! Из кустов что-то вылетело. Пронзительно крикнув, ринулось на меня. Я отбила атаку палкой. Взвизг, разворот, пике, атака…

…хрустнул песок на зубах. Передо мной – кучка беглых рабов-военнопленных, которых захватил мой отец. Впереди – степь, на горизонте блестит пограничная река, за ней – другое княжество, которое мы вот-вот завоюем. Точнее, вернем обратно – эти земли проиграл в кости дед нынешнего князя. «Без хозяев! Свобода навек!», начинает кричать главный из беглецов. Взмах мечом – и раб падает замертво. Грудь трупа разрывается изнутри, к небу взмывает птица с человеческой головой и неестественно вывернутыми крыльями…

…и падает обратно – туда, где с вывернутыми руками лежу я. Лежу, качаюсь, вздрагиваю в хороводе ужаса. Он всюду, он везде. Внутри, снаружи, снова внутри. Ужас липкий, ужас мокрый. Ужас гогочет множеством голосов. «Трепыхайся, пташка, трепыхайся… Эй, в очередь!..». И все повторяется… заново… сызнова… по кругу…



Майя Филатова

Отредактировано: 17.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги