Белая ворона

Размер шрифта: - +

Ночь II

Главная дверь поместья хлопнула, сообщая о прибытии одного из жителей. Девушка сняла накидку и, отдав ее дворецкому, проследовала к главной лестнице, что вела на второй этаж. Было бы логично пробраться другим путем, дабы остаться замеченной, но это уже никого не волновало. Будь что будет, она и так нарушила запрет мачехи, не покидать поместье.

— Через час принеси мне в комнату чашку горячего шоколада, — скомандовала девушка, и дворецкий скрылся в тени, отвесив уважительный поклон.

Вечер выдался по правде нелегким: виновник немаленького переполоха так и не был пойман, и вся светская чета уже стала коситься в сторону одной из древнейших семей — Джонсонов. Было известно, что в этом доме мудрили с перерожденными вампирами, которые не выдерживали и срывались, соответственно, страдал простой люд.

Поднимаясь по лестнице, девушка желала вернуться в комнату, принять ванну, выпить кружку горячего шоколада и лечь отдохнуть. Скоро утро, а желанием идти на семейный ужин она совсем не горела.

— Вернулась, наконец, чертовка, — из коридора выбрела высока брюнетка в шелковом халате и с бокалом красного вина в руках (оставалось верить, что это только вино), загородив проход той. — Ну и где тебя, позволь узнать, демоны носили?

Вдохнув запах крепкого перегара, что разил от возникшей девушки, блондинка зажала нос и рот ладонью, и закашлялась.

— Демоны, Беннет, сколько можно?! — простонала та, пытаясь обойти брюнетку, продолжая прикрывать нос. — Скоро поместье пропахнет спиртным.

— Матушка запретила тебе покидать поместье, — проигнорировала ее слова Беннет, лишний раз напомнив девушке про ее место в этом доме. — Будет не хорошо, если она узнает, где ты шлялась этой ночью.

Блондинка остановилась, пытаясь собраться с мыслями. После чего выдохнула, пытаясь успокоиться.

— Я не шлялась, — ответ выдался довольно грубый из-за интонации. — Я стараюсь ради рода, к которому, напомню, все еще принадлежу. Было бы не желательно это пятно на репутации нашей семьи. А ведь Совет может узнать и про меня, вот тогда беды не миновать.

На мгновение ее прервало хихиканье брюнетки, но в тот же момент придало уверенность, и кровь в жилах закипела. Терпение девушки лопнуло. Зашипев, она молниеносно приблизилась вплотную к Беннет и еле сдержалась, дабы не пустить в ход кулаки.

 — Это не смешно, сестра, — процедила та, заострив внимание на последнем слове. — Я бы с радостью уничтожила их всех и станцевала бы на руинах поместья! К демонам этот дом! К демонам отца! К демонам все!

Закончив гневную тираду, она гордо развернулась и, победно подняв голову, пошагала по коридору в сторону своих покоев. Все это время брюнетка с интересов слушала пламенные речи, наполненные самым отравленным ядом, не смея перебивать. Впрочем, тут нечему удивляться. Бокал в руках был пустым, а в горле до ужаса пересохло. Девушка хмыкнула и, развернувшись, пошла в другую сторону. Время потревожить винный погреб.

— Где тебя носило, Беннет? И что за постыдный вид? — грубо поинтересовалась Элизабет, мать девушки, строго смотря на дочь. И то верно, явиться в столовую в том же халате, не причесанной, да еще с бутылкой дорогого вина в обнимку, явно не пример настоящей леди.

— Полно Вам, матушка, — отмахнулась девушка, садясь за обеденный стол.

— Я такого не потерплю, — повысила голос женщина, демонстративно отбросив столовые приборы. — Сию же секунду приведи себя в вид, кой подобает леди.

Беннет томно вздохнула, но спорить тут бесполезно. Поймав одобрительный взгляд отца, вампирша три раза хлопнула в ладоши, что-то сказав себе под нос, как излюбленный халат сменился бордовым платьем с открытыми плечами, а растрепанные волосы на глазах завились и были подвязаны красной атласной лентой. Одарив всех присутствующих фирменной улыбкой, девушка принялась за еду, но, даже добившись желаемого, матушка все равно была чем-то не довольна.

— Показушница, — фыркнула вторая дочь — Бреанна, продолжая уныло ковыряться в тарелке. — Я не голодна, — произнесла она, отодвигая тарелку подальше от себя.

— Тебя никто не держит, — прошипел Николя, тыкнув в сестру вилкой. — Ты можешь взять всю свою грацию и отправиться за дверь.

Девушка послала ему убийственный взгляд, намекая, что вежливо украсит его лицо десертом, как это было в детстве. Вот только сейчас парень, самодовольно ухмыляясь, знал, что уже отточил навыки и превосходно уклоняется от любых видов пирожных.

Что сейчас действительно удивляло, так это спокойствие Элизабет в данной ситуации. В любой другой момент она бы сразу пресекла стычки двойняшек — Николя и Бреанны, —, но сейчас ее мысли были заняты чем-то более важным.

— Почему Беатриче не пришла? — спокойно поинтересовался Уильям, тем самым резко приглушил все споры, и тишина повисла в помещении.

Патриарх рода вел себя совершенно беззаботно. Привычная строгость и мрак рассеивались при виде такой добродушной улыбки. Спросите любого вампира, что он думает о любви, и тот в ответ покрутит у виска пальцем. Любовь, как и прочие человеческие эмоции, чужды этим странным созданиям. Даже такие вечные понятия, как ненависть, месть, гнев, которые, как полагают некоторые, питают их, со временем выцветают, теряя свое значение. Сложно ненавидеть или злиться, если живешь почти вечно.

Уильям был неправильным вампиром. «Немного человек», как подшучивали над ним его товарищи в юности. Для любого другого подобная фраза была почти что оскорблением, но Уилл относился к своему прозвищу спокойно. Он не понимал, что неправильного в том, чтобы быть похожим на людей, таких ярких, чувственных, пышущих эмоциями и желаниями. Порой в его голову даже закрадывалась крамольная мысль о том, что быть человеком не так уж и плохо, но старый вампир был достаточно умен, чтобы держать дерзкие мечты при себе.

— Она сегодня не в настроении, отец, — наконец прервала затянувшуюся тишину Беннет. Опустошив очередной бокал красного полусухого, она добавила: — И не думаю, что оно появиться в ближайшие лет триста.

— Вот как, — как-то грустно ухмыльнулся архивампир.

Бреанна насторожилась, почувствовав неладное. И то верно, вечно холодная аура ее матери потемнела от злости, которую уже не в силах прятать. Но юная вампирша решила промолчать, так или иначе, это заметила только она.

Молитвы Беатриче о спокойствии были услышаны, правда, не знаю, кем — Боги-то вряд ли откликнуться. Но это неважно, главное, что девушка смогла принять бодрящий душ, привести себя в более-менее адекватное состояние и даже добиться почти здорового цвета лица. Покончив с водными процедурами, она быстро проскользнула в собственную комнату и накинула на себя одеяло, завернувшись, словно в кокон. Примостившись в любимое кресло, поджала ноги под себя, и взяла кружку горячего шоколада, что не так давно принес Филипп. По телу разлилось успокаивающее тепло сразу после первого глотка.

Привычная тишина в комнате, даже старинные часы, что привезли из Франции, уже давно не идут. Обидно, будто время остановилось для самой девушки. Внешность, хрупкое тельце, звонкий голос — ничего не менялось на протяжении двухсот лет, только взгляд выдавал настоящий возраст. Измученный временем, затравленный собственными идеалами и опустевший из-за изобилия тайн. Память не стиралась, забыть было куда сложнее, чем узнать что-то новое, а старые обиды нарастали и умножались. Светловолосая мотнула головой, отгоняя от себя плохие мысли.

— Филипп! — звонко позвала та, но на ее ожидания, никто так и не пришел. — Филипп! — уже более настойчиво прокричала девушка. Удивительно, ведь дворецкий всегда являлся быстрее, чем на то требовалось, даже повышать голос не требовалось. А сейчас тишина более десяти минут.

Тревожные нотки заиграли в душе девушки. Поднявшись со своего места, она отложила почти пустую чашку и вышла из комнаты, направившись в кухню, в которой, предположительно, мог находиться мужчина. Особых забот о внешнем виде не было, ведь не перед семьей предстать. Да и видеться с кем-то из них сейчас желание не возникало, особенно с Элизабет.

— Филипп! — тихонько позвала девушка, украдкой спускаясь по лестнице на парный этаж, ответа так же не было.

Спустившись, она хотела было завернуть в сторону кухни, как внезапно главная дверь хлопнула. Замерев на месте, словно пойманная на месте с поличным, девушка медленно развернулась, после чего украдкой посмотрела вверх, а собственно в лицо неизвестного гостья. Высокий мужчина, на две головы выше девушки, подтянутый, не сильно мускулистый, но наверняка сильный, упакованный в простой, но крайне дорогой костюм. Смоляные волосы, глаза темно-серые, тонкие губы, чуть вздернутый нос. «Демоны, неужели Элизабет?» — подумала Беатриче, вспоминая про способность мачехи, обманывать глаз и притворяться другим человеком. Вот только почему она тут, а не в столовой. Уняв небольшую дрожь и злость, девушка выпрямилась и чуть отступила, уверенно вглядываясь в явно не человеческие глаза.

— Ты новенькая? — неожиданно спросил тот, застав девушку малость впасть в ступор. — Почему в таком виде?

Вот сейчас она действительно пожалела, что не привела себя в порядок, и в таком виде предстала перед гостем. Не смотря на то, что ее часто не воспринимали, как члена семьи, так тут и вовсе за прислугу приняли. Что ж поделать, обделили Демоны девушку вампирской внешностью Джонсонов. Белобрысая, голубоглазая, нос пуговкой, по виду и с человеком можно перепутать. Точь-в-точь белая ворона в стае черных.

Безудержное молчание уж сильно затянулось. Парня уже начало раздражать такое поведение, а Беата уж и не знала, что ответить.

— Госпожа! — голос отвлек двоих от «гляделок», синхронно повернув головы в сторону источника звука, они взглянули на внезапно появившегося, Филиппа. Слуга осекся при виде нового гостя и тут же маневренно поклонился. — С возвращением, милорд.

Так называемый милорд раздраженно посмотрел на слугу, после чего искоса перевел взгляд на пылающую от гнева девушку. Нет, с виду она была невозмутима и холодна, а в глазах горел недобрый огонек.

— Ну и где тебя носило? — нетерпеливо спросила та, демонстративно скрестив руки на груди.

Слуга выпрямился и взглянул на девушку. Глядя на то, как меняется его выражение лица при виде этой картины, новый гость невольно усмехнулся.

— Прошу меня простить, милорд, — быстро пролепетал слуга и, отвесив прощальный поклон, схватив госпожу за плечо, растворился вместе с девушкой черной пылью.

Посреди пустого холла, замерев с улыбкой на губах, стоял Луи, все еще шокированный происходящим. «Госпожа?» — подумал про себя вампир, удивляясь и, усмехнувшись, направился вверх по лестнице.



Даниэль Рикман

Отредактировано: 15.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги