Безумие тоже сияет

Размер шрифта: - +

Глава четвёртая. Дневник.

- Что ты здесь делаешь? - устремил свой взгляд, сидящий в кресле Эрлинг.

 

Вот скажите, что ему понадобилось тут именно сейчас? Ностальгия накатила?

 

- Как видишь, стою. - не удержался от колкости Вальгард.

 

- А более внятный ответ?

 

- Почитать пришёл для самообразования. Заинтересовался историей Хранителей. Так сойдёт? - ответил средний брат и пошёл к длинным полкам, где хранились последние источники.

 

Глава хмыкнул и заинтересованно наблюдал за своим братом.

 

Вальгард понимал, что находится под таким давящим взглядом банально неуютно, да и к тому же это может быть подозрительно. Поэтому нужно выбрать что-то одно. И это что-то должен быть напитан подробной информацией. Тут взгляд зацепился за кожаный блокнот. Где-то я уже его видел.

 

Вальгард взял его, пролистал несколько страниц и удивлённо поднял брови. Дневник отца? Нет, вы серьёзно?

 

Пролистал ещё несколько и посчитал, что этот материал более чем подходит.

 

- Необычный выбор. - задумчиво протянул Эрлинг.

 

Вальгард лишь пожал плечами и вышел за дверь.

 

В своей комнате он устроился у камина с дневником, листком бумаги и пером. Материал был наинтереснейший. Отец писал лаконично и живо, подмечая каждый свой ответ исторической справкой и предысторией.

 

Собственно, раньше наш клан служил клану Гардиас в качестве телохранителей. Однако сами они в этом не нуждались, потому что были на порядок сильнее нас. Исключение - главная семья Андор и самые искусные Клинки.

 

Отношения между нашими кланами на первый взгляд иерархическими, но на самом деле были... семьёй. Эти узы связывали нас с самого детства. Одно не может существовать без другого.

 

Именно эта связь погубила отца. Но не только она. Он любил ту, кого охранял. Альда дель Гардиан - королева Снежной Долины, королева Хранителей. Любил её страстно, всем своим существом: любил как дочь, как мать, как любовницу и "жену".

 

Однако по каким-то причинам они не смогли быть официально вместе. Говорилось про некий баланс. Адель вышла замуж за наследника клана Северных оборотней, а отец - за вторую дочь Южных.

 

Было описание дворца, бытовой жизни и воспитание первых детей - Амэрэнты дель Гардиан и Эрлинга дель Андор. Гардианы все с рождения имели "ледяной" характер. Они не позволяли себе ничего лишнего, были ответственны и собраны. Вокруг правящей семьи создавался некий ореол, заставлявший преклонить колено. Этим отличилась дочка Альды. "Истинная королева" - как называли её мать и отец.

 

К ней был приставлен Эрлинг, который отличался буйным нравом и исключительным любопытством. Однако очень старался вести себя тихо и в рамках приличий.

 

"Амэрэнта смотрела на моего сына, будто на забавного зверька." - писал отец. Представил - ужаснулся. Это ж какая темпераментная девушка могла бы вырасти! Даже интересно стало.

 

Лёгкая улыбка слетала с лица.

 

Если отец умер спустя полтора десятка лет после смерти Альды, то каково было остальным? А Эрлингу? Это же связь на крови...она вечна, она выше тебя...

 

Сколько же мы потеряли, сколько забыли!

 

Дальше ещё рассказывалось про различные проделки Эрлинга, потом про меня и Карла. Совсем немного, потому что это были последние годы его жизни, но всё-таки было приятно читать о том, что отец нас по-настоящему любил.

 

"Я очень виноват перед своей семьёй. - пишет Гардиас. - Ларэнта потрясающая женщина и я благодарен ей за чувства ко мне, за сыновей. Но не смог отдать себя полностью в её блага. Всё время возвращался к вопросу - "А если бы это были дети от Альды?" Говорю, как подлец, как не мужчина. Это чувство гложет меня ещё со дня их смерти. Эрлинг воспитывался один, потому что я был полностью отдан скорби, Вальгард - Эрлингом и Ларэнтой, а Карл - так вообще никем. Я ужасный отец. Простите меня, Карл, Вальгард, Эрлинг, Ларэнта... я умер тогда вместе с ней."

 

На моих щеках отпечатались дорожки той печали. Я считал, что отец любил только Эрлинга, что я был ему не особо нужен, потому что второй в семье. А оказывается...

 

Какой дурак... Вальгард тихо засмеялся, но слёзы не могли остановиться. Он опустил лицо на ладонь и отдался этой печали. Вся обида перешла в злость на себя, в бессилие. Он уже не мог извиниться перед отцом, не мог сказать "спасибо" и увидеть тёплую улыбку. потому что был глуп и слеп. Он видел только себя и свой эгоизм, а тоску в глазах самого родного человека заметить не смог.

 

Вальгард так и сидел в кресле перед камином, пока не уснул.

 

Краем сознание отметило туманно-светлый силуэт, который накрывает Вальгарда пледом. После его прикосновения он окончательно ушёл в небытие.

 

Слабак. Какой же я слабак.



София Ланш

Отредактировано: 28.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги