Боевые роботы Пустоши

Размер шрифта: - +

Глава 10. Скверные новости

Языки пламени ярко освещали место нашего ночлега, но свет от костра не выходил за линию защитной пентаграммы, сиявшую бледно-голубым. Если прищуриться, то стволы окружавших поляну деревьев как бы расплывались, становились полупрозрачными, и я видел то, что находилось за ними. Очень удобно. Никто не подкрадется незамеченным, если, конечно, не забывать о бдительности. Все ночные эльфы наделены такой особенностью с рождения – видеть сквозь живое, и я не являлся исключением.

Шел второй час моего дежурства, мои спутники – Мечник, Копьеносец и Гном, давно спали. Ночь была темной и прохладной, поэтому все расположились поближе к костру, на мягкой траве, укрывшись теплыми дорожными плащами. Мечник и Копьеносец – из людей, из их кличек нетрудно понять, каким оружием они предпочитают работать. А Гном... он и есть гном. Излюбленное оружие представителей этого низкорослого, коренастого, но на удивление крепкого народца – молоты и топоры. Наш Гном с равным успехом владел и тем и другим, но сейчас спал, подложив под голову руку, а под руку – топор. Не понимаю, как ему удается спать на железе, но на самочувствие после пробуждения Гном никогда не жаловался.

Вот и сейчас он негромко похрапывал во сне. Сладких снов, дружище. Мы все хорошо поработали минувшим днем. Разведка прошла успешно, и мы возвращались с важными сведениями. Но нужно было поторапливаться – войско под предводительством Адского Крика, объединенные силы нежити и орков, собиралось атаковать Исенгард через два дня, и, если мы опоздаем, защитники города не успеют подготовиться к сражению. А наши сведения устареют, и все окажется зря. Поэтому я собирался разбудить своих спутников через два часа, и в путь мы двинемся еще затемно. Отдохнем в Исенгарде, под защитой надежных каменных стен.

Воздух был пропитан запахами леса – сырости, опавшей и полусгнившей листвы, смолистых стволов сосен, бурелома, пораженного грибницами бледных поганок. Я подбросил в костер пару корявых, толстых веток. От костра шел сильный жар, занялись они довольно быстро. Да и дерево было сухое. Гном хорошо умеет искать дрова, а топор в его крепких руках с одинаковой легкостью рубит дерево любой толщины.

Я поплотнее запахнул дорожный плащ. К холоду я мало чувствителен, но уютнее, когда под одеждой не гуляет сквозняк. Затем прищурился, уже в который раз вглядываясь в окружавшую защитный периметр чащу леса. В кромешной тьме среди деревьев время от времени мелькали красные огоньки глаз адских гончих. Кровожадные лесные твари. Свирепые, опасные создания. Они увязались за нами еще с вечера, часа через четыре после того, как мы оторвались от смертельной погони, не получив ни царапины. Я все время чувствовал их присутствие во тьме, но нас они не тронут. Пентаграмма, наложенная вокруг места нашей ночевки еще вечером, не подпустит их даже близко. Я хорошо владею смертоносной магией, и они это чувствуют. Даже голод не заставит их приблизиться вплотную к периметру.

Гном завозился во сне, натянул край плаща на поросшую черным жестким волосом щеку. Борода у него отменная, до пояса. Я как-то предложил ему укоротить наполовину, чтобы поменьше мешалась. Он когда ест, то половину пищи до рта не доносит, в бороде оседает. Бессмысленный перевод продуктов. Но Гном обиделся и дулся потом на меня целый день. Борода для него – святое. Чуть ли не главный признак мужского достоинства и магической силы, воедино связанной с его умением владеть топором. Ну и фиг с ним. У каждого свои суеверия.

Гном вдруг резко откинул плащ и приподнялся на локте, вглядываясь в темноту куда-то за моей спиной. На его грубом некрасивом лице отчетливо проступила тревога.

– Пентаграмма, – напряженно пробасил Гном вполголоса. – Она тускнеет, Эльф.

Хватило одного взгляда, чтобы вскочить. Не может быть. Светящаяся линия пентаграммы и в самом деле быстро тускнела, угасала прямо на глазах. Впитывалась в землю, словно пролитая вода. Как же я сам не заметил? Кто-то явно откачивал из периметра энергию, которую я вчера в него влил. Неужто разведка врага нас все-таки выследила?

– Буди остальных, – отрывисто приказал я, а в уме уже привычно разворачивались формулы боевых магических заклинаний.

Гном кивнул и кинулся расталкивать наших спутников.

А затем мне стало уже не до Гнома. Я вступил в противоборство с неведомым врагом... Неведомым? Обоняния коснулась смердящая аура разложения. Могильные гули. Нас выследили могильные гули – мерзкие создания, питающиеся падалью, но не брезгующие и свежатиной. Эти полуразумные порождения тьмы воспользовались собственной природной магией, чтобы исподволь снять мою защиту. И сделали это так хитро, что сумели обмануть даже меня.

Я влил в периметр порцию собственной энергии. Резкий всплеск разом оборвал сосущие щупальца нечисти, и по лесу тут же пронесся яростный многоголосый вопль. Сообразив, что обнаружены, гули кинулись в атаку. Из-за деревьев в свет костра выскочило сразу не меньше шести крупных, с собаку, существ. Вот только они были гораздо страшнее самых сильных собак. Лапы гулей венчали острые когти, каждое длиной с хороший охотничий нож, усеивавшие их челюсти зубы не помещались в пасти, превращая их узкие головы с горящими мертвенно-зеленым светом глазами в подобие частокола лезвий. А покрывавшие их поджарые тела костяные панцири брало далеко не всякое оружие. Именно поэтому они не знали, что такое страх.

Весь наш отряд уже был на ногах. Мечник выхватил сразу оба коротких, но смертоносных магических клинка и уже раскручивал их над головой – для разминки. От лезвий со светящейся алой каемкой в сыром ночном воздухе таял след, повторяя траекторию замысловатых движений. Гном взметнул над плечом огромный, едва ли не больше самого хозяина топор, а Копьеносец взял наизготовку длинное копье, крепко расставив ноги и нацелив острое жало в ближайшего врага. Слов и команд не требовалось, наш отряд не первый раз отражал подобные атаки. Сработались на совесть.



Сергей Зайцев

#870 в Фантастика

В тексте есть: роботы, приключения

Отредактировано: 07.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться