Чародейка

Размер шрифта: - +

12. В Лиорте

Чувствует ли себя уставшим выжитый лимон? Он не устал – он просто выжит. Вот и с людьми в некоторых обстоятельствах случается то же самое.

Консультирование магов, проведение обряда Посвящения, отчет о проделанной работе выпили силы Надежды почти целиком, без остатка.

А ещё предстояло, (согласно пожеланиям Чархана) явиться на увеселительное мероприятие и выглядеть так, будто всё, что тебя занимает в жизни, это хорошая погода и красивый молодой человек.

Проводить бал планировалось в честь открытой «Джайной» панацеи. Так что само собой складывалось, что её присутствие обязательно.

Служанки день-деньской таскали коробки с материалами, приносили образцы. Забегали модистки, парикмахеры, ювелиры.

Чархан не скупился на разукрашивание очередной куклы.

 – Сдается мне, наш король положил на тебя глаз.

Инара с любопытством разглядывала драгоценный гарнитур из сверкающих камней, лежащий в футляре на туалетном столике.

 – Отрицать очевидное глупо.

Сидя у открытого окна, Надежда наслаждалась тем, что ничего не делала. И отнюдь не возражала бы против того, чтобы Инара наскакивала на кого-нибудь другого где-нибудь в другом месте.

– Хочешь стать королевской фавориткой? – не унималась ехидная магичка. Между нами, девочками, ты сделана совсем не из того текста, из которого получаются хорошие придворные.

 – Сделаю тебе ответное признание: у меня нет ни малейшего желания подвизаться на этом поприще.

 – Вот что не люблю в людях, так это двуличие. Джайна, если ты не хочешь стать фавориткой, то для чего тебе всё это?

Инара обвела руками комнату с дорогой мебелью, дорогими книгами, дорогими коробками, хранящими в чреве ещё более дорогостоящую груду материалов и драгоценностей.

 – Инара, зависть застилает тебе разум?

 – Проясни его.

 – Всё это, – в свой черед обвела руками комнату Надежда. – Не моя заслуга, лепта или инициатива. Я всего лишь выполняю чужие требования.

 – Какие мы послушные! – тряхнув головой, сверкнула холодной улыбкой Инара.

 – Терпеть не могу конфликтов.

 – И чтобы избежать конфликта, ты готова выполнять пожелания этой мрази?

 – Ты это о короле так? – не смогла сдержать смешка Надежда.

 – Да, а что? Поспешишь к нему с доносом?

 – Я-то не поспешу. Но я во дворце не единственная блондинка. Будь аккуратней в высказываниях.

 – Это – угроза?

Надежда устало вздохнула.

 – Это предупреждение. Дружеское. Чай хочешь?

 – Нет!

 – В доме врага ни крошки хлеба?

Чаще всего Инара Надежду забавляла. Этакий ершистый котенок, подросток-тинэйджер, упакованный в средневековый мужской костюмчик.

Но случалось, что постоянная подчеркнутая взвинченность и нервозность этой особы начинали действовать на нервы.

– Ответь, ты готова стать королевской любовницей, о, добродетельная и непорочная? – не отставала несносная надоеда.

 – Если того потребуют обстоятельства.

Наткнувшись на возмущение в глазах девочки, Надежда тяжело вздохнула.

– Король по своей натуре охотник – чем быстрее от него убегаешь, тем настойчивее он будет преследовать. Есть различные способы избавиться от мужчины. Дать ему то, что от требует – один из верных вариантов расстаться по-хорошему. Но я искренне надеюсь, что до этого не дойдёт.

– У тебя, надо думать, огромный опыт безболезненного посылания мужчин куда подальше?

 – Надо думать, Инара, надо. Но ты, к сожалению, мелишь языком чаще, чем мыслишь.

 – А как же любовь?

Инара, несмотря на демонстрируемый уровень знания жизни, всё же не избежала иллюзий, свойственных её возрасту.

 – Кого и к кому в данном конкретном случае? – вновь усмехнулась Надежда.

***

Только работа помогала избегать скучного существования.

А оно, существование, действительно было скучным, серым, однообразным- бессмысленным.

Поднимаясь спозаранок, придворные устремлялись в сторону королевской половины, одержимые мечтой присутствовать при облачении царской особы.

Поскольку Чархан не горел желанием демонстрировать свое нижнее белье, мечта для большинства так и оставалось недосягаемой – жаждущие оказывались вынужденными часами томиться в длинных переходах в ожидании своего светлого часа.

Стоило кумиру появиться, придворные устремлялись в трапезную, где протекала церемония пышного завтрака. Позже – церемония пышного обеда. И совсем уже поздно – церемония пышного ужина.

Лакеи истово ухаживали за небожителями и центральной божественной фигурой на троне.

Чархан, относящийся к людям с известной долей скептицизма, предпочитал дополнять придворный круг сворой волкодавов и парочкой гепардов.

Надежде такая компания (потенциальная разносчица гельминтов), категорически не нравилась.

К тому же частенько вместо бекона ручные зверьки соблазнялись конечностями лакеев. Кровожадные их попытки сопровождались смехом придворных.

Место Надежды за королевским столом находилось неподалеку от царского зверинца. Когда королевские кошки обращали к ней загадочный взор своих жёлто-зеленых глаз, она начисто лишалась аппетита.

После многочасового приема пищи, густо приправленного музыкой, выступлениями артистов и всеобщим флиртом, король удалялся заниматься государственными делами. Компанию ему составляли министры и маги.

Остальная беззаботная свора весельчаков в ожидании обеда убивала время кто где, кто как – на спортивной площадке, за карточным столом, в будуарах.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться