Чародейка

Размер шрифта: - +

15. Тайное совещание

 – Какой неприятный пассаж, господа! – губы Чархана сложились в приветливую улыбку, но ясные глаза метали молнии. – Пока вы приходите в себя от столь мало возможного, невероятного визита, который, – увы! – никому из нас не приснился и за который Гильдия Магов мне ещё ответит парой      -тройкой голов, я хочу сделать подарок: ваш король споёт для вас.

Чархан жестом подозвал лакея:

 – Принеси лютню. Ни для кого из вас не секрет, что моим отцом был один из Падших, состоящих в Тёмном Легионе. Эта песня сочинена им – «Драконья баллада».

Надежда никогда бы не поверила, что столь волшебные звуки можно извлекать из простого щипкового инструмента. Дрожащие струны рождали грустную и в то же время суровую завораживающую мелодию.

Зазвучавший вдогонку голос заставил забыть обо всем. Это был бархат, на котором таяли снежинки. Мягкий, с едва уловимой царапающей хрипотцой.

 

«Плохо мне. Плохо.

Старый я, старый.

Чешется лес,

Соскребая листья.

Заснешь ненароком? –

Опять кошмары!

Проснешься? –

Шорох. Да шепот лисий.

 

Утро. Грибы

Поднимают шляпы.

Бог мой Драконий!

Большой и добрый!

Я так устал…

Затекают лапы.

И сердце бьется

В больные ребра.

 

Возьми меня!

Сделай такое благо.

В холодном небе

Хищные птицы…

Последний рыцарь

Давно оплакан.

И не придет он

Со мной сразиться!

 

Я знаю, должен,

Конный ли, пеший

Прийти, убить и –

Не взять награды.

Но, я ль виновен,

Что рыцарей меньше

Ты сотворил,

Чем нашего брата?

 

Возьми меня!

Смерти мне не дождаться.

Не докричишься –

Голос простужен.

В какой пустыне

Машет крылами

Ангел, берущий

Драконьи души?

 

Все пожили.

А мне – не хватило.

Стыдно сказать,

До чего я дожил…

В последний раз

Собираю силы.

За что я оставлен

Без боя, Боже?..

 

Лишь когда звуки стихли придворные встрепенулись, очнувшись от зачарованной неподвижности.

 – А теперь, друзья, простите меня – вынужден вас покинуть.

Чархан перехватил взгляд Надежды и коротко, еле заметным кивком, указал на дверь.

Оставалось только повиноваться.

Как только король в окружении Антриды, Сандара и Джайны скрылся от глаз придворных он, не таясь, дал выход гневу.

 – Немедленно доставить ко мне Сивокрэя! Пусть только попробует скрыться! Я натравлю на него крылатых кузенов, – приказал Чархан страже. – Идемте в Зал Советов, – через плечо бросил он трём друзьям. – Есть о чём поговорить.

Надежда, несмотря на тревожное беспокойство, с любопытством осмотрела длинное тёмное помещение, через которое тянулись скамьи, предназначенные для думающей элиты общества – меньшинства, решающего участь большинства.

 – Могу я высказать свое мнение? – спросил Сандар.

 – Нет! – отрезал Чархан, нервно барабаня пальцами по подлокотнику кресла. – Твое чёртово мнение, рыцарь, мне и без твоих высказываний прекрасно известно!

 – И всё же я выскажусь!

Антрида предупреждающе положила руку на руку возлюбленного, стараясь незаметно её пожать.

– Рискни, – с внушающей опаску мягкостью предложил король.

 – Ваша охрана годится лишь для парадов. Ваши маги практически перестали вам подчиняться. Ваши министры работают лишь на себя. Будучи вздорным, капризным и непоследовательным, вы оттолкнули всех верных людей и теперь окружены шайков никчемных лизоблюдов и лицедеев, не годных даже на то, чтобы как следует следить за чистотой костюмов, не говоря о безопасности вашей жизни. В вероломном приказе схватить гонца, по любым законам, чести или юрисдикции, считающегося фигурой неприкосновенной, проявилась вся ваша легковесная, неглубокая, гнилая натура. Что творится в вашем разуме, государь? О чем вы думаете, ввязываясь в войну с противником, втрое превосходящем вас по силе, не имея ни армии, ни средств?

 – Это – всё?

Елейным тоном спросил Чархан.

 – Никак нет, ваше величество. Когда вы, наконец, достаточно повзрослеете, чтобы понять: политика – серьёзное дело. Судьбу мира не решают в спальнях или за кружкой горячего глинтвейна в кругу собутыльников. Также нельзя принимать судьбоносные решения исходя из личных симпатий или антипатий.

 – Ты считаешь, я должен отдать Тёмным нашу Чародейку?

Вот от Сандара Надежда такого никак не ожидала.

Хотя он прав по сути, но как же она?

Что с ней-то будет?

 – Нужно было тянуть время. Подключить дипломатов. Что угодно делать, но не давать прямого ответа в столь резкой форме. Не показывать, что неожиданное появление Тёмного так вывело вас из себя. Но что теперь говорить? После вероломного приказа уничтожить Хартрайда пути назад для нас не осталось. Остается драться. А чем мы выступим против существа, которого и человеком-то назвать трудно?



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться