Чародейка

Размер шрифта: - +

Глава 2 Рай Трионский

Лес, когда Джайна глядела на него из окон своей комнаты, казался ей бесконечным. Она и привыкла считать его таковым. Но на самом деле он закончился быстрее, чем ей удалось смириться с мыслью о том, что жизнь теперь изменилась навсегда.

Если бы только дорога в край людей длилась чуть дольше!

Каждую ночь пути Джайна наслаждалась вновь обретенным даром, столь долго для неё недосягаемым – меняла личины. Клыки и когти дарили ощущение полной свободы, и Серебреная Тигрица неслась по лесу, опережая кавалькаду (подданные по долгу службы не могли позволить себе роскоши единения со своей звериной сущностью).

Луна освещала путь. Ночь виделась бесконечной. Одиночество среди полос тени и света не тяготило, а превращалось в крылья.

Потом поднималось солнце и возвращало Джайну к реальности – к карете, к дороге, к данному отцом слову.

Она покорно складывала руки на коленях и замирала, безучастно глядя в окно, за которым мелькали с каждой верстой всё сильнее редеющие деревья.

Они приближались к границе людских поселений.

 – За Кряжистым Перевалом нас встретят послы Триона. Не исключено, что в их числе будет и ваш нареченный, принцесса.

Джайна вопросительно взглянула на возглавляющего эскорт старого верного тигра, одного их первых в Ближнем Кругу.

– Хорошо, – кивнула она.

А что ещё можно было сказать? Или сделать? Хорошо – не хорошо, а дело-то улажено.

Лес сменился равниной и, как предсказывал старый советник, им на встречу поспешили люди.

Много людей.

Силуэты всадников выглядели чеканно-строгими, ярким черным штрихом выделяясь на алом шелке заката. Лошади шли стремительным аллюром.

Припавший к холке молодой человек, ловко державшийся в седле, невольно притягивал взгляд.

 – Это он? – спросила Джайна у Синса. – Рай Трионский?

 – Полагаю, что так, принцесса.

В том, как молодой человек порывисто вылетел из седла, в резкой уверенности движений было нечто, роднившее его с Горивэей.

Жених остановился напротив нареченной невесты.

Он часто дышал, утомленный горячей скачкой. Растрепавшиеся волосы спадали на лицо. Для представительницы Снежного Племени в нём играли непривычно яркие краски – чёрные глаза, черные ресницы, алые, резко очерченные губы.

Рай Трионский и походил на свой портрет, и нет. Изображение передавало черты, но не силу, не энергию, исходящую от его улыбки, движений, взгляда.

Принц отвесил Джайне поклон:

 – Леди?..

Голос у него был низкий, надтреснутый, словно простуженный.

Согретая южным солнцем кожа хранила признаки щетины – тёмная тень на впалых щеках.

У метаморфов щетина не росла. Вообще.

Для Джайны она оказалась в диковинку.

 – Вот уже несколько дней я с нетерпением ожидаю встречи. По нашим обычаям невеста, въезжающая во владения жениха, должна сменить карету. Позвольте предложить вам руку? Пока я томился ожиданием вашего появления, сударыня, признаюсь, меня так и подмывало надеть маску и, прикинувшись разбойником с большой дороги, познакомиться с вами в более приватной обстановке. Но мой советник меня отговорил.

Чёрные выразительные глаза вновь обожгли Джайну взглядом.

Люди, пользуясь случаем, с пристрастием разглядывали будущую королеву.

Внутри кареты оказалось душно. Раздражающе-остро пахло искусственными благовониями.

 – Вы не обидитесь, если скажу, что вы похожи на обыкновенную человеческую девушку? – улыбнулся Рай. – Вы, как я слышал, полукровка? Кстати, означает ли сие, что проклятие луны на вас не распространяется?

Джайна не совсем поняла сути вопроса, и принц уточнил:

– Является ли для вас обязательным превращение в зверя в период полнолуния?

Джайна бросила в окно мимолётный взгляд. Сумерки вот-вот угрожали стать ночью.

Ночью, в которую её внутренняя тигрицы обречена сидеть на цепи.

 – Вы уже успели приготовить мне комнату с узкими дверями и толстыми стенами?

– Если быть честным, то да.

Джайна отозвалась невеселым смешком.

– Подобные меры совсем не обязательны. Метаморфы меняют сущность по желанию, в любое ночное время, а не только в период полнолунье, как утверждают ваши легенды. В образе зверя мы сохраняем ясное сознание и вовсе не стремимся к убийству. Дополнительный контроль ни к чему.

Рай отбросил упавшие на лицо волосы. Сощурившись, он окинул взглядом невесту через веер длинных ресниц:

– Признаться, я ожидал увидеть вовсе не вас, Джайна. Я ждал вашу сестру.

Она невозмутимо выдержала выпад:

– Отец счёл меня более подходящей кандидатурой. Я спокойнее Горивэи, разумнее и мягче.

– Почему же тогда мужчины чаще выбирают её, а не вас?

У Джайны от этого заявления кровь отлила от лица, но она заставила себя сохранять спокойствие:

 – Откуда я могу это знать, я ведь не мужчина? Если бы выбор был за мной, я бы предпочла остаться дома. Вы ведь это понимаете, Рай Трионский? Тогда зачем унижаете и меня, и в первую очередь, себя столько бестактными вопросами?

Гулко громыхая карета въехала через узкие арочные ворота во внутренний двор королевской резиденции.

Сойдя по железным ступеням, Джайна попала в объятия представительного мужчины. Немолодого, но весьма импозантного. Его лицо украшала треугольная бородка. Волосы, некогда такие же кипельно-черные, как у Рая, посеребрило сединой.

Король протянул для приветствия крупную, мозолистую руку и маленькая ладонь Джайны утонула в ней.

 – Добро пожаловать, дитя моё, – ласково произнес мужчина, отечески её обнимая. – Признаюсь, мы с женой всегда мечтали о дочке. Но боги послали нам только этих шалопаев, – в улыбке, обращенной к сыну, читались любовь и гордость.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться