Чародейка

Размер шрифта: - +

Глава 5 Охота

– Как выглядит охота? – спросила Джайна.

– Мне казалось, про охоту не я тебе, а ты мне должна рассказывать. Что же ещё делают оборотни, перекидываясь, как не настигают добычу? – любопытничал Рай.

 – Я уже пыталась тебе объяснить, что при смене ипостаси меняется только тело, но не дух и не суть. В звериной шкуре я не более кровожадна, чем теперь.

 Рай сверкнул зубами в хищной улыбке:

 – Жажду увидеть тебя в облике тигрицы.

***

«Дорогая сестра!

Не проходит ни дня, чтобы я тысячу раз не вспоминала тебя, отца или Синий Лес.

Почему ты не отвечаешь мне, любовь моя? На что сердишься?

Я так одинока, как только можно себе вообразить. Будущие подданные ненавидят всё, что не способны понять, а я не человек и в их глазах одним этим уже чудовище.

В людских городах нет воздуха, как почти нет и деревьев. Камень, экипажи, обилие острых неприятных запахов преследуют меня и днём, и ночью. Иногда даже начинает казаться, что я похоронена здесь заживо, что душа моя загнивает. В этом дворце я словно птица со связанными крыльями, вынужденв бесплодно глядеть в небо. Тело моё, как и душа моя – в клетке.

Ты нужна мне, Вэя!

Не томи враждой. Меня не за что наказывать.

Напиши хотя бы пару строк.

Любящая тебя

Джайна».

***

За ужином она вынужденно наблюдала ставшую почти привычной, картину – напивающийся в стельку Рай, подхалимы-дружки и наглые, вызывающие шлюхи.

Вино, разлитое между разорёнными подносами с кушаньями: молочный поросенок, чью голову ещё украшали остатки печеных яблок; щука, запеченная в кляре; салаты, маринованные грибы и огурцы. Вазы с фруктами: яблоки, груши, экзотические марципаны, пышные гроздья винограда, ровные упругие градины черешен – всё, что в начале трапезы поражало взгляд красотой, теперь напоминало помоечные отбросы.

Девица с распущенными волосами, в алом бархатном платье, соскальзывающем с плеч, взобралась к Раю на колени.

Пьяно сверкая глянцевыми маслинными глазами принц одной рукой поглаживал туго охваченный корсетом гибкий стан, второй закинул крупную черешню себе в рот, зажимая её между зубами.

Ягода задорно и недобро подмигивала, ловя отблеск свечей.

Девушка в красном склонилась к влажным от вина и сока мужским губам.

Джайна перевела взгляд за окном, туда, где по небу за окном неторопливо поднималась полная луна, приближаясь к своему ночному зениту. Холодный свет не мог проникнуть в комнату, согретую желтым пламенем восковых свечей.

Метаморф в ней ощущал тонкий, едва уловимый аромат Зова.

Предметы начали двоиться.

Черноволосая девушка продолжала ритмично выгибаться под жёсткими ласками Рая. Она не обращала внимание на то, что людские голоса постепенно стихают. Как, нервно визгнув, смолкли инструменты в руках музыкантов.

Пламя свечей испуганно металось.

Лишь когда черноволосая обернулась, лицо её исказилось первородным ужасом.

Она с визгом метнулась за спину поднявшегося с места Рая.

Подняться-то на ноги ему удалось, но вот держаться на них твердо не получалось. И непонятно, что было тому причиной, вино или испуг.

Под лапами тяжелого зверя, медленно ступавшего по столу, хрустела посуда, сминался в лепёшку металл. Растиралось в мелкую крошку дорогое стекло. Скатывались фрукты. Брызгали жиром и соком раздавленные салаты.

 –Чёрт! – выругался Рай, пятясь.

Крупная кошка с чёрными полосками на белоснежном меху застыла, нервно поводя ушами с кисточками, переводя яркие зелёные глаза с одной фигуры на другую.

Мужчины схватились за оружие.

– Опустите клинки, – велел Рая. – Это же не зверь.

Джайна отозвалась яростным рычанием, словно опровергая его слова.

Брюнетка вцепилась принцу в плечо, жалобно поскуливая за его спиной.

В следующее мгновение Джайна ощутила, как рука Рая легла на загривок. 

Зверь в ней категорически возражал.

Она гортанно зарычала, предупреждая нахала о том, что ему лучше бы убраться.

 – Ваше Величество! Что вы делаете?! – раздался тревожный ропот придворных.

 – Убирайтесь все! – велел им принц. – Я как-нибудь сам договорюсь с моей женщиной.

 –Но ваше величество… – начал старый вояка, исполняющий роль личного телохранителя.

Джайна встала в стойку, готовясь к нападению.

Запахи, звуки, страх и угроза, накатывающие со всех сторон, грозили лишить её разума.

Руки Рая сомкнулись на шее, в опасной близости от острых тигриных клыков.

 – Уходите. Это приказ.

Они остались наедине. Джайна и Рай.

Ни сталь, ни охрана их не разделяли.

 – Джайна, – осторожно позвал он.

Тигрица замерла.

Настоящий зверь не способен стоять столь неподвижно.

 – Ты можешь вернуться? Я понимаю, ты предупреждала. Но…черт, я сам себе кажусь идиотом!

Возможно, это не было извинением. Но Джайна решила воспринять это именно так.

Тысяча сверкающих снежинок окружило фигуру белой кошки. Воздух наполнился тонким звоном.

Через мгновение, на столе, на месте зверя, на коленях сидела Джайна, внимательно глядя в лицо жениху серыми глазами.

 – Ты прав. Ты идиот, – тихо выдохнула она.

 – Умница выискалась! – насмешливо фыркнул в ответ Рай. – Сама-то хоть понимаешь, что ещё чуть-чуть и быть тебе прикроватным ковриком?

Сбросив со стола остатки сервировки, принц уселся рядом, как мальчишка, болтая ногами.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться