Чарократия. Драконий плющ.

Размер шрифта: - +

1. Дознаватель.

Светлана.

- То есть ты хочешь сказать, что нет ничего лучше, чем горные лыжи в минус тридцать? – приподнял бровь суровый мужчина.

Морщины витиевато переплетались со шрамами на обветренном лице, вызывая безотчётную дрожь. Это ж какой образ жизни он ведёт, чтобы так разукраситься? Серо-седые коротко остриженные волосы с каждым годом всё больше освобождали загорелый череп. В отличие от лица, морщин там не наблюдалось, зато многочисленные рубцы россыпью «украшали» голову. Да, магистр боевой магии, заодно и назначенный дознаватель по делу жестоко убиенного преподавателя травологии, цеплялся к каждому слову.

Вся засада была в том, что именно мы и убили эту персону, причём особо зверским способом. Так уж вышло, мы не специально! Заодно угробив её закадычную подружку – некромантку. Последняя, кстати, находилась в международном розыске, а первая туда не попала исключительно из-за хорошей маскировки. Тем более что мы лишь защищали своих близких: сначала моего жениха, а после названную сестру. Так что вины за нами не стояло, наоборот, следовало наградить отважных героев за благородный подвиг! Однако, есть одно большое НО: драконы, что так мило помогли разобраться с преступным магическим элементом, воспринимались уважаемым обществом исключительно как кровожадные твари, коих надо изничтожать. При этом желательно в более-менее сохранном виде, ибо даже пяточные кости входили в состав более двадцати зелий, что уж говорить о чешуе. Поэтому честно ответить на вопросы жутковатого мужчины было равносильно подписанию моим друзьям и любимому ящеру смертного приговора. А поскольку следователь мигом чуял откровенное враньё, приходилось выкручиваться. Мой перл про горные лыжи был чистой правдой, я же не уточняла, что мне некогда было на них кататься…

- А что здесь такого странного? – как можно натуральнее округлились голубые глазки. Подвитые по случаю допроса русые локоны струились по узким плечикам, придавая фигуре дополнительную хрупкость. – Захотелось немного экстрима, а то всё Школа да Школа!

«Да, экстрим был ещё тот! Чуть коньки не отбросили! А что, тоже хороший вид спорта, почти лыжи».

- По тебе и не скажешь, что ты любитель столь специфических… забав, - сухие пальцы задумчиво теребили острый подбородок, белёсые глаза неприятно сверлили рваной радужкой.

- Внешность обманчива, - чем больше дурости во взгляде, тем лучше! – Я ещё крестиком вышивать умею.

«Ага, когда-то, во имя пятерки по трудам!»

- Что ж вас так далеко понесло, неужто поближе гор не нашлось?

Как не хотелось, но пришлось рассказать про загул на Алтай, иначе с него сталось бы отправиться с допросом в Толбак – деревню, где жила моя приёмная тётя и предположительно должна была провести каникулы я. С учётом того, на какой ноте меня «проводили» местные жители, легко представить, какие данные он бы собрал. А горы большие, пойди, найди, где мы «отдыхали»! Не говорить же болезному, что там обосновалась бабушка Тирза… хотя, почему бы и нет? Про специфическую расу и тысячелетний с хвостиком возраст невзначай умолчим».

- Нас пригласила дальняя родня моего жениха, познакомиться, так сказать, - ага, заодно и подлечить. После той кошмарной битвы и последующего исцеления боевой подруги я неделю ходила по стеночке, а первые три дня валялась прокисшим кабачком.

- Надо же, первый курс, а уже женишком обзавелась, - неодобрительно фыркнул Станислав Пецевич, - учиться - то когда собираешься?

- Так мы же только на каникулах видимся, - недоумение чуть не перешло в сомнение относительно его мыслительных способностей, но инстинкт самосохранения вовремя пнул увлекшиеся актёрские ростки.

- Дурное дело не хитрое, - хмуро отрезал дознаватель. – Когда в последний раз ты видела магистра Буторину?

На последнем вопросе он взглянул так, что в кишечнике забрякали ледышки страха. Мдя, хорошо, что он думает, будто я просто очередной неоперившийся первогодок, пусть слегка и переросший стандартный для поступления в Школу возраст. Насчёт моего иномирного происхождения директор сего заведения Алёна Малиновская и моя приёмная тётя Пелания советовали молчать до последнего, иначе нормальной жизни ждать не стоит. Клан ищеек и дознавателей относился с подозрением ко всем без исключения, а если прознают, что я не отсюда, запрут в своих казематах, дабы смуту не наводила в и без того неспокойных рядах магического сообщества. Может, и опыты ставить будут, кто их, извращенцев, знает?

- На зачёте по введению в травоведение.

- Ясно, как и прочие студенты, - пробормотал мужчина, - ты ничего странного за ней не замечала? Или подозрительного.

- Она курила какую-то дрянь, причём в моём присутствии! – возмущение в голосе не сумело скрыть ликование по столь удачному поводу насолить крашеной грымзе, пусть и посмертно.

- Я смотрю, её здесь не особо любили, - дёрнулся уголок сурового рта.

- Да она вечно злая ходила и срывала на всех своё плохое настроение! А перед праздниками совсем озверела – у неё никто зачёт так и не сдал, - непритворная обида перфекционистки фонила искренностью до самых портальных ворот.



Fjolia (Анна Соломахина)

Отредактировано: 06.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги