День Гондваны

Размер шрифта: - +

Глава 12

Я пред тобой раскрыла карты,

И ты познал и цель, и суть,

Так же не бойся заглянуть

В ту жизнь, что ждет тебя когда-то.

 

 

Тир и слуга благополучно добрались до столицы Дионии.

Проходя через главные ворота величественного города, взгляд властителя невольно выудил из толпы человека, идущего навстречу. Одежда его была непримечательной, такой же, как и у многих, лишь запыленной, значит, он долго странствовал, а вот черты лица знакомые. Они и привлекли внимание. Прохожий, тоже сосредоточенно посмотрел на властителя, замедляя шаг.

— Извините, что обращаюсь к вам, — начал Тир. Человек остановился. — Я, кажется, видел вас на празднике Матери Мира. Вас зовут Вирн Кой?

— Да, все верно. — Кой с опаской посмотрел на двух незнакомцев, пытаясь припомнить, встречал ли он их раньше, но память ответила молчанием. Неудивительно, ведь праздник Матери Мира самый многолюдный, мало ли кто видел Вирна. — Вас я не знаю. Хотя, конечно, не удивительно...

 

 

А вот Тир сразу вспомнил Вирна, молодого мудреца, удивившего всех. Ведь когда пришла его очередь, он заявил, что принес гондванцам новое знание. В иные времена за такие слова бы прогнали с праздника, и это в лучшем случае. В худшем — подвергли бы пыткам за богохульство, но жестокость диких племен давно миновала. Власти, да и жрецы стали благосклоннее, а тем более перед ними сейчас он — неизвестный юноша, говоривший о новом знании. Он молод, решили все, что ж молодежь всегда ощущает себя центром мира, носителем нового. Она всегда приходит в этот мир открывать новые двери, произносить новые слова, свысока поглядывая на старость и мудрость. Молодости простительно. Поэтому властитель и приближенные промолчали, лишь устроители праздника насторожились. Вязкая тишина застыла в теплом воздухе. Устроители ждали, что прозвучит строгий голос властителя, но голос не прозвучал. И самонадеянному юноше дали право вымолвить слово, ибо заметили, что сам Тир чуть подался вперед, не скрывая любопытства.

И тогда Вирн, осмелев и собравшись с мыслями, сказал это слово, слово о скором приходе сына богов. Он так голосом выделял фразы, где говорилось о нем, будто распробовал их на вкус. «Сын богов» — слова, звучащие с большой буквы, предложения, несшие новые смыслы, предложения, из которых ясно, что сама Матерь Мира ведет душу сына в Гондвану. Он родится, как простой человек, но будет осенен благодатью свыше. Да, сыну назначено стать великим мудрецом, но самым великим среди всех мудрецов. Первый среди равных.

Всего удивительнее было то, что Тир не раз слышал о том, что назначено Гондване. Однако слухи те были обрывками сакрального знания. Они порой противоречили друг другу, и из них нельзя нарисовать ясный портрет сына богов. Это как цветные осколки, разбросанные по зеленому покрывалу земли, а пришедший на праздник юноша силой своей страсти и таланта, казалось, совершил невозможное. Он собрал осколки в осмысленную картину, и каждому кусочку нашлось место, оттого и увиделась цельная картина — бескрайняя и захватывающая дух.

Вирн говорил недолго. В конце он закончил пророческим стихом собственного сочинения:

 

В глубоком сердце нежном материнском

Родилась скорбь одна,

Что люди все живут, не видя близко,

Другие небеса.

Но вот кого послать ей,

Чтоб люди хоть на миг

Узрели новый блик?

Кого?

Кто должен стать гонцом

Неведомого счастья?

Кто он,

Озаренный венцом

Матери Мира?

Не бога ей на землю посылать,

А человека равного богам,

Но чтобы от небес он смог принять

Все те дары ее земли.

Будь человеком, сын богов,

Храни навек ее покров,

Но будь с людьми.

И сделала она,

Назначив срок рожденья

Божественного сына.

И этот срок рожденья

Людям неизвестен.

Да, так она решила:

Будет всем полезней,

Чтоб люди не клонились к злу,

К другим, кто назовется сыном.

 

 



Евгений Пышкин

Отредактировано: 18.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться