Девятый

Размер шрифта: - +

Глава 18

Глава 18

Черное сердце

 

В пристройке собрались только самые-самые: Арисат, четыре командира дружины, три сотника ополчения и епископ с неразлучным Аршубиусом. Все как неделю назад в Талле — совет в том же составе. Вроде всего ничего времени прошло, но прошлое кажется теперь бесконечно далеким. И по времени, и по расстоянию. Машина по шоссе за полтора часа проходит столько, сколько мы за эти дни преодолели, но по местным меркам расстояние огромное.

Другой мир, другая скорость жизни, другие расстояния — смешные по меркам человека индустриального общества, солидные для местных.

Тук, сопя от плохо скрываемой зависти, притащил пару бочонков, поставил на них щиты — получилось что-то вроде стола. Недоумевающим людям пояснил:

— Последний переход остался — все может быть. Возможно, не все дойдем, так что давайте напоследок выпьем вместе — чем меньше вина останется, тем меньше тяжестей тащить. Жаль, что шатров нет ни одного или палатки — достал уже этот дождь.

— Напиваться не хотелось бы… — Епископ нехорошо косится на меня, явно подозревая какой-то подвох.

Правильно подозревает:

— Пьянки не будет — по бокалу: примета хорошая.

— Не слышал о такой, но от чуть-чуть при такой сырости только польза будет, — благосклонно соглашается Конфидус.

— Сейчас Йена принесет.

Арисат молча ждать не намерен:

— Сэр Дан, четыре телеги вообще никуда не годятся. Не понимаю, почему еще не рассыпались, — только задерживают нас. Бросить их надо бы или починить на совесть, да только времени нет. Или есть? Раз уж пришли, то, может, скажете, что теперь будет?

— Столько тащили — и бросать? Нет, потащим дальше. А что будет, уже сказал — с утра будет последний переход к большому броду.

— Дни мрака… если королевских солдат там не окажется, в беду угодим, — вздохнул Конфидус. — Место у брода без укрытий, ровное, но почва плохая — копыта вязнут. Если навалятся на нас серьезными силами с разных сторон, то… Не выдюжим мы сами — помощь нужна.

В проеме, оставшемся от двери, показалась Йена. В одной руке кувшин, в другой — мешок с позвякивающей посудой и какой-то узелок. Не поднимая глаз, тихо произнесла:

— Я окорока лосиного остатки принесла. Сыро — испортиться может. А то до ужина еще далеко — костры плохо горят из-за дождя.

— Спасибо, красавица, что догадалась, — благосклонно киваю.

— Сухари все вышли, а так хлебца охота, — вздыхает Арисат.

— На лепешки муки не осталось — зерно молоть надо, — так же тихо поясняет девушка, начиная резать окорок на широкие тонкие ломти.

Цезер, сглотнув слюну, вздыхает:

— Жаль, сэр Флорис не дожил — нелишним был бы сейчас. Великий воин — мало таких. Завтра, чую, без боя не обойтись — много ли солдат король послал, мало ли, а погань нас все равно потреплет. Дни мрака — свет им не великая помеха сейчас.

— Не накликай беды, — мрачно обрывает его Арисат. — Бой бою рознь — если погани будет немного, пройдем через нее даже с бабами и телегами. С кровью, конечно, но как тут без нее обойтись… Сэр страж, там, у брода, нас сейчас все здешние твари ждут. Они со всей округи собрались — встречают. Неделя у них была для этого — тут любой подготовиться успеет. Если на них нападут солдаты, то… Солдаты точно ударят? Йена, а ты брось подслушивать мужицкие разговоры!

Девушка, покончив с окороком, оставила нож в покое, начала расставлять бокалы. Ушки действительно будто выросли в два раза — каждое слово ловит. И на Арисата ноль внимания — упорно делает вид, что не к ней обращаются.

Как ни оттягивал я этот момент, а он все равно наступил.

Пора: надо решаться.

Сглотнул предательский комок в горле, ухватился за топор, снял с пояса, перехватил поудобнее, шагнул вперед.

Йена как раз обошла низкий стол по кругу, склонилась с последним бокалом, стоя ко мне спиной. Еще шаг, взмах, резкий удар. Лезвие с тошнотворным хрустом вгрызается в шею наискосок, жестоко вдавливает в плоть пышные волосы, кровь брызжет на пласты пахучего окорока, девушка падает, сбивает щит с бочонка, заваливается набок безжизненной куклой.

И все — больше ничего не происходит. Я, глядя на дело своих рук, чувствую, как душа опускается в пятки, а потом еще ниже — проваливается в бездну. И хочется лететь следом за ней… И пустота в груди, и слабость в коленях. Я дурак. Я убил хорошего человека. И какого человека… Столько перенести, столько пройти — и умереть от руки идиота, нафантазировавшего черт знает что. Считающего себя самым умным и проницательным. Человек развитого общества, свысока поплевывавший на доверчивых туземцев. Высасывающий из пальца далеко идущие выводы, столь же глупые, как и сам…

Заигравшийся в свое величие до того, что начал убивать… Непогрешимый страж, не способный ошибиться…

Как же я мог…

Скотина!

Сволочь!

Погань — самая настоящая погань!

— Да пусть бы подслушивала, не убивать же за такое… за что ж вы так ее… — хрипло лопочет ошеломленный Арисат.

Первые произнесенные слова — все как громом пораженные стоят. Да и он еще не пришел в себя, иначе бы подобную чушь не нес.

Я понял, что мне лучше умереть прямо сейчас, на этом месте. Мало того что убил ни в чем не повинную девушку, да еще и завел всех этих людей в западню, сам ее тщательно подготовив. Я действительно тварь — погани до меня далеко.



Артем Каменистый

Отредактировано: 28.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги