Драндулет

Размер шрифта: - +

Драндулет

- Всё, с концами! - вздохнул Алек, закончив ковыряться в движителе. - Никуда ты завтра не летишь.

 Я, конечно, и без него знал, что дело плохо. Но до последнего надеялся, что друг сможет хоть как-то исправить действия неведомого злопыхателя. В технике он разбирался получше меня, и любую мелкую поломку мог починить с закрытыми глазами. Видимо, в этот раз поломка была далеко не мелкой.

  - Подозреваешь кого-нибудь? - Алек небрежно вытер руки прямо об штанины комбинезона и пристроился рядом со мной на старом диване. Поёрзал немного, отыскивая место, где в зад не кололи бы пружины, убедился, что это бесполезно и, смирившись с этим мелким неудобством, откинулся на спинку.

  Под его немалым весом, диван протестующее заскрипел, но выдержал.

  Я это мебельное чудище помнил с тех времён, когда отец был ещё молодой, а ангар - совсем новый. Так вот, диван уже тогда был старый и страшный, и мать регулярно грозилась его выкинуть. "Вот этими самыми руками отволоку на помойку", - уверяла она, - "А если надорвусь и умру, то вся вина ляжет на тебя, Кристофер Роджерс-старший!"

  Кристофер Роджерс-старший диван за что-то любил и выбрасывать упрямо не желал. Но в конце концов сдался и перетащил его в ангар. И подумал: зачем тратить драгоценное время на путь от аэродрома до дома, если можно прямо тут и ночевать. Благо, теперь есть, на чём спать.

  В общем, отделавшись от дивана, мама счастливее не стала. Зато отец наконец-то закончил работу над своим главным детищем - авиационным движителем нового поколения.

  С тех пор движитель, конечно, успел основательно устареть. Тот, который только что пытался воскресить Алек, был совсем другой: легче, мощнее. И принцип работы у него сильно отличался - магнитные поля и всякая электроника. В общих чертах я, конечно, понимал его действие, и даже пару раз чинил свою птичку в полевых условиях. Но всерьёз перебирать не рискнул бы. Вот папин Драндулёт - другое дело, там каждый винтик знаком.

  - Эй, ты заснул что ли? - Алек больно ткнул меня локтём под рёбра. - Не раскисай! Гонкой больше, гонкой меньше. Все и так знают, что ты лучший!

  - Уже давно не лучший, - возразил я. - Просто один из. А Рийна...

  - Ну да, как же я мог забыть! Рийна! Так и знал, что всё из-за этой бабы!

  "Она не баба!" - хотел было возмутиться я, но понял, как глупо это звучит и поспешно исправился:

  - Она особенная.

  Алек даже не спорил. Глупо спорить с очевидными фактами. Рийна действительно была особенной. Не по происхождению, а по сути: лёгкая, стремительная, она и сама напоминала не то быстрокрылую птицу, не то гоночный самолёт. И, конечно, летала она преотлично.

  Впрочем, в нашей глуши не летали разве что пожилые сплетницы из дома престарелых. А для остальных пилотировать разнообразные мелкие самолётики было так же естественно, как дышать. Ну не вплавь же выбираться с острова, в самом деле!

  То есть можно, конечно, и вплавь - но из-за бурного течения это куда опаснее, чем по небу. И гораздо медленнее.

  Поэтому после папиной гибели мама не приставала ко мне с дурацкими просьбами прекратить полёты. Понимала, что бесполезно. Но вот обещание "Не участвовать больше в этой дурацкой гонке" она с меня стребовала. Я держался изо всех сил и вытерпел почти три года. Но как можно смирно сидеть дома, если Рийна...

  За стеной ангара раздался цокот каблуков, и створка ворот приоткрылась, пропуская внутрь худенькую фигурку в тонком белом платье. Я торопливо вскочил и почувствовал, как неудержимо краснею. Эти шаги, эту фигуру я узнал бы из тысячи.

  - Добрый день, господа! - поздоровалась Рийна и, не дожидаясь ответа, опустилась на подлокотник дивана. Это было стратегически верное решение. По крайней мере, в подлокотниках не было выпирающих пружин.

  - Здравствуйте, миледи, - Алек улыбнулся так искренне, словно не он только что рассуждал о том, что из-за баб все проблемы. - Участвуете завтра?

  - Нет. Отец против. Опасается какой-то акции протеста. Вроде бы ему присылали даже письмо с угрозами и требованием отменить гонку. Но это так, слухи. Никто не верит, что кому-то в здравом уме может прийти в голову такая глупость, но предосторожность не помешает. Поэтому я буду на трибуне. Родители взяли билет в главную ложу, чтоб первыми увидеть триумф своего зятя. Ты готов, Кристофер?

  Я нервно сглотнул. Алек не менее нервно поёрзал на пружинах.

  Рийна сощурилась и посмотрела на нас настороженно:

  - Что случилось?

  - Я никуда не лечу.

  - Что? Да как же...

  - Самолёт неисправен. Кто-то испортил движитель и систему управления. Я не могу лететь.

  - Феликс?

  - Возможно, - я с деланным безразличием пожал плечами.

  Алек ещё немного поёрзал, потом не выдержал, вскочил и начал расхаживать туда-сюда по ангару:

  - Да точно Феликс! Больше просто некому! Все хотят победить, но только ему без победы жизнь не мила.

  - Я не пойду за него замуж! - теперь вскочила и девушка.

  - А никто вас за язык не тянул, миледи, - напомнил Алек. - Сами слово дали.

  Рийна вместо ответа только щёлкнула на него мелкими острыми зубками, словно напоминая, что она и укусить может. И не только в переносном смысле. Тем не менее механик был прав. Она дала слово. И, в отличие от простых людей типа меня, не имела право его нарушать.

  

  История вышла глупейшая.

  Как только дочь губернатора острова достигла совершеннолетия, к ней началось паломничество потенциальных женихов. Сперва Рийна держала оборону вполне успешно: этот стар, тот страшен, у третьего нет образования, у четвёртого - происхождения, пятый замечен в связях с мафией, и так далее.



Екатерина Шашкова

Отредактировано: 06.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться