Двойник для шута

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 16

ГЛАВА 16

 

Два часа спустя они все еще не двинулись со своих мест. Только Джералдин сбросил камзол и расстегнул рубаху на две застежки, а Сивард вообще закатал пышные рукава выше локтя. Оба были взъерошенные, раскрасневшиеся и возбужденные до такой степени, что подчиненные одноглазого, имевшие намерение зайти в кабинет начальства поутру, так его и не осуществили. Стояли, переминаясь с ноги на ногу, под дверями и прислушивались к доносящимся оттуда звукам. Правда, слов было не разобрать — одно сплошное гудение. Басовитое — Сиварда и более мелодичное, баритональное, бархатистое — Джералдина.

Толпа у кабинета собралась немаленькая. Дел накопилось изрядно, и всем требовалась резолюция господина начальника, совет, распоряжение — мало ли что еще может потребоваться в такой работе.

— Распекает, — авторитетно заявил один из следователей, прислушиваясь к шуму. — Гневается.

— Заблуждаешься, — откликнулся второй, нагруженный папками сверх всякой меры. — Когда он свиреп, то говорит реже, и в самом конце как бы подвизгивает; а тут бубнит как заведенный.

— Гневается не гневается, — пробормотал третий, — может, зря мы тут стоим. Чего лезть под горячую руку? Позже подойдем.

— Ты и подходи позже, — раздались голоса со всех сторон. — А нам срочно требуется прием. Дела стоят.

— Что же вы за работники, если без начальства у вас дело не двигается? — фыркнул кто–то, уже удаляясь от опасной зоны.

Остальные посмотрели ему вслед, подумали и… толпа стала понемногу рассасываться.

Ни о чем этом Сивард и Джералдин не ведали ни сном ни духом. Они решали гораздо более важный вопрос.

— Хорошо, маркиз, — говорил Джералдин. — Положим, вы меня убедили. Я согласен с тем, что события развиваются в абсолютном несоответствии с человеческой логикой.

— Вот если бы у Морона был второй сын или внебрачный ребенок, — задумчиво сказал одноглазый, — тогда бы я подумал, что это его рук дело. Да и то не все сходится — к чему такие сложности?

— Чтобы запутать.

— Сам скорее запутаешься, — хмыкнул Сивард. — Убийц Терея он нанять смог, а убийство императора им не заказал — хвала Господу, конечно. Из этого следует, что тело ему важнее живого императора. Нет, Джералдин. Как ты меня ни убеждай, а я чувствую, что здесь не человек заказывает музыку.

— Я же сказал, что в принципе согласен, — возразил секретарь. — Но кого вы станете искать? Если исходить из ваших же предположений, то последний дракон научился ловко маскироваться под человека. То есть он вообще не должен принимать свой естественный облик, чтобы наверняка оставаться неузнанным. Правильно? И если его до сих пор не обнаружили, то почему вы надеетесь это сделать?

— Мы знаем, что он есть, — это главное, — сказал одноглазый. — Ведь его неуловимость строится на том, что весь Лунггар пребывает в глубоком убеждении, что дракон — это сказка, вымысел, легенда. Были они или их не было, уже никто с уверенностью сказать не может: не у каждого под рукой есть императорская библиотека и многознающий Аббон Флерийский.

Теперь обратимся к фактам. Во–первых, он бессмертен. То есть убить его можно. Вот тут, в "Драконологии", подробно описывается, как и чем это удобнее всего сделать. Но сам по себе он вечен. И значит, человек, которого мы станем искать, должен привлекать к себе внимание: хоть кто–то, но заметит же, что ему не одна и не две сотни лет от роду. Либо он должен очень часто переезжать, что нелегко, либо вести весьма замкнутый образ жизни. Лично я склоняюсь ко второму предположению.

— С какой стати?

— Бывший драконом и имевший его могущество не сможет вести жизнь нищего бродяги. Ему нужны слуги, воины, крыша над головой, наконец. И потом, вот здесь, у Манфреда, сказано, что даже в человеческом облике дракон съедает непомерное для простого человека количество еды. Где же он сможет обеспечить себе эти условия, как не в замке или дворце? Дом в городе или за городом я сразу исключаю, потому что в обычном доме не скроешься от любопытных глаз.

— Логично, — нехотя признал Джералдин. — Во всяком случае, внутренних противоречий в ваших рассуждениях я пока не нахожу.

— Дальше Манфред пишет, что у дракона–человека удивительное, ни на что не похожее лицо и тот, кто его увидит, никогда не спутает с другим. Значит, человек–дракон должен как–то скрывать свое лицо. Согласись, что я перечислил достаточно признаков, по которым можно отыскать любого, если, конечно, постараться.

— Еще бы знать, где его искать, — пожал плечами Джералдин.

 

* * *

 

Члены магистериума уже несколько часов ждали появления Эрлтона, но даже в его отсутствие они не рисковали выказывать нетерпение и неудовольствие. В основном молчали и только иногда перебрасывались ничего не значащими фразами.

Первым не выдержал брат Саргонская гадюка — самый молодой и нетерпеливый в собрании.

— Братья, кто–нибудь знает, что задумал магистр? Что это за работу выполнили для него убийцы Терея? Неужели господин считает нас более слабыми и менее достойными, чем эти мясники с обрезанными ушами?

— Советую тебе не обсуждать решения магистра Эрлтона, — ответил брат Бангалорская умба.

— Молчите. У стен могут быть уши, — негромко произнес брат Анаконда.

Он еще не успел договорить, как дверь, ведущая в Змеиный зал, отворилась и на пороге возникла тощая, нескладная фигура самого Верховного магистра. Он был по своему обыкновению одет в пышные, длинные одежды, тускло отливающие серебром, но члены магистериума обратили внимание, что теперь даже свободный покрой его накидки не мог скрыть неровные, дергающиеся движения и невероятную худобу его тела. Когда Эрлтон доковылял до своего места за столом в форме двенадцатилучевой звезды, ему потребовалось около минуты, чтобы справиться с тяжелым дыханием и хоть немного прийти в себя. Усевшись, он положил на золотую столешницу руки, и магистры снова ужаснулись, увидев, что кожа на них желто–серая, тусклая, сморщенная, как у мумии. Собственно, это и были руки мумии — кости, обтянутые тонким, ломким покровом.



Виктория Угрюмова

#8545 в Фэнтези

В тексте есть: драконы, магия

Отредактировано: 08.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги