Элемента.М

Размер шрифта: - +

Глава 23. Ужин с родителями

«Они не могут быть плохими!" – уговаривала себя Ева, когда Дэн открыл перед ней дверь соединяющую гараж и дом.

            - Вот и они! - услышала она приятный женский голос, а затем увидела, что навстречу им с Дэном из глубины дома шла стройная русоволосая женщина.

 За ней шёл крепкий мужчина в полосатом поварском фартуке. Именно этот фартук и занял мысли Евы больше всего. А еще руки, которые мужчина вытирал по дороге о полотенце, висящее на поясе. 

            -Мама, папа, - обратился к ним Дэн, - это Ева.

            - София, - представилась женщина и обняла девушку вместо приветствия. Мягко так, просто и по родному обняла, погладив Еву по спине.

            -Герман, - представился отец сам, но Дэн тут же добавил:

            - Валентинович.

            - Не, как мать, так просто София, а как я так сразу Валентинович, - возмутился он, улыбнувшись Еве.

            - Тебе по статусу не положено, - успокоил его Дэн.

            - Альбертина, - показал рукой Дэн в сторону неизвестно откуда возникшей сестры.

            - Ева, - представилась ей Ева сама и получила в ответ искреннюю и радостную улыбку от изящной молоденькой девушки, которая, опустив глаза, убрала за ухо прядь прямых шелковистых волос.

            - Я вас оставлю пока, - сообщил Герман, направляясь назад в сторону кухни, - Сынок, поможешь?

Дэн посмотрел на Еву. Она едва заметно кивнула, давая понять, что не боится остаться без него в этой компании.

 - У нас как-то так сложилось в семье, что кухней занимаются мужчины, - сообщила София, приглашая Еву в гостиную, - Ева, а Вы любите готовить?

Ева покосилась в сторону кухни, боясь, как бы ее не услышал Дэн, и отрицательно покачала головой.

            - Это просто замечательно! - похвалила ее София, - Не придется спорить, чей борщ вкуснее. А Дэн, как и его отец, терпеть не может проигрывать.

            Альбертина при этом закатила глаза и сделала такое лицо, что не требовалось особых навыков физиогномиста, чтобы понять, как они ей все дороги со своим Дэном.

 Ева помнила, что у них с Дэном были непростые отношения.

            - Я раньше иногда готовила, когда дети были маленькие, и Герман очень много работал, - продолжала София, - но, честно говоря, мою стряпню они ели неохотно.

            - Мама, что ты все время на себя наговариваешь! – вмешалась Альбертина, - Хорошо ты готовишь! И вкусно! И ели мы с удовольствием!

            - Она всегда меня поддерживает, - сказала Софья шепотом, прикрывшись от Альки рукой, и улыбнулась. У нее была такая теплая, хорошая улыбка.

            - Вообще-то я говорю правду, - фыркнула дочь.

София ее проигнорировала и продолжила, обращаясь к Еве:

            - Как Вы себя чувствуете, Ева?

            - Хорошо, - и пожала при этом плечами, - Да, определенно хорошо!

            - Мне кажется, после такого ранения Вас слишком рано выписали, - сказала она, озабоченно хмурясь.

            - Меня ещё не выписали. Вернее, выписали только из стационара. А дальше на усмотрение местных врачей, - ответила Ева, - Но я чувствую себя, правда, неплохо, только…

            - Ну, это главное! – согласно кивнула София, - Простите, перебила! Что только?

            - Шрам выглядит жутко. Я, конечно, понимаю, что ему еще долго заживать, но все равно, - пожаловалась Ева.

            - Так есть же препараты специальные, способствуют и заживлению и препятствуют образованию рубцов, - оживилась София, - Я, конечно, многое позабывала уже, но, мне кажется, как раз дня с седьмого десятого уже можно начинать наносить. Аля, принеси бумагу и ручку, я Еве название напишу, - обратилась она к дочери.



Елена Лабрус

Отредактировано: 22.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться