Герои и героини

Размер шрифта: - +

Глава 8

Карты на стол

 

Больше никаких местоимений. У ее любимого есть имя. И нужно произносить его с гордостью, а еще с нежностью и легкой грустью. Так как не виделись они очень давно, этот светский раут и звонок помогли ей понять, как она по нему скучала.

Андрей… Его имя мама всегда произносила с особой интонацией. А Соля тогда еще больше ревновала мать. Почему ей важнее какой-то мужчина, когда у нее есть единственная дочь? И никогда они не были настоящей семьей. По отдельности – мама и Соля или Андрей и Соля, были. Но втроем не сложилось. Чья-то любовь превышала: материнская или любовь к мужу.

Пять лет назад (воспоминания Соли)

Теперь по порядку. Соля влюбилась в него приблизительно в тот день, когда поцеловала его крепко сомкнутые губы. Желание любить именно его возникло внезапно и позже расцвело махровым цветом. Иногда думала о том, что лучше бы оно погибло еще в зародыше. Но она сама дала ему жизнь и теперь была в ответе за него.

Вначале он не замечал ничего, девушка просто старалась бывать чаще с ним рядом, приходила в гости, готовила ему ужин, нянчилась с Джеком, который рос не по дням, а по часам.

– Нет смысла скрывать то, что я тебя люблю, – однажды решилась и призналась Андрею Соля.

Не хотела смотреть ему в глаза, но смотрела. Безуспешно пытаясь рассмотреть ту искорку, которая подарит ей надежду. Искорки не было. Надежда была.

– Я знаю. Понял уже, – глухо проговорил мужчина.

– Что мне делать? – странным голосом произнесла девушка и отпила уже остывший кофе из кружки со слоном. Ее любимой кружки.

– Солька, ну и вопросики у тебя! Я от тебя бегать, как от прокаженной не собираюсь, в наших отношениях ничего не поменяется.

– Угу. Ясно-понятно, – невпопад ответила Соломия и резко засобиралась домой, ссылаясь на позднее время.

Андрей ее задерживать не стал, понимая, что девушке нужно подумать. В этом он ей не помощник.

Внезапно вспыхнувшая любовь Соли к нему не являлась такой уж неожиданностью. Все бывает в ее нежном возрасте. Хоть разница между двадцатью и тридцатью невелика, а на деле – пропасть. Особенно в их случае. Не исключено, что, если бы не было в его жизни Галины, Соля смогла бы его заинтересовать и, возможно, вызвать у него какие-то чувства. Но Галя была и из песни слов не выбросишь. И, что самое страшное, она приходилась матерью этой девушке. Любимых не предают. Даже после смерти он все еще любил свою жену. Для него Галина была постоянной величиной, поэтому он думать себе не позволял о серьезных чувствах к кому-либо. Безусловно, иногда Соля вызывала в нем чувства далекие от родственных. Все-таки она была молодой привлекательной девушкой, а он обычным мужчиной, которому не хватало женской ласки.

Андрей дал зарок держать падчерицу от себя на расстоянии вытянутой руки – не далеко, но и не близко. Общаться, проводить время вместе – пожалуйста, но в душу не лезть. Не спрашивать ничего и не говорить ни о чем серьезном.

После такого двухнедельного общения Соля не выдержала.

– Мог бы сказать «прощай» и не обременять себя моим присутствием.

– Не мог. Ты – моя семья. Родным людям нельзя сказать «прощай», им говорят «до скорой встречи».

– Но встречи не будет, так? – не могла успокоиться девушка, неизвестность изводила ее.

– Будет! Поэтому ты здесь. Я хочу, что бы ты была рядом… – он не договорил, Соля припечатала свои губы к его губам, пытаясь, как на фотопленку запечатлеть этот поцелуй на уровне ощущений.

Андрей быстро капитулировал. Соломия со своим поцелуем только приблизилась к его разрывающемуся между двух огней, мечущемуся в груди сердцу, как он трусливо поднял белый флаг. Кажется, он успел попросить прощения за это у самого любимого человека. Перед глазами на мгновение появился образ жены, Галина с грустной улыбкой посмотрела на него и растаяла, как утренний туман.

Все произошло быстро для Андрея и словно в замедленной съемке для Соломии. В лет пятнадцать девушка посмотрела фильм с Натали Портман «Там, где сердце» и сцена близости главной героини с героем навсегда отпечаталась в ее памяти. Ей казалось, что именно так и должно все происходить между любящими людьми. Нежно. Медленно. Трепетно. Чувственно. Так и случилось между ней и Андреем. Может быть, потому что она любила его и хотела, что бы все случилось именно так.

У Андрея же ощущения были далеки от Солиных. Когда он был маленький, то безумно любил кататься на качелях. Однажды он сильно раскачался и очнулся уже на траве неподалеку и мир так странно вращался вокруг. Ощущения были похожими. Он падал, и мир вращался, даже дыхание перехватило от переполнявших его чувств. Но все же это было падение, а значит рано или поздно становилось неприятно, больно и в какой-то степени страшно. Пугал именно этот эффект неожиданности. Ребенок вначале не чувствует боль и замирает в ступоре, а потом начинает реветь, не сколько от боли, сколько от внезапности. Андрей не был ребенком, он не плакал. Просто ждал, пока мир застынет на месте и придет запоздалое чувство вины, неловкости и злости. Но взамен пришло ощущение абсолютного счастья. Это испугало его сильнее, чем вращающийся мир и эффект неожиданности. Будто сбой в системе произошел. Он бесстыдно, по-настоящему был счастлив. Только впервые не с Галей. С Солей.

Соля чувствовала кожей его малейшие колебания. Вдох… Выдох… Сжался… Расслабился… Она выиграла битву, но не войну.

Отношения между ними развивались стремительно. Так думал он. Их отношения развивались медленно и неуверенно. Так думала она. Кажется, и песня была когда-то на этот счет:

Дан приказ: ему – на запад,

Ей – в другую сторону...



Ульяна Сомина

Отредактировано: 29.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги