История Одной Борьбы

Размер шрифта: - +

Глава 2. Цемнош и Анжело.

Сейчас ночь, и никто завтра не упрекнет меня за то, что я скажу сейчас, ибо это могло быть сказано во сне.

Франц Кафка.

Глава 2. Цемнош и Анжело.

Утро. Ночь была такой короткой. Я закрыла глаза лишь на секунду, открыла их и тут же погрузилась в новый день. Я по-прежнему была на своем месте, солнце так же светило в зерешеченное маленькое окно, с улицы доносился зловонный запах рыбы и тихое дыхание океана. Казалось, все на своих местах. Но все было не так. Я встала и отправилась на улицу. День был солнечный. С каждым шагом по узким до боли знакомым улочкам городка я все сильнее ощущула нарастающее тревожное ощущение. Но это была не обычная тревога, мне казалось, что она не несет опасности или боли, она несет что-то новое. Что-то доселе неизведанное, и тяжелые ощущения страха смешались в моей душе с радостным предвкушением чего-то неизведанного. Океан в моих ушах шумел все сильнее, он звал меня, он волновался как и я. Я шла ему на встречу и ноги мои стали такими легкими, что казалось, еще пару шагов и я взлечу как птица, чтобы поскорее добраться до моего тайного друга- Океана. Как это было невыразимо, знать, что твой единственный друг – это Океан. Он был лучше других, ведь он был величественен, огромен, вечен, он мог принадлежать только мне, а мог бы подарить свою любовь всем людям, которые бы только пришли к его берегу. О нем знали не все, но Океан знал всех. И только Океан мог бы подарить тебе возможность свободы. Только он бы мог открыть тебе пути в неведомые страны, о которых грезит твое израненное сердце. Нужно только найти корабль. Но где? Об этом корабле, или даже маленькой лодке с трепещущим парусом Надежды я и мечтала непристанно. Но как пусты были мои надежды, как безвыходно было мое положение. И ничего ни моменты отчаяния ни редкие моменты душевного воодушевления не могли помочь моей беде. Ничего не могло помочь мне построить свой маленький корабль. Ибо рассчитывать на помощь другого корабля, управляемого людьми я уже давно перестала. Люди – это не океан, и они никогда-никогда не разрешат мне взойти на борт их корабля. И моя дружба с Океаном была так же легка как и тяжела. Ведь несмотря на все свое величие и бескрайность, Океан не мог не поговорить со мной, не даже утешить меня, не мог протянуть руку помощи. Всем людям, Океан открывал дороги свободы, а мне, единственное, что мог мне предложить океан – это тихая смерть в его волнах. Она была бы лучше, чем сгнить в земле или даже в собственном доме среди рыбных остатков. Океан, наверное, мог бы сделать меня русалкой после смерти, но и этого было недостаточно моей мятежной душе. Мне нужно было только одно – уплыть отсюда, убраться прочь из города. Но этого мне видно было не дано.

Я добралась уже тем временем до здания библиотеки. Невдалеке от него высилась серебристая статуя Риджиса Ван-Антервальде. Я кивнула ему и даже улыбнулась. Это был мой второй друг после океана в этом городе. И он тоже был лучше других, но и он был безмолвен.

Я решила пойти в библиотеку, чтобы отдать книгу о Риджисе, и взять что-то новое. Потом пойти в мою маленькую никому неизвестную бухту и почитать там.

Так я и сделала. Библиотекарша посмотрела на меня как-то странно, и спросила, неужели я прочла жизнеописание Риджиса за один день. Я ответила, что да. Она смерила меня презрительным взглядом. Думаю, она не оценила мой серый задерганный внешний вид. А может она наоборот она отметила странный блеск в моих глазах. Хоть я и было охвачена всегдашнем своим безнадежным настроением, но все же маленькая записка, нащупанная мною в кармане, как маленькая бабочка затрепетала в моих пальцах. И тихий шепот в голове сказал мне: « Скоро, скоро Дестени что-то изменится…»

Надеяться на это было бы с моей стороны наивно, ведь я много раз дарила себе подобные мысли, ощущая, что спасение уже близко. Но каждый раз мои надежды, мечты и несмелые попытки были разбиты и сметены чьей-то сильной рукой. Иногда они даже бывали сожжены.

«Но не теперь, не теперь…- возразил мне голос,- теперь у тебя есть вещественное доказательство- записка».

«Это еще ничего не значит,- ответила я,- это не записка от Океана или судьбы, это всего лишь старая морская шифровка.»

«Но почему тогда на ней твое имя?»

«Дестени?»

«Да.»

«Но разве это мое имя?»

«А у тебя есть другое? Более подходящее?»

«Нет.»

«Тогда иди к Океану, и надейся, Дестени.»

Так сказал мне мой внутренний голос. Я захватила какую-то книгу про морские шифровки. И сказала библеотекарше, чтобы она записала меня как Дестени. Она посмотрела на меня неуверенно. Я настояла. Что удивительно, несмотря на свою застенчивость, я иногда бываю чрезвычайно упрямой, особенно, если дело касается моих принципов. Этой бедной женщине ничего не оставалось, как записать меня под новым именем. Кажется, когда я уходила все присутствующие проводили меня ошалевшивими взглядами. Наверное, они осуждали меня. Я бы могла подумать на эту тему, но сейчас было совершенно не до этого. Следовало, как можно скорее отправиться к океану, может, он действительно что-то приготовил для меня.

Когда я шла по городу, то узнала, услышала из обрывков разговоров, что на берег причалил паром. В самом этом событии не было ничего необыкновенного. И я сама не знаю почему обратила на него внимание. Обычно паром приходил каждую неделю, по Воскресениям. Он привозил людей, работающих на Острове. Неподалеку от нашего городка располагался остров, но там никто из наших не бывал практически. Никто даже толком не знал как остров называется, поэтому все просто говорили Остров. Некоторые впрочем считали его плохим местом. Или даже местом, откуда не возвращаются. Но никаких определенных сведений о таинственном острове впрочем в нашем городе не имелось. На острове по обрывочным сведениям находилась на самом деле гостиница или санаторий для богатых людей. Лечились или отдыхали там люди не из наших краев, а приезжие. И возможно даже волшебники. Но несмотря на сравнительную неотдаленность Острова от нашего городка мне никогда не светило побывать в этом таинственном месте. Во-первых, хоть паром и приходил каждую неделю, на нем приезжали только работники Острова, которые покупали нужные продукты, или просто отдыхали в городе. Но при этом с ними мне никогда не удавалось пересечься, учитывая мой антисоциальный образ жизни. Да и на вид эти люди не представляли из себя ничего интересного. Они напоминали простых работяг, несколько измученных жизнью и тяжелой работой. Во-вторых, учитывая все собранные мной сведения и собственные наблюдения, я стала склоняться к выводу, что Остров действительно не представляет из себя ничего занимательного. Работают там обычные люди. И посетители Острова скорее всего тоже не великие волшебники. А, в-третьих, моя крайняя неудачливость не позволяла мне даже и на миллиметр приблизиться к Острову, поэтому я практически сознательно задвинула мысли о возможности попасть на Остров так глубоко в свое сознание, что они перестали меня беспокоить. Но иногда нечаянные обрывки разговоров, услышанных об Острове, как, например, сегодняшнее прибытие парома, могли взволновать меня.



Марианна Колдовская

Отредактировано: 21.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги