Кинжал раздора

Размер шрифта: - +

9 Медичес в гостях у Мединосов

Женни чуть не опоздала к началу карнавала. Чем ближе она подходила к Центральной площади, тем труднее было проталкиваться сквозь толпу народа. Весь город высыпал на улицы. То тут, то там проезжали на лошадях облаченные в средневековые костюмы всадники. «Даже всадницы», – ревниво заметила Женни. Шум. Смех. Телевидение. Открытые двери кафе и ресторанчиков ждали наплыва посетителей после представления. Стояли отдельные музыканты и целые оркестры, но еще не играли. С гиканьем проскакали на Центральную площадь рыцари. Пошумели, размахивая факелами. Зажгли их, построились колонной и уже чинным строем двинулись по улице, уезжая с площади. Впереди колонны ехал знакомый Женевьеве Ллойд. Карнавал начался. Бартоломью нигде не было видно.

 

Странно было ощущать себя такой одинокой среди веселящейся толпы. Женни развернулась и пошла домой. Выбрала почему-то не самый близкий путь – улицу, по которой въезжали на площадь конные участники карнавала. Они стояли здесь группками и болтали, шутили, ожидая своей очереди. Женни присматривалась и жадно прислушивалась. «Кто-нибудь видел сегодня Бартоломью?» – спросил какой-то парень. Ему ответили, что Барт здесь, Барта видели, он мелькает на разных улицах, но, похоже, сам участвовать не собирается. «А что так?» – удивился парень. «Он же ногу сломал». «Вот не повезло!»

 

«Интересно, – подумала Женни, – что такого задумал Бартоломью, что прикрывается этой версией». Однако он здесь и веселится. Неужели и думать о ней забыл?

– Барт! – крикнул кто-то. – Поедешь с нами?

– Нет, – ответил всадник на грациозном белом коне.

Женни быстро спряталась в подворотне. Барт ссутулился и наклонился к шее Кинжала. Кто-то спешился и подошел к нему.

– Что, нога болит? Поезжай домой. Основная часть позади. Мы справимся.

– Хорошо. Всем, кого не видел – привет. Удачи вам!

Ему дружно помахали на прощание и пообещали позвонить утром, рассказать, как все прошло. Всадник медленно отъехал. Женни сделала несколько шагов за ним.

«Бедный Барт. Что с ним? Устал? Даже голос слегка охрип».

Всадник снял маску одной рукой и попытался тыльной стороной ладони вытереть лоб. Металлическая маска выпала из дрожащей руки и со звоном запрыгала по камням мостовой. Всадник сделал круг вокруг нее. Свет от фонаря упал ему на лицо. «Это же не Барт! – дошло вдруг до Женни. Это... Рафаэль?»

Раф застонал от досады. Женни, не долго думая, подбежала, подняла маску и протянула Рафаэлю.

– Спасибо, – улыбнулся он ей.

Как же измученно он выглядит! Почему Барт оставил Рафа одного? Ах, как они похожи! Женни вглядывалась в такое знакомое лицо. Характерная форма губ, одинаковый разрез глаз. Вот чем отличались два портрета на рисунке Барта: правый глаз у Рафаэля слегка косил. От этого выражение его лица было немного лукавым, каким-то озорным. Это и нарисовал Барт. Что он не выделил, так это ресницы. У Рафаэля ресницы гораздо длиннее и пушистее, чем у Бартоломью. И загибаются на концах. «Девичьи ресницы, – улыбнулась Женни. – Да ты, оказывается, красивее Барта!»

 

Рафаэль смертельно устал. Его непослушные ноги совсем ослабли. К его досаде, Кинжал почувствовал растущую неуверенность всадника и стал беспокойно поводить ушами. Кинжал – конь с норовом. Как бы не выкинул какой фокус. «Без паники», – приказал себе Рафаэль, снял надоевшую ему маску и... выронил ее. Он объехал вокруг, жалея, что вообще ввязался в эту авантюру. Маску считай что потерял, сейчас свалится с коня на половине дороги, и что он тогда сможет сделать... Из темноты появилась девушка, подала ему маску. И не ушла. Она стояла и просто ела его глазами. Смотрела на него не отрываясь. Красивая как ангел. Наверное, красивая.

И этот ангел улыбнулся.

– Рафаэль Медичес, – смущенно представился Раф.

– Же... – Женни вспомнила «у меня от Рафаэля секретов нет» и поправилась: – Джейн.

– Американка?

– Как ты догадался? – обрадовалась такому повороту Женни.

– Сегодня много туристов, особенно из Америки. Местные – все в костюмах, – пояснил Раф, довольный, что она не уходит.

Кинжал нервно переступал ногами, Раф похлопал его, успокаивая.

«Бедный Рафаэль! Он же еле сидит на лошади». Женни соображала, не может ли она чем помочь.

– Если ты в замок Медичесов, то нам по дороге! Можно, я поведу твоего коня?

– Да, – с облегчением согласился Раф, отдал ей поводья и злополучную маску, расслабил ноги и взялся за седло двумя руками. – Пойдем шагом. Поболтаем.

– Мне показалось, тебя назвали «Бартоломью», – начала выяснять Женни то, что интересовало ее больше всего на свете.

– Это мой брат. Мы похожи, – отрывисто говорил Рафаэль. – Он не смог участвовать. Потом будет жалеть. Я выдаю себя за него. Разумеется, это секрет, Джейн.

– ОК, – кивнула Женни. – А почему он не смог поехать сам?

– Это личное. Не могу рассказать. Он очень расстроен.

«О, Барт...» – забилось у Женни сердце.

Рафаэль решился:

– Можно тебя пригласить? В Верхнем городе есть кафе, с его террасы видна вся старая часть города. Обещаю забавную историю о любом здании, на какое покажешь.

Женни горько вздохнула.

– Какая жалость. Я уезжаю. Завтра. Домой.

– Жалко, – огорчился Рафаэль.

– Ворота замка! – воскликнула Женни. – Спасибо за компанию!

Рафаэль не успел опомниться, как его спутница отдала ему поводья, маску и исчезла.



Marina Eshli

Отредактировано: 19.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться