Код "Уран"

Размер шрифта: - +

7.

По лучевому коридору тюремного уровня шли двое: пленник и страж. Прохожие с любопытством разглядывали пленника – таких чернокожих людей им еще не доводилось видеть. Патрульный воплощал собой само напряжение и собранность, он готов был в любой момент применить оружие, попробуй пленник сбежать. Маленький конвой прошагал почти до самого конца коридора и остановился возле дверей комнаты коменданта.

Рик постучал. Дверь не сразу открылась, наружу выглянул заспанный тюремщик.

– Чего надо?

– Брат Шо, я поймал на карнизе еще одну крысу, – Рик указал на пленника.

Тюремщик вытаращился на Ахмеда.

– Где ты его откопал?

– Он сам упал на меня сверху. Спускался по железной нитке как паук. Тут-то я его и сцапал. Подлец хотел удрать, ну, я его малость остудил.

Для убедительности Рик ткнул пленника жезлом в бок. Тюремщик окончательно проснулся и вытащил из-за пояса кинжал.

– Так-так. Очень хорошо. Чудесно! Молодец, Рик. Спасибо, я отведу его к дежурному комитетчику.

– Не за что, брат. Вот только... – Рик опасливо посмотрел на Ахмеда. – Этот черт силен как бык, понимаете? Как бы чего не случилось...

Тюремщик оценивающе взглянул на Ахмеда и кивнул:

– Да, ты прав. Лишняя осторожность не помешает. Пойдем со мной.

Они прошли по лучевому коридору в обратную сторону, туда, где находилась лестница. Время было позднее. Но, несмотря на это, каждый этаж патрулировался. Троица завернула на лестницу и стала подниматься. Не успели они пройти и одного пролета, как Ахмед споткнулся и упал ничком.

– В чем дело? – рявкнул Шо.

– Нога, – заскулил Ахмед с такой болью в голосе, словно навсегда утратил возможность ходить.

Тюремщик склонился над Ахмедом, приставив к его горлу кинжал.

– Меня этим фокусом не проведешь! Вставай, крысеныш, а не то я тебе вторую ногу сломаю!

Рик коротко замахнулся и приложил Шо по затылку. Тюремщик засипел, как прохудившийся воздуховод. Рик ударил снова – Шо повалился на Ахмеда. Пыхтя и отдуваясь, Рик помог сообщнику выбраться из-под массивной туши.

– Что дальше?

Рика охватила паника. Его положение в коммуне рухнуло окончательно, пути назад нет. Но вслед за этим наступили удивительная легкость на душе и ясность действий. Он мгновенно взял себя в руки, быстро обыскал Шо, вынул связку ключей. Вместе с Ахмедом они оттащили тело к стене и кое-как запихнули его за батарею отопления. Одна рука постоянно выпадала наружу, никак не желая сгибаться.

– Хватит! У нас нет на больше времени, – Рик подтолкнул Ахмеда.

В любой момент сверху или снизу могли показаться люди. Рик вывел Ахмеда обратно в коридор и, как прежде, изображая конвойного, повел его к камерам, где находились варвары. В дальнем конце коридора спиной к ним прогуливался конвой. Кто-то из пленников тянул унылую песню. Они прошли до нужной камеры. Хоть Рик не умел читать, зато прекрасно справлялся со счетом: камеры одиннадцатая и двенадцатая, если идти от лестницы. Вот они. Рик в замешательстве уставился на связку ключей, перебирая их в руках. Ключи были одинаковыми.

– Смотри на цифру и ищи ее на ключе, – прошептал Ахмед.

Рик послушно принялся искать. Он перебрал с десяток ключей, но вот в руке блеснул подходящий. Рик с невозмутимым видом сунул его в замок и открыл камеру. Они вошли внутрь. В камере должна была находиться девушка. Но там сидел мужчина. Не варвар. Они ошиблись!

Арестант ожидающе смотрел перед собой мимо Рика.

– Ты кто? – невольно вырвалось у последнего.

В горле у арестанта заклокотало. Рик присмотрелся внимательней: этот заключенный казался знакомым, привстал с лежанки и слепо уставился на свет.

– Вы пришли убить меня? – наконец прохрипел он.

– Нет.

– Тогда зачем вы пришли?

Рик осторожно приблизился. Но заключенный не повернул вслед за ним голову. Он и впрямь был слепым. Заросший седой бородой по самые скулы, с потемневшими зубами, весь пропитанный запахом нечистот. Человеческий обломок.

И тут Рик вспомнил. Давным-давно, лет пятнадцать назад, когда он был совсем малышом, рядом с ними жила семья. Отец работал монтажником, а мать, как водится, возилась на грядках. Был у них сын, одногодка Рика. И однажды случилось в этой семье несчастье – мальчишка свалился с балкона, сильно расшиб себе спину. Лекарь сказал, что ходить он больше не сможет. Никогда. Потому что перебит позвоночник. Тогда отец пошел к жрецам и молил их обратиться к богу Машины, чтобы тот сжалился над семьей. Жрецы выслушали, пообещали помолиться, но оказались бессильны. Монтажник не отступал, многие дни он обивал пороги Комитета, Смотритель принимал его, но ничего не сделал. Кто-то шепнул, что надо искать лекарство за барьером, в темноте Пространства. Недолго думая, монтажник собрался и ушел из Коммуны. Жена ходила в гости к маме Рика, они долго сидели за столом и беседовали. Она плакала и жаловалась на судьбу, а мама утешала ее, и Рик развлекал того мальчика. Шли месяцы, о муже не было вестей, и все решили, что он сгинул в Пространстве навсегда. Жена его как-то привыкла к увечью сына и смирилась.



Кир Луковкин

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги