Колдовстворец

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Августина Ашихова

Кто скажет, что это девочка, пусть первым бросит в меня камень!

 

Цитата из кинофильма «Двенадцать стульев».



      — Помимо основной истории магического мира у вас появится история российского магического мира. Это предмет введен специально для наших иностранных гостей, которые наверняка хотят ознакомиться с нашими историческими событиями, — директор надрывался уже минут двадцать, а я даже не могла заткнуть уши наушниками, так как банально забыла их в комнате.

      Очередной классный час, о Господи, что за блядство.

      — Сегодня каждый из вас должен забрать форму у классных руководителей. Сразу говорю, что каблуки должны быть не больше пяти сантиметров, распущенные волосы допускаются только для учеников старшего звена, — я покосилась на младшие классы, которые тут же поникли, и злорадно улыбнулась. Красятся больше меня, что за молодежь пошла?

      — Теперь у нас начинает работать театральный кружок! Им будет руководить уважаемая Елена Дмитриевна, преподаватель математики и физики. Также она написала пьесу, которую театральный кружок поставит в конце первого полугодия! — по залу пронеслись восторженные вопли и бурные аплодисменты. Опять младшее звено радуется, чему ни попадя. Ах да, ему же в этой «замечательной» идее участия не принимать, так что можно и порадоваться.

      — Просим всех пройти в кабинеты к вашим классным руководителям. Общешкольный классный час закончен, — я осталась на месте, а позже влилась в толпу высоких одноклассников. Все же сначала я собиралась забрать наушники из комнаты, а перед Владимировной успею отмазаться.

      Школа так устроена, что сразу после Зеркального перехода был небольшой холл, от которого уходило две лестницы — одна вниз, другая наверх. Я привычно задержалась около зеркала, поправляя макияж и расчесывая волосы. Сумка была беспечно брошена рядом, под самым зеркалом. Я присела на корточки, убрала «выходной» набор косметики в один из карманов и уже собиралась встать, как заметила в зеркале Владимира. Было стойкое желание обернуться, поздороваться или сделать что-то подобное, но я лишь выпрямилась и, не смотря в зеркало, скрылась на лестнице, ведущей на верхние этажи. Я не была уверена в том, что он меня узнал. Я ни в чем не была уверена. И встречаться, а тем более общаться с ним, я не хотела.

      Кот встретил меня прищуренным взглядом желтых глаз и недовольным мяуканьем — я опять забыла покормить его с утра. Но времени было катастрофически мало, поэтому я просто схватила наушники со стола и вылетела в коридор. В холле было пусто.

      Эмоции буквально захлестнули меня, отчего руки стали мелко подрагивать. Влюбленность — это болезнь.
 

***



      В кабинет я зашла самой последней, как и ожидала. Спрятав руку с наушниками за спину, я постучала по косяку двери, привлекая к себе внимание.

      — Причина опоздания, Татьяна? — Владимировна застыла около доски, как-то неестественно улыбаясь. В комнате были ученики по обмену.

      И Владимир смотрел прямо на меня. С некоторым скепсисом, а может даже презрением. Узнал. Это меня разозлило до того, что мне хотелось его прирезать прямо в кабинете. О музыке я теперь даже думать не могла — его взгляд так и преследовал, заставляя держать спину прямо, что я не делала класса с восьмого.

      — Забыла в комнате пенал. Прошу прощения, — Владимировна кивнула мне на место, и я тут же уселась на него, переглядываясь с одноклассником, с которым «начала встречаться» вчера вечером. Его перестают доставать бабы (кто же знал, что парниша гей?), а я становлюсь «занятой» девушкой. А не то подумают, что я в лесбухи записалась.

      — Как я уже говорила, в нашем классе будут обучаться три человека из других школ. Первый ученик — это Владимир Крам, дурмстрангец, — Крам поднялся с места и кивнул, приветствуя «одноклассников». Я поправила волосы так, чтобы они полностью закрывали лицо. — Второй ученик — это шармбатонец Лоран Ламарш, — невысокий парень, чем-то похожий на девушку, встал со стула и неуверенно улыбнулся. Одноклассник рядом оживился. — И третий ученик — это Джеймс Сириус Поттер, как уже понятно, он выпускник Хогвартса. Прошу всех уважать наших новых учеников и помогать им по мере возможностей. Также хочется обсудить некоторые вопросы, связанные с выпускным балом… — и тут я отключилась, полностью игнорируя данный вопрос. Обычно все разговоры о выпускном заканчивались знатным срачем с выяснением отношений — каждая из девушек «тянула одеяло» на себя, желая оказаться правой. Я же просто не связывалась.

      — Но тем не менее, этот вопрос нужно обсудить более подробно, с участием ваших родителей. Пусть они приедут в эту субботу. Обязательна явка обоих родителей, — Владимировна сложила руки на груди, продолжая мило улыбаться и вести себя нарочито раскованно.

      — Форма уже у вас в комнатах, вы свободны. Желаю удачного выходного! — я выполза из-за парты и тут же вышла из кабинета. Как назло не было левых обходных путей, через которые можно смыться. Пришлось быстрым шагом удаляться от кабинета, «распутывая» наушники.

      Но Андрей, одноклассник-гей, догнал меня на повороте, хватая под руку.

      — Дорогая, я так скучал! — начал он ерничать, из-за чего я не больно ударила его в плечо. Он тут же выпрямился и улыбнулся, уводя меня в глубь коридоров. Подальше от Владимира.

      Может это и было типичным бегством от проблем, мне было плевать. Не хочется в очередной раз страдать и бредить старые раны. Возможно, что он бросил ту девушку, но это не значит, что у него не появилась новая.

      — Ладненько, Власов, мне пора, — я скрылась на верхней лестнице, ведущей к женскому общежитию, и расслабилась. Владимира тут точно не будет.

      — Игнорирование — это невежливо, Таня, — я всего-лишь не успела открыть дверь, черт возьми. Сумка с учебниками стала вдруг невыносимо тяжелой, а руки вспотели.

      — Игнорирование — это метод самозащиты, Владимир, — как назло в коридоре никого не было. Так что я не могла с кем бы то ни было поздороваться, а позже прошмыгнуть в комнату.

      — Самозащита, говоришь? Ты меня боишься? — он сложил руки на груди, а мне хотелось застонать от глупости ситуации.

      — Что ты тут вообще делаешь? Когда я выходила из кабинета, ты только продвигался к выходу! — я потеребила брелок у ключа и чуть ли не начала притоптывать на месте.

      — Не ты одна знаешь о тайных ходах в этом замке, — он кивнул на одно из зеркал, которое было одним из выходов в целую сетку подземельев. Поэтому старшекурсники никогда не опаздывали на уроки, но предпочитали не ходить в этих коридорах по одному — слишком много было странностей в этих стенах, чтобы так беспечно распоряжаться своей жизнью.

      - Так, ты меня избегаешь, я верно понял? — отвечать на вопрос не хотелось, как и разговаривать с Владимиром. Мы просто должны разбежаться и никогда больше не встречаться.

      — Даже если и так, что ты сделаешь? Когда-то давно мы дружили, да, но это было два года назад. Целых два года! Все изменилось, Крам, прими это, — лишь сила воли удерживала меня от крика, на который так и хотелось сорваться.

      — Татьяна, я тебя не узнаю. Что случилось? Я пытался тебе писать, но ты не отвечала. Так что случилось? — я зажалась всего на одну секунду, а после просто влетела в комнату, сбрасывая сумку на кровать.

      Я не подготовилась, поэтому не время для таких вопросов.
 



Марьяна дю Плесси

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги