Колдовстворец

Размер шрифта: - +

Часть одиннадцатая. Декабрь, паршивая ты сука

- Собака с милицией обещали приехать.


 

Цитата из кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию»



      - Ты зануда.

      - Как ты догадалась? — Алина язвительно мне улыбнулась, убирая учебник по истории в сумку. Я затаила дыхание, наблюдая за Блэром, который нежно улыбался Фомягиной и перебирал ее волосы на задней парте. Поморщилась. Но внутри сгорала от жгучей ненависти и ревности.

      - Пойдем, пятница же, — Алина потянула меня к выходу, стараясь не выпускать мою руку из своего крепкого захвата. Я покорно двинулась к выходу, пытаясь не смотреть на задние парты.

      Сама ситуация была просто отвратительной. Как он мог? Это же просто… предательство. Позорное предательство моих чувств. Голова вновь начала болеть. Почему у меня не может быть нормальной, взаимной влюбленности в человека, который будет влюблен в меня так же, как и я в него? И что потом? Блэр тоже станет моим лучшим другом? Как мерзко.

      - Пойдешь завтра на любительскую игру в квиддич? — я кивнула, не задумываясь. Почему бы не сходить? Развеюсь.

      - Кто против кого?

      - Там еще не сказали. Будут на поле решать, так что посмотрим, — Алина обошла очередную толпу мелких пятиклашек и резко зашла в очередной открывшийся проход. У меня тоже не было выбора.

      Темный длинный коридор с сухим воздухом не делал мне настроения. Как и вся моя жизнь, впрочем.

      - Зачем путь срезать? Могли прогуляться, — я зацепилась каблуком за необтесанный камень и чуть не навернулась.

      - Потому что у первоклашек сегодня была физ-ра. На улице. Сейчас они раскиданы по всем коридорам. К тому же, они наверняка мокрые и холодные, так что лучше срезать путь, чем обходить мелких спиногрызов, — я согласилась с ее проницательностью и предосторожностью молча, никак не высказав своего согласия. Вот такой я человек, что поделать?

      К столовой мы вышли уже к середине ужина — первоклашки были действительно везде. Настроение окончательно испортилось, когда я попыталась открыть тяжелые двери. Кто их закрыл вообще?

      Не успели мы сесть за стол к Владимиру, как Алина, которая сидела лицом к дверям, побледнела и скривилась.

      - Что там? — настроения не было, и сейчас я представляла раздраженный клубок нервов. Владимир оглянулся, усмехнулся, повернулся обратно к нам.

      - Кого-то выгнали из Хогвартса, — тут даже я обернулась. Алиса! Да неужели.

      - Али, только не паникуй и не бей ее. Я тебя умоляю, тебя же отчислят, — Алина неловко улыбнулась, бросила на мою бывшую подругу странный взгляд и посмотрела прямо мне в глаза.

      - Я не настолько порывистая, чтобы марать руки в дерьме, которое почему-то назвали человеком. Я спокойна, словно удав, — Алина действительно воспрянула духом, расправила плечи и вообще сделала вид, что она уверена в себе и своих силах. Но я прекрасно видела в ее глазах звериную, непереносимую тоску. Но молчала, ободряюще похлопывая ее по плечу.

      Власов молчал, погруженный в свои мысли.

      - Андрей, что с тобой? Ты сам не свой, — Алина вопросительно уставилась на моего «парня».

      - Я завтра буду играть в квиддич. Не особо люблю играть в него, но меня заставили. Так настроение, открыто говоря, самое хреновое, — Андрей нахмурился, ковыряя свой ужин.

      - О, квиддич. Я тоже играю. Команды знаешь? Мы с тобой в одной. Против нас парни из девятого класса, немного десятого и Блэр. Ненавижу этого утырка, — при упоминании Блэра Владимир сжал вилку до такой степени, что та немного погнулась.

      - Отчего такая ненависть?

      - Я встречался с одной девушкой, Таня знает, о ком я говорю, — я кивнула, вспоминая ту самую блондиночку. — Так вот, он ее у меня отбил. Немного повстречался и бросил. Проходил стажировку в Дурмстранге несколько месяцев. А потом заявил ей, что их пути «расходятся», и он благодарен ей за «приятные минуты». И уехал. Та девочка потом пыталась вены вскрыть, после чего ее забрали из школы, — я отвернулась от Владимира, потрясенная его рассказом.

      - Жестокий парень этот Блэр. Не люблю таких, — Алина подперла щеку рукой, с обреченность разглядывая испорченную вилку Владимира. — Да и наплюй ты на него. Его жизнь накажет.

      - Буду надеяться на это. Хоть та девочка и была глуповатой, она была моей первой влюбленностью. И этот поступок меня взбесил. Я ее любил и носил на руках, а он ей воспользовался! Чертов ублюдок, — выплюнув последние слова, Владимир залпом выпил свой чай, встал, извинился и ушел.

Как бы жестоко это не звучало и не было, но я была рада тому, что эта девушка страдала. Она явно почувствовала мои страдания. И наверняка насладилась ими сполна. Но она сама в чем-то виновата. Погналась за яркой оберткой, бросив парня, который был в нее влюблен. Даже любил ее, наверное. Так виноваты в этой ситуации обе стороны. Но вслух это сказать я не осмелилась. Все же Владимир был опасным парнем, хоть и моим другом. Свое мнение иногда стоит держать при себе.
 



Марьяна дю Плесси

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги