Колдовстворец

Размер шрифта: - +

Часть двадцать девятая. Потери

— Что будем делать?
— Предлагаю употребить огромное количество алкоголя. И ждать неизбежного конца.
— Спасибо, алконавт, подбодрил.

 

Цитата из сериала «Сверхъестественное».



      Ветер дул мне прямо в лицо, остужая его. Земля осталась далеко внизу, как и Владимир с Алиной. Власова мы так и не добудились. Он что-то проорал нам про то, чтобы мы шли в лес, и обратно лег храпеть. Я легко повела черенок в сторону, заходя на поворот. Плавная, быстрая, она легко входила в повороты. И одной рукой было вполне удобно управлять таким транспортным средством.

      На землю я спрыгнула счастливая и довольная. Метла была сплошным чудом. Она развивала такие скорости, о которых я даже мечтать не могла.

      Мама в этот раз вполне удачно угадала с подарком. Или это Николай подсказал? Неважно, они явно выбирали ее вместе. И зная стоимость этой крошки, я думала о том, сколько получает моя мама на работе.

      — Ну как? — Владимир заинтересованно смотрел на черное древко с позолоченными маленькими буковками и циферками «Нимбус-3000».

      — Это просто огонь. Я своими руками так плавно никогда не управляла, как этой метлой. Это великолепно, — я просто лучилась счастьем. За эту метлу можно и душу продать, как мне казалось.

      — Ты так уверенно держишься на метле, что это даже странно смотрится со стороны. Почему ты в том соревновании не участвовала? — Алина спрятала руки в карманы.

      — Не захотела. Не обязательно играть всегда и везде. Если мне хочется — я играю, если же нет — я просто игнорирую. Такова моя тактика, — ухмыльнулась я. На улице было холодно, но нас троих это не остановило. Я уверенно держалась в тонких джинсах, обычной мантии и майке. Даже без свитера. Хотя руки закоченели. Я всунула руку в облегающий рукав мантии, так как она сама держалась на мне только благодаря застежкам, которые постоянно впивались в горло из-за очередных слишком резких порывов ветра.

      Мы молчали. Отчего-то говорить совершенно не хотелось. Я смотрела на темный лес, который плотным кольцом смыкался вокруг стадиона. Мы стояли на единственной прочищенной дорожке, которых вокруг стадиона было великое множество.

      Мне нравилось так стоять и ни о чем не думать, хоть леденящий тело ветер и сотрясал мою фигуру. Но, тем не менее, я чувствовала себя уверенней, чем обычно. Мне это нравилось. Ты словно готов ко всему, что тебя ждет. Ты готов свернуть горы, убить всех недоброжелателей, достигнуть вершин мира.

      — Тань, пойдем, холодает, — я отмерла. Ветер забрался уже под майку, постоянно приподнимая ее край. Я засунула правую руку в карман, а метлу закинула на плечо. Было необычайно хорошо. Но холодно.

      К школе мы подошли лишь спустя полчаса. Шли мы медленно, о чем-то лениво разговаривая и постоянно ежась из-за сильных порывов ветра. Но, тем не менее, никто не спешил.

      Мы невероятно сроднились за это время, стали настоящими друзьями. Хоть отношения между Алиной и Владимиром были немного натянутыми, это не мешало им хоть немного, но общаться.

      Владимир уехал обратно в Дурмстранг первого февраля в восемь утра. Хотя он не уехал, он трангрессировал. В школу я возвращалась в отвратительном настроении. Я не увижу его еще около четырех месяцев. Закутавшись в кофту, я поднялась на три ступеньки выше и остановилась. В коридорах изредка проскакивали люди, но тут же скрывались в комнатах или кабинетах. Небо заволокло серыми тучами, которые так низко нависали над землей, что казалось, будто они рухнут на землю в любую минуту. Ноги не держали. Я села на грязную ступеньку, не беспокоясь о сохранности джинсов.

      Руки замерзли, тело словно покрылось ледяной коркой. Рядом протопал восьмиклассник, и я отмерла. Надо подняться в комнату и делать домашнюю работу, чтобы отвлечь себя от грустных мыслей и неприятных раздумий.
 

***



      Февраль пролетел мимо меня. Я ходила, училась, ела, спала и даже иногда улыбалась. Но настроение было откровенно паршивым. Мир превратился в смешение серого цвета. И не было никаких светлых пятен, кроме редких полетов на метле. Я писала Владимиру каждый день. Он отвечал мне на каждое письмо. Его сова только и делала, что курсировала между Дурмстрангом и Колдовстворцом. Так и жили.

      К первой тренировке в этом году готовилась я тщательно. Проверила метлу, расчесала прутья, отполировала черенок.

      Ну и вот. Первое марта было субботой. Встала я в восемь утра, быстро оделась и, подхватив метлу, вывалилась на улицу. Солнышко мягко припекало, снег слегка подтаял.

      Я перезавязала шнурок на кроссовке и выпрямилась. День был чудесным. Даже хандра куда-то делась, уступив место простому отсутствию любых чувств. И стоило мне сделать только шаг, как впереди, метрах в пятидесяти от меня, появилась небольшая толпа людей в мантиях.

      Я закинула метлу на плечо и пошла к стадиону, заинтересованно косясь на большое черное пятно посередине больших белых сугробов.

      Но стоило мне подойти к стадиону, как все ненужные мысли вылетели из моей головы. Впереди была первая тренировка по квиддичу в этом году.
 



Марьяна дю Плесси

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги