Кукловод судьбы

Размер шрифта: - +

Глава VIII

 

Серена осторожно вкатила тележку, стараясь не зацепить колесами порог и не опрокинуть завтрак принцессы. Когда она уронила тележку в позапрошлом месяце, Гретана отправила ее в тюрьму.

- Ваш завтрак, миледи.

- Убери.

Принцесса нервно мерила шагами будуар. Тяжело стучали каблуки, и у Серены разболелась голова. Маршал Ашер отбыл на фронт во главе третьей пехотной дивизии и свежеукомплектованного батальона "Королевских Медведей". Серена была почти счастлива. Да, она больше не видела Люса. В ее сердце зияла пустота. Зато она не видела его рядом с принцессой. Не слышала протяжных стонов, становившихся  ночь от ночи громче и бесстыднее. Вопли экстаза достигали ее закутка. С  каждым сладострастным стоном в измученном сердце девушки поворачивался острый шип. Лучше уж эта пустота, эта чернота, эта тоска. Пусть бы он никогда оттуда не возвращался. Пусть война продлится вечно – спасибо магу Кэрдану! Пусть Люс навсегда останется на этой войне…

- Я приняла решение, - отрывисто бросила принцесса. – Я еду за ним. На этот треклятый восточный фронт. Не могу торчать здесь, пока он там, под кситланскими пушками, во главе безумных берсеркеров. Да, он должен сражаться. Он герой. Но, биллион леших, герои тоже умирают!!! Герои умирают чаще, чем трусы! Я должна видеть его, быть рядом с ним, если понадоблюсь ему. Я должна ехать к нему.

Езжай, мысленно обрадовалась Серена. Не видеть Его, не слышать Его имя от госпожи – это поможет ей забыть, исцелить рану. Уезжай.

 

***

 

Неровное  покачивание повозки, дребезг рессор и дорожная пыль сгоняли дремоту, стоило Эдере смежить веки. За несколько суток пути она познакомилась с вялостью, раздражением и сонливостью – неизбежными спутниками ночного бодрствования. И это несмотря на то, что каждую ночь путники останавливались в лучшей гостинице. Так, вчера лорд Арден снял три комнаты в бывшем дворце разорившегося аристократа. Эдеру ждал роскошный ужин в спальне размерами с классную келью. Улыбчивая молчаливая горничная прикатила раскладной столик на колесах, полный блюд с восхитительным ароматом. Она остановила его перед маленьким уютным креслом, почтительно поклонилась и испарилась из комнаты прежде, чем Эдера попыталась завязать разговор.

В дороге девушка проголодалась так, что умяла все ароматные деликатесы, даже не распробовав вкус. Как часто в общей спальной келье она мечтала отужинать и выспаться в роскошном уединении! И теперь, в долгожданном одиночестве, она безрадостно улеглась на постель шириной с трапезный стол. Она с восторгом променяла бы "сбычу мечт" на самую промозглую общую келью с кроватями Рисы и Мельны по соседству. А изысканный ужин – на постную кашу из залежалого пшена. На восьмой день пути Эдера дала себе волю и разрыдалась на огромной баронской постели, прощаясь с монастырским детством. Новая жизнь не сулила ей ничего хорошего.

Она так и не заснула в эту ночь, как и в прошлые ночи. Впрочем, бессонница ее устраивала: днем, в карете, она клевала носом и сие достойное занятие отвлекало ее от тягостного присутствия лорда Ардена. Ее благодетель заговаривал с ней, лишь когда они проезжали какое-то селение или иной географический пункт, чтобы сообщить его название. В остальное время Эдеры для него словно не существовало. Стоило ей задать вопрос, он отвечал с неизменной подколкой. Дружеские отношения никак не устанавливались.

Чем ближе к столице, тем унылее становилась дорога. Вместо деревьев по обочине шли пустоши с зарослями колючих кустарников. Не иначе, Ней и его наследники оба раза нарочно воздвигали столицу  королевства в самом неприглядном месте, чтобы подданные не слишком-то стекались сюда,  создавая угрозу перенаселения.

Долгожданная дремота наконец сморила ее. Эдере приснилось, как сестра Орделия разъясняет целебные свойства сосновой хвои. Она показывала девочкам, как готовить отвар и ставить припарки. Эдера, как обычно, вызвалась добровольцем на демонстрацию. Сестра Орделия бережно сделала надрез на ее ладони лезвием, стерилизованным в кипятке здесь же, на глазах учениц. Но Эдера всегда доверялась ей и на выездных занятиях, в условиях полевой антисанитарии. Она верила, что от рук сестры Орделии к ней не пристанет никакая зараза. Наставница приложила к ранке марлю, смоченную в отваре хвои, и показала ученицам аккуратный шрамик без следов крови. Сама Эдера считала, что эксперименты над ней не отличаются наглядностью. Раны, ссадины и синяки заживали на ней быстрее, чем на других девочках. Стоило предложить наставнице выбирать других девочек для демонстраций… Но ей так нравилось, когда сестра Орделия умащивала ее ладони ароматными отварами и маслами! Не хотелось отказываться от такого удовольствия даже ради чистоты эксперимента.

Из сновидения, почти вернувшего ей душевное равновесие, ее вывело мягкое прикосновение. Эдера открыла глаза и с ужасом обнаружила, что бесцеремонно прикорнула на плече лорда Ардена. Она резко выпрямилась. Опекун поправил плащ, примятый ее головой, и сказал:

- Извини, что помешал тебе выспаться. Я хотел предложить тебе полюбоваться городскими стенами. Скоро мы проедем мимо юго-западных ворот столицы.

Эдера высунулась в окошко. Холм, по которому они проезжали, был как-то по-особенному гол и безрадостен. Ничего иного она и не ждала.

- Мы не  будем заезжать?

- Нет. Тебе хотелось бы заехать?

Эдера пожала плечами.

- Как будет угодно милорду.

Конечно, любопытно взглянуть на загадочный город, о котором так проникновенно судачили столичные воспитанницы вроде Лаэтаны и Одилии. Но угрюмый пейзаж со скудной растительностью не обещал ничего более зрелищного, чем ярмарка в Ларгусе. После ларгийских и атрейских долин север королевства выглядел убогим.

Лорд Арден наклонился к ней ближе.

- Что-что? Я ослышался или ты действительно согласилась со мной с первого раза? Неважно себя чувствуешь?



Светлана Волкова

Отредактировано: 14.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги