Лёнчик

Размер шрифта: - +

Лёнчик

Та тут чудасiя, мосьпане!

(Из малороссийской комедии)

 

Лёнчик лежал, укрывшись с головой одеялом, сдерживая дыхание и боясь пошевелиться. Его разбудил скрип. Он прислушался. В комнате продолжал кто-то ходить, и то ли половицы под ногами, то ли ещё что-то, но продолжало скрипеть: скрип-скрип-тру-шшш-скрип…, и опять - скрип-скрип-тру-шшш-скрип.

От неудобной позы что ли, но правая нога вдруг зачесалась, потом зачесалась шея, потом засвербело в носу, да так сильно, что Лёнчик, как ни пытался сдержаться и не чихнуть (он даже рот осторожно зажал ладошкой), всё же чихнул. И тут же испугался, а вдруг тот, кто ходит, поскрипывая по комнате, услышал? Он чуть-чуть стянул одеяло с уха, и опять, ещё внимательнее прислушался: нет, скрип продолжался всё в том же ритме - скрип-скрип-тру-шшш-скрип.

Кажется, не заметил и не услышал, как я шевелюсь, с облегчением подумал Лёнчик и, поднабравшись храбрости, как учил его папа, отжмурил один глаз, и тут же испуганно быстренько зажмурил.

В комнате было темно, но даже в темноте, того, который скрипел, он успел увидеть.

Он зажмурил не только глаз, который он открыл, но и тот, который не открывал: зажмурил оба глаза сразу. И так сильно зажмурил, что где-то внутри глаз засверкали разноцветные огонёчки, как на их новогодней ёлке, которую они всей семьёй только вчера украсили.

Красиво-то как, успел подумать он, и хотел получше рассмотреть их и сравнить, но не успел - огонёчки погасли! Жалко, вздохнул он про себя, и вновь прислушался.

Скрипучие шаги вроде бы стихли.

Лёнчик насторожился: неужели тот, кто ходит, всё же услышал, как он чихнул или открыл глаз, и поэтому сейчас стоит рядом с ним и смотрит на него?!

Неожиданно Лёнчика охватила дрожь, да такая сильная, словно он замёрз от холода. А потом ему стало жарко, так жарко, как в бабушкиной бане, и он покрылся потом.

Ну, всё, пропал! Наверное, я сейчас умру, решил он, и стал ждать своего конца света, о котором часто говорила бабушка. А «конец света» всё не наступал и не наступал - в комнате стояла всё та же напряжённая тишина.

Подождав ещё немного, Лёнчик опять открыл глаз, не тот конечно, который он до этого открывал, а другой - в первый раз он открыл правый глаз, а теперь совсем другой открыл - левый.

Тот, который ходил и скрипел, сидел на стуле, и совсем не шевелился.

Ага, сообразил Лёнчик, раз ты не шевелишься, то тебя можно потихоньку рассмотреть.

Тогда, осмелев, Лёнчик открыл и второй, правый, глаз, и стал исподтишка наблюдать за сидевшим человеком. Наблюдая за незваным гостем, он сравнивал его: с папой, с мамой, с бабушкой, и даже со старшей сестрёнкой, Веркой.

Она такая зараза и ябеда, обиженно подумал он про неё! И она часто меня пугает, особенно, когда родителей нет дома, а бабушка «точит лясы» у соседки в гостях.

Может это они хотят меня напугать, неуверенно подумал он? Так нет же - они любят меня. Они сами сколько раз говорили мне об этом, продолжая прислушиваться и подглядывать, размышлял Лёнчик в темноте комнаты. Но размышляя, он всё же следил, чтобы тот «который сидит» вдруг не повернулся к нему, и не обнаружил, что он за ним наблюдает.

Тараща глаза в темноте, Лёнчик опять осторожно присмотрелся - нет, на папу и маму, и на дедушку с бабушкой он совсем не похож, решил он. А решив так, он ещё больше испугался.

Этот, который сидел на стуле, был похож…, был похож…. На кого же он похож, напряг голову Лёнчик? Он похож на кого-то такого знакомого…. Кого? - спросил он сам себя, и в ту же секунду сам догадался! Он был похож…, он был похож на деда Васю - сторожа нашего магазина, только без ружья. Вот на кого он похож, облегчённо вздохнул Лёнчик, и чуть-чуть расслабился.

Он пришёл мне уши драть за стену магазина, которую я заляпал грязью, опять испугался Лёнчик. Но я же нечаянно, я же в Вовку метил, хотел он сказать, но не насмелился - было ухх, как боязно!

Потом он ещё подумал, что деда Вася без маминого разрешения, да ещё и у них в доме, ему уши драть не посмеет - мама будет ругаться. Она скажет: «Это мой ребёнок, и не смейте к нему прикасаться! Я, если он заслужил, сама с ним поговорю, и если надо - накажу»

Лёнчик было совсем уж собрался успокоиться и, повернувшись на другой бок, уснуть, как тут в комнате что-то загудело, потом стало посвистывать, и опять гудеть.

Деда Вася как-то странно зашевелился, замахал руками.

Затем, хлопнув, открылось и закрылось окно, и стало так страшно, так страшно, что Лёнчик не выдержал, и с криком: «Маа-маа!!! Маа-маа!!!», выскочил из-под одеяла, и стремглав, бросился в комнату родителей.

---<<<>>>---



Лев Голубев

Отредактировано: 11.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться