Летописец. Книга 1. Игра на эшафоте

Размер шрифта: - +

Глава 14. Беглецы и преследователи

— Ваше Высочество, к вам посольство от Жабиной деревни, — Олек Рохля, который сегодня выполнял роль придворного, кривлялся так, что Крис от смеха не сразу понял, о чём речь.

Гил Полосатик и Олек Рохля каждый день подбрасывали монетку, чтобы решить, кто будет докладывать о просителях. Крис предпочитал неповоротливого толстяка Олека: с ним было веселее. К тому же он умел потрясающе подражать королевскому глашатаю важностью и умением построить речь.

— И что они хотят? — пренебрежительно спросил принц.

— Жалуются, что их церковь сожгли эктариане и вырезали при этом половину деревни. Их староста говорит, что все жители всемерно поддерживают нашего короля в его стремлении покончить с засильем эктарианства и умоляют его сына о помощи.

— А я что могу сделать?

— Они требуют покарать нападавших и заставить их возместить ущерб.

— Да вроде вчера они жаловались на то же самое, как и позавчера.

— Вчера, — вмешался Гил Полосатик, — деревню называли Лужино, и там наши, наоборот, задали жару эктарианам. Классно повеселились, Ваше Высочество. М-м-м... — Гил прикрыл глаза и облизал губы. — Эти придурки ещё и смели требовать вернуть им их чёртовы иконы и поповские тряпки. Ну наши, конечно, осерчали, загнали всех в церковь да запалили. Ихний попик собрал деревенских, что остались, и припёрся сюда. Вчера это они тут требовали...

— Да, вспомнил! — Крис поморщился. Не хватало, чтобы нераскаявшиеся эктариане лезли к нему с проблемами. Выполни они волю короля, ничего бы им не было. Почему эти нищие вечно цепляются за старые порядки?

— Тех мы вчера изрядно попугали, а эти... Гони в шею! — Крис должен искать Ривенхедов, а не тратить время на бесконечные местные разборки. Крис готовился к отъезду из Малгарда: Теодор уже отсюда уехал, и Крис отправил за ним погоню, а Холлард, как ему сообщили, отбыл в Рургард. Туда Крис и собирался, так зачем отвлекаться на всякую ерунду?

Крис старался не обращать внимания, но в Малгарде то и дело приходили сообщения о нападениях на отцовских стражников, на зарианские церкви. Чем южнее, тем недовольства было меньше, но Север оставался косным и неповоротливым. Жалкие крестьяне, терпевшие налоги и притеснения старых церковников, почему-то не всегда понимали, как им выгодно отделаться от этой жадной своры. Влас Мэйдингор не раз докладывал, что некоторые стычки нарочно провоцируются пришлыми проповедниками или нищими, но Крис считал, что Влас слишком подозрителен.

Ехать к барону Рургарда Валеру Мэйдингору Крис не хотел: они терпеть друг друга не могли из-за казни сына Валера Георга Мэйдингора. Будто Крис виноват, что из-за какой-то бабы Георг так взбесился. Этих баб полно, какая разница, кого трахать? Он получил по заслугам, считал Крис, но каждый раз, когда Валер смотрел на него, ему становилось не по себе. Горы не забывают, говорил Влас, показывая на свой герб — четыре серебристых зубца-горы на фоне лазурного неба с молнией, в окружении двенадцати животных, символизировавших двенадцать горных кланов. Таков девиз Мэйдингоров. Кровная месть в этих краях была правом и обязанностью. Но если не ехать, то как поймать Холларда? Крис не трус, чтобы прятаться от какого-то барона, а потому на следующий день он с отрядом выехал из Малгарда на северо-восток.

Земли Мэйдингоров считались неблагонадёжными. Даже отец не давил на горцев, оставляя барону Рургарда право принимать решения в интересах горных кланов. В Серебряных горах слишком многие не принимали перемен. Тут и язычество живо до сих пор. Отец говорил, что горцы живут по собственным правилам, и это его раздражало. Горы, идущие вдоль восточного побережья Сканналии, были в основном неприступны и небогаты ископаемыми, но на севере — между Иштирией и Арнагским озером — в Серебряных горах с давних времён добывали серебро, железо, медь, ртуть, свинец. Область эту прозвали Рургардом по названию единственного горного замка, а владели ею Мэйдингоры, чьим богатствам завидовали даже Ривенхеды. И не только богатствам, но и независимости от королевской власти. Мэйдингоры скорее формально подчинялись королю, платили налоги в казну, но на своей территории соблюдали лишь свои законы, а их вера допускала языческие обряды. Эктарианство здесь оставалось популярным, и Мэйдингоры не слишком торопились что-то менять.

Крис решил отправиться в Рургард не только для того, чтобы поймать Холларда, но и выяснить, чего он добился, однако по прибытии его ждал неприятный сюрприз: Валер Мэйдингор уехал на охоту. Крис обозлился, но ему пришлось ждать.

Замок Рургард, давший название всей горной области Северо-Восточной Сканналии, находился на высокой скале на берегу горного озера. Как сказал Крису проводник, скала — бывший вулкан. Снизу зубчатые стены замка со встроенными башнями и бойницами казались крохотными. Наверх вела узкая тропинка, преодолеть которую было непросто, если хозяева того не желали.

Горцы любили и умели воевать: непокорный Рургард в древности не раз становился полем битвы между местными кланами или отбивался от очередного правителя Сканналии. Постепенно клан Мэйдингоров подчинил себе остальные одиннадцать кланов, договорился с королём, и сто лет назад горцы приняли присягу, но старые стены замка время от времени подновляли, а укрепления перестраивали на современный лад. В центре внутреннего двора возвышалась круглая башня с пристройками, рядом стояла небольшая церквушка и арсенал, в дальнем углу двора была конюшня и цистерна для воды.

Валер вернулся на следующий день, но, к досаде Криса, ничего интересного не сказал. Холлард приезжал, но, ничего не добившись, уехал восвояси.

— Какого чёрта вы его отпустили?! — Крис был в ярости. — Он изменник!

Влас, стоявший рядом с Крисом, поёжился.

— Ваше Высочество, — чётко произнёс Валер Мэйдингор, — мы не нарушаем законов гостеприимства! Гость в моём доме — священен. Горе тому, кто посмеет причинить ему вред!



Юлия Ефимова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги