Летописец. Книга 1. Игра на эшафоте

Размер шрифта: - +

Глава 24. Клятва летописца

На кладбище было тихо: отряд барона Ворнхолма уже ушёл. Самайя прислушалась к звукам, но услышала лишь шелест листвы. Захар уверенно вёл её между склепов и надгробий, пока они не оказались рядом с высоким камнем с древней надписью. Захар огляделся и с трудом повернул камень. Тусклый свет луны осветил чёрную дыру. Захар спустил туда ноги, нащупал металлическую скобу и полез вниз. Самайя подождала, пока он скроется, и последовала за ним. Оказавшись в полной темноте, Самайя нерешительно застыла, что-то легко коснулось её лица, и она задрожала. Захар выругался, зажигая факел, висевший на стене. Самайя огляделась: пустой туннель уходил далеко. Под ногами валялись дохлые мыши и жуки, пахло гнилью и сыростью, сверху спускалась паутина.

— Идём, — Захар схватил её за руку и двинулся вперёд.

Они шли не очень долго, но ей показалось, что прошла вечность.

— Откуда ты узнал про этот ход? — спросила она, чтобы не молчать. Тишина оглушала.

— Есть старая легенда, давно забытая, — коротко ответил Захар. — О том, как Валамир бегал по этому ходу к жене Полияра в отсутствие брата. Подземный ход издревле соединял два терема братьев, но потом Валамир стёр свой дворец с лица земли, и про туннель позабыли. — Захар замолчал.

— А как мы найдём отца Рика?

— В тюрьме заправляет Дим.

— Дим стал палачом? — ужаснулась Самайя.

— Скорее, надсмотрщиком, — усмехнулся Захар. — Барон Краск его пристроил к делу.

Самайя покачала головой, не веря ушам. Туннель закончился тупиком, но Захар знал, что делал: он с силой нажал на одну сторону каменной стены, и она повернулась вокруг своей оси, открывая слева узкий проход. Они протиснулись в него и оказались в другом туннеле, который по размерам превышал предыдущий. Где-то капала вода, стенки туннеля покрывала копоть. Самайя уловила запах нечистот. Дверь встала на место, и теперь не отличалась от остальной стены.

— Мы под северным крылом дворца, под кухней и казармами. Камеры там, под восточным крылом, — махнул рукой Захар.

Вонь усиливалась по мере приближения к Северной башне. В ней на каждом этаже было устроено отхожее место, а нечистоты по трубам сливались в выгребную яму в основании башни. Кажется, туда Захар её и вёл.

Проход в Северную башню походил на предыдущий: вертящаяся каменная стена. Удивительно, что эти двери до сих пор действовали. Захар и Самайя протиснулись через проход и оказались на каменной вымостке рядом с покрытой ржавчиной винтовой лестницей. Здесь вонь казалась невыносимой. В яме в паре шагов от них на дне плескалась жижа.

— При Полияре нечистоты выводились наружу, в ров вокруг дворца. — Захар словно извинялся. — Потом ров убрали, появился город, и выгребную яму сделали внутри башни. Я добрался до отхожего места этажом выше и прыгнул в дыру. Яму в тот день чистили, лаз на улицу открыли, а рабочий куда-то ушёл. Наверное, тюремщики сочли, что я через лаз и скрылся, и разыскивали меня по городу, а я уже был за стеной.

Захар поднялся на несколько ступеней, ощупал потолок и нажал плечом. Дерево захрустело, посыпалась труха.

— Тут люк, коим и пользовался Валамир, — прошептал Захар. — Ничего не говори, этажом выше обычно стоит охранник. Сейчас, верно, его нет, все на стенах, но мало ли...

Он осторожно откинул люк, прислушался и подал руку Самайе. Поднявшись по ступенькам, они выбрались на площадку первого этажа, где возле лестницы была железная дверь. Захар положил люк на место, открыл дверь, и они оказались в тесной комнате с маленьким зарешеченным окном. На столе лежали пыточные инструменты. Захар потянул её дальше, и Самайя с ужасом увидела большую комнату пыток, где сейчас, к счастью, никого не было, кроме Дима. Он почему-то не удивился их приходу, но Самайю больше интересовало, где Ноэль. Она забросала Дима вопросами. Дим, блестя глазами, невозмутимо посмотрел на неё, потом на Захара и исчез за другой дверью.

Самайю трясло, она не хотела рассматривать обстановку, только подошла к бочке с водой и сполоснула руки и лицо, испачканные во время прогулки по подземельям. Отряхнув одежду, она подошла к двери, за которой исчез Дим, приоткрыла её и заглянула внутрь. Это было восточное крыло под Тёмной галерей, но вместо картин вдоль стены выстроились камеры. Откуда-то доносились стоны и крики. Захар оттащил её от двери.

Дим появился через несколько минут, неся на себе Ноэля. Он был без сознания и бредил, а когда Самайя коснулась его лба, то ощутила жар.

— Простыл, — констатировал Дим.

— Разве ты не должен был заботиться о нём? — спросила Самайя с упрёком.

— Я быть занят, — пожал плечами Дим.

— Давайте вытащим его отсюда! — приказала Самайя.

— Не рано ли? Дайрус ещё не король, — Захар был прав, но она не оставит Ноэля в этом месте. Они вернулись в соседнюю комнатку, Дим притащил из пыточной единственное кресло для Ноэля и ушёл проверить, как дела снаружи.

Самайя нашла тряпку, налила в таз мутной воды из огромного бака в углу и начала обтирать горячий лоб Ноэля. Он выглядел гораздо старше тридцати шести лет, волосы поседели. Самайя с жалостью провела по ним рукой, пропуская через пальцы грязные пряди.

— Жаль, что ты полюбила его, — голос Захара звучал как предостережение.

— Почему? — И с чего он это взял?

— Сиверс не возьмёт тебя в жёны.

— Я и не думала...

— Всякая женщина думает, и ты тоже. Скажу без обиняков: ему не достанет чувств ответить на твою страсть.

— В нём больше чувств, чем в большинстве людей, которых я знаю!

— Но не эти чувства потребны тебе. Он будет тебя жалеть, оберегать, чтить, но не любить.

— Ну и пусть, — упрямо ответила она.



Юлия Ефимова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги