Любимая воина и источник силы

Размер шрифта: - +

Онихэктомия. Пролог

Любовь Черникова

Онихэктомия. Часть 1

Книга приобретена на портале Lit-era. Все права защищены.

Исключительными правами на произведение «Онихэктомия» обладает автор — Любовь Черникова Copyright © 2016

Иллюстрация подарена читательницей и автором самиздата Lit-Era Marian Felis

Онихэктомия — сложная хирургическая операция, в результате которой ампутируется концевая целая фаланга пальцев вместе с когтями. В России широко распространено название «операция „Мягкие Лапки“». Такие операции достаточно редко проводятся за пределами США. В Германии и Швейцарии ампутация когтей у кошек запрещена законом, а во многих других европейских странах она также запрещена в рамках Европейской конвенции по защите домашних животных. Исключение делается только в том случае, если ветеринар считает эту операцию благом для животного.

Определение из Википедии

Внимание! Название применительно к роману в переносном значении :)

 

Пролог

– Оэльрио! Оэльрио! Где ты, детка?

Я отлично слышала взволнованный голос нянюшки и в душе злилась: «Чего так орет? Спугнёт же!».

– Хорошая киса, иди ко мне, – повторила я шёпотом, привлекая внимание животного.

Настойчиво вытянула вперёд развёрнутую ладонью вверх руку. Ещё один мысленный посыл: «Подойди!». Горячее дыхание обдало кожу, и я зажмурилась в предвкушении, ожидая, что вот-вот смогу потрогать огромный бархатный чуть влажный нос. Я вздрогнула от нетерпения, так хотелось запустить пальцы в серебристую, покрытую округлыми пятнами мягкую густую шерсть. Только бы нянюшка перестала кричать! «Ну, пожалуйста, Нисси!» – взмолилась я беззвучно, непроизвольно подкрепляя мысли требованием покориться, но, конечно же, с няней такие фокусы не проходят. Эх...

Скрыться от нянюшки в густом кустарнике мне ничего не стоило, колючие ветки всегда расступались, открывая потайные ходы и тропинки, достаточно было того возжелать. Это сводило с ума приставленных ко мне слуг, а тем паче отца, который жутко сердился, в очередной раз узнавая, что я сбежала за пределы поместья.

– Леди Оэльрио! – раздалось ближе и строже, похоже, няня теряла терпение.

Огромный зверь настороженно поднял уши и принюхался. В глубине горла родилось едва слышное рычание.

– Тише, киса, тише, – я снова подкрепила слова мысленным посылом успокаивая.

Вздыбленная шерсть прилегла, расширенные зрачки немного сузились, и я залюбовалась поразительным оттенком светлых голубых, прямо как моё новенькое атласное платье, глаз.

– Киса, я люблю тебя! – искренние слова от всей души. Сейчас мне казалось, что нет никого ближе и прекраснее, чем эта огромная кошка, величиной с папину лошадь: «Ну, пожалуйста, Великая Мать, дай мне ещё немного времени!»

Зверь почувствовал моё пожелание. Тёмно-серый с синеватым отливом мокрый нос, наконец, ткнулся в ладошку, и шумно выдохнул, заставив хихикнуть – щекотно! Еле сдержав визг восторга, я смелее запустила пальцы в мягкую нежную шерсть под подбородком и почесала, будто это обычная ловчая кошка. Раздалось мурчанье, похожее на рокот далёкого водопада, который показывал мне папочка, Не сдержавшись, обняла могучую шею, фыркнула, когда в нос попали шерстинки.

– Ты такая мягкая! Мне нравится, как ты пахнешь. Хорошая киса, будем дружить? – шептала я, продолжая гладить и чесать густой мех, радуясь, что моя нехитрая ласка зверю приятна.

– Оэльрио! – позади раздался треск кустов, донеслось невнятное ругательство, в котором моё чуткое ухо уловило собственное имя. – Оэль… Великая мать! – закончила Нисси севшим до едва слышного шёпота голосом.

Я телом почувствовала, как напряглись мышцы под мягкой шкурой, басовитое мурчанье переросло в угрожающий горловой рокот. Усы встопорщились, острые клыки почти с мою руку длиной обнажились. Красивая кошка зашипела, демонстрируя оскал, попятился назад, припадая к земле.

Я почувствовала, как то, что возникло между нами, рушится, и свалилась, выпустив могучую шею. Встала, отряхивая с испачканного зелёным травяным соком подола налипшие сухие листья, и притопнула ногой от разочарования. Напротив, на границе небольшой скрытой в тени раскидистых ветвей поляны, стояла белая как полотно нянюшка.

– Нисси, – я строго нахмурилась, наблюдая, как та, не отводя перепуганного взгляда от зверя, судорожно пытается нашарить карман передника, – Нисси! Если ты это сделаешь, я разрешу кисе тебя сожра…



Любовь Черникова

Отредактировано: 14.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги