Любимая воина и источник силы

Размер шрифта: - +

Онихэктомия. Часть1. Глава 23

Глава 23

Верд

Я проснулся в прекрасном расположении духа, да и чувствовал себя, на удивление, хорошо, будто и не было вчера безумной схватки, из которой я умудрился выйти без единой царапины. Случается же такое? Порой, во время обычного спарринга могут нос расквасить или что-нибудь вывихнуть, а тут!

Быстро собравшись, вышел из комнаты, собираясь пообедать. Давно я не посещал столовую со всеми вместе, предпочитая принимать пищу наедине со своими мыслями. Но сегодня всё было иначе. Меня непреодолимо тянуло туда, ведь там я, скорее всего, смогу увидеться с Оэльрио. Причём так, что это покажется естественным и позволит избежать пересудов.

Великая мать! Я вновь почувствовал себя мальчишкой, но не заявляться же к ней на урок, или прямо в комнату? Конечно, можно подождать до вечера и что-нибудь придумать, но для этого хочется понять не изменилось ли её ко мне отношение? Я снова усмехнулся, чувствуя себя странно. Кажется, в прошлом я так не заморачивался, чтобы закадрить девчонку, но… Будем считать, что я немного потерял хватку, пока моё сердце, как говорит Эллэ, было в глубокой заморозке.

Впрочем, предаваясь столь непривычным и даже глупым мыслям, о работе я тоже не забывал. Немного усилив эмпатией восприятие, между делом «слушал» студентов. По поводу этичности подобного поступка не мучился. В академии действует предатель, который может быть кем угодно, раз Шардо его знал. Как студентом, так и преподавателем, или кем-то из обслуживающего персонала, и я обязан его вычислить, а в разговорах может мелькнуть что-то полезное. Какие-то косвенные факты, подозрения, неосторожный намёк, да мало ли…

Но по мере того как я спускался по лестнице, падало и моё настроение. Толкового я так ничего и не обнаружил, а вот слухов про осенённую бабочками пару, в которой мужчина из моего отряда – сколько угодно. Сначала меня это улыбнуло, но когда раз за разом стали упоминать Оэльрио, я рассвирепел.

Великая Мать! Но как?! Получается это как раз я остался неузнанным?

Привычно притормозив на земляничном этаже, я и здесь не избежал порции слухов. Но тут впервые прозвучало имя Эллэ, и я озверел.

Пришёл в себя, едва осознавая, что рычу, чувствуя, как вокруг растекается аура раал’гара.

Что, вот так сразу? Миную обычную ипостась?! Стоп!

Оперся на перила, сжимая дерево до боли побелевшими пальцами. Пытаясь отдышаться. Железной волей набросил на внутреннего зверя аркан, затянул петлю, заставляя подлую тварь хватать ртом воздух. Волоча по земле, добавил пинками, чтобы не повадно было впредь своевольничать. Лязгнул тяжёлый ржавый засов, и я, последний раз взглянув в горящие ненавистью и бессилием глаза, вновь вернулся в реальность.

На меня подозрительно покосились проходящие мимо студенты, но увидев волчьи глаза, поторопились убраться подальше. А я не мог свыкнуться с мыслью, что озверел от одного намёка на отношения Льяры и лучшего друга.

Да нет! Не может быть. Я ведь сам её вчера проводил.

Поганый внутренний голосок, а точнее, отголосок давнего предательства, который поднимал голову каждый раз, стоило мне хоть на секунду кем-то увлечься, назойливо зудел, уговаривая не доверять никому...

Неужели я снова ошибся? А в любовь с первого взгляда я не верю.

Припомнилось, как вчера Оэльрио лицемерно бросилась мне на шею у ректора в кабинете. И ведь все ей поверили! А вечером? Она же сама поцеловала меня, но почему? Особенно после всего… С чего такие перемены? Каковы её цели? И что, вообще, вчера такое было?

Пытаясь себе объяснить необъяснимое, сам загонял в угол своё счастье, от которого теперь и следа не осталось. Но и просто выбросить все из головы я тоже не мог. А что? Насколько мне известно, Оэльрио не баловали вниманием, а здесь и правда со всех сторон сплошные принцы, как сказала та девушка. Неудивительно, если кто-то вскружит ей голову. Такое часто случается с невинными овечками, мне не должно быть до этого дела, хотя бы потому что я ей никто.

Пусть так, но я не позволю сделать это Райду. Никому из моего отряда. Это я твёрдо решил.

«Что, Верд, завидно?»

Ко всем голосам, присоединился ещё один, и я ответил:

«Чего завидовать? Вчера у меня были все шансы».

«И ты их, как всегда, упустил…»

Забыв о еде, отправился прямиком в штаб нашего отряда, организованный на административном этаже в одной из аудиторий. Когда я добрался до места, из собранных разрозненные сведений вырисовывалась неутешительная картина.

Льяру в столовой поцеловал Эллэ, они держались за руки, но, похоже, поссорились. Это было понятно по тому, как девушка поспешно, не прощаясь, его покинула. Причиной размолвки, скорее всего, послужили ухаживания принца аррендольского. Многие слышали, как тот обращался к ней по южному обычаю «свет очей» и приносил еду. Отдельно муссировались слухи об умирающем от тоски принце файбардском, который утверждает направо и налево, что она его невеста и ходит за ней хвостиком.

М-да…

Я, конечно, не настолько сбрендил, чтобы доверять сплетням, но с Эллэ поговорить не помешает. Дежурный, козырнув, сообщил, что замком вышел, и я потянулся к амулету вызова.



Любовь Черникова

Отредактировано: 14.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги