Любимая воина и источник силы

Размер шрифта: - +

Онихэктомия. Часть1. Глава 27

Глава 27

Верд

Вернув Оэльрио в её комнату, я ощутил какое-то опустошение. А потому, завалившись на кровать, пытался ни о чём не думать, и неожиданно задремал. Разбудил меня Эллэ, когда за окном уже сгустились сумерки. Я встал и открыл дверь, друг помахал бутылкой «Имперского» и я также молча отошёл в сторону, впуская его внутрь.

– Командир, – пустился в ненужные уже объяснения Эллэ после третьей порции крепкого, едва не вышибающего слезу пойла, и я не стал прерывать, – в столовой я не слишком удачно пошутил, и, похоже, несколько расстроил леди Оэльрио. Я это не сразу понял. Она возжелала уйти, и я подал ей руку, помогая встать. Тогда-то и заметил серебряную пыльцу на рукаве. Сопоставив факты со слухами, понял, что её видели именно с тобой. Сам посуди, ведь никого больше из наших в Первую ночь на территории академии не было, мы же до утра прочёсывали местность вокруг периметра… Бесы! – от резкого движения из стакана Райда пролилось несколько капель. – Верд, да пойми, я же обрадовался за тебя! За эти годы ты стал мрачным и хмурым, все время занят делами и этой своей борьбой с самим собой. Я, если честно, до сих пор в толк не возьму, зачем, вообще, бороться со своим зверем? Ты перестал улыбаться Верд! – закончил он горестно, будто я тем самым наносил ему обиду.

– Ты же не женщина, чтобы я тебе улыбался, – буркнул, все ещё чувствуя себя виноватым.

– Да я ж не об этом!

– Я тебя понял, – отмахнулся я и сделал новый глоток прямо из бутылки.

Эллэ, намахнув остатки, грохнул стаканом об стол.

– Ладно, пойду. – он устало поднялся и протянул руку. – Лягу пораньше, пока есть возможность.

Я встал со стула, пожав предплечье друга в ответ.

После ухода Эллэ я не знал куда себя деть.

Спать больше не хотелось, а мысли вернулись к предмету моих переживаний. Чтобы не думать, я даже попытался поработать. Обложился картами, сделал поярче светильники и принялся набрасывать отдельный отчёт для рапорта лорду Сатему со своими соображениями по поводу культистов. И даже что-то написал, но расслабленный алкоголем мозг был не особо хорошим помощником. В какой-то момент я понял, что, глядя в одну точку, снова думаю о Льяре.

Глубоко внутри заворочался зверь, блеснули жёлтые глаза. Для него всё было просто: чего медлишь? Иди и возьми. Он не мучился в раздумьях, он не опасался задеть чьи-то чувства, он не боялся причинить боль...

Нет. Так нельзя.

Я понял, эта тварь затаилась и предаст в любой момент, когда я расслаблюсь. Буду не готов. Подкараулит и вырвется на свободу, снова совершив то, что я уже не смогу исправить. Я знал, что нужно делать, хотя сейчас это казалось едва ли не предательством…

В запертом шкафу для ценных вещей хранилась коробка с амулетами вызова. Выбрав один, с темно-бордовым камнем на платиновой цепочке я помедлил несколько мгновений, прежде чем к нему прикоснуться.

– Вердерион? – в мысленном ответе было столько всего. Искренняя радость, удивление, вопрос, ласка, заставившая волоски на шее приятно зашевелиться.

– Здравствуй, Шаита. Ты не занята сегодня?

– Вердерион, – ты же знаешь, для меня ты желанный гость. Я отменю все планы. Когда хочешь увидеться?

– Прямо сейчас, если можно… – было немного стыдно в этом признаваться.

– Жду тебя в своём будуаре. Если можешь, дай мне пятнадцать минут.

Выдерживая указанное время, в раздумьях ходил по комнате, прикидывая, насколько разумно совершать теневой переход, ведь обратно придётся возвращаться порталами. Решившись, прыгнул в поместье, в конце концов, стоит пополнить свой гардероб. Я не планировал оставаться в академии надолго, так что в нём просто не было необходимости. Одеваться, впрочем, не стал, зачем впустую тратить время? Просто прихватил пару комплектов с собой.

– Вердерион! – бархатистый низкий голос обволакивал и будоражил, экзотический аромат южных цветов, показался чуть резковатым и сладким, когда Шаита, раскинув руки, плавно двинулась навстречу. Я положил чехлы с одеждой на кресло и обнял женщину, которую считал своим другом. – Надеюсь, ты забыл обо мне так надолго потому, что, наконец, кого-то встретил. А не потому, что довёл себя до ручки в очередной раз?

– Я общался с женщинами, – ответил я, пытаясь припомнить, когда это было. Прозвучало ожидаемо неубедительно, и темноволосая красотка неопределённого возраста, скептично покачала головой, а я невольно залюбовался оливковой кожей и чуть раскосыми глазами.

Взяв меня за руку, подвела к огромной роскошной постели, занимающей большую часть будуара. Арендолльский шелк простыней тёмного сливового цвета призывно мерцал серебряными всполохами в полумраке. На выручку за один метр такого могла месяц безбедно жить деревенька средней руки с учётом оплаты услуг обычного друида-природника. Напротив разместилась вырубленная из цельного куска снежного мрамора купель на изогнутых звериных лапах, выполненных боюсь, что даже не из серебра. От остального пространства её условно отделял своеобразный балдахин из кисеи в тон прочему убранству. Это не для того, чтобы мыться, скорее для развлечений. На противоположной стене огромное зеркало, которое при желании можно закрыть занавесками. Пара изящных резных стульев тонкой работы с темно-бордовой обивкой на спинках и сиденьях. Большое уютное кресло в комплекте. Если здесь и было что-то из Чащи, то оно искусно маскировалось за выставленной напоказ роскошью. Куда ни падал мой взгляд – всплывали воспоминания. Впрочем, было здесь и новое. Зверь внутри довольно шевельнулся. Тварюга!



Любовь Черникова

Отредактировано: 14.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги