Мальчишка из рода белого тура

Размер шрифта: - +

Часть вторая, главы 16, 17, 18

Глава 16

 

 

На следующий день сразу после репетиции мы поспешили к жилищу Рустама, куда Намир обещал пригласить мытаря.

Встреча уже началась, в доме на полу был расстелен большой ковёр, где гость важно восседал среди горки мягких подушек, перед ним стоял низенький столик, уставленный блюдами с богатым угощением, мастер разместился напротив и поддерживал беседу. В сторонке пристроился Керим, готовый по первому зову сменить кушанья или подать воду и полотенце для рук.

Старший сын гончара каменным истуканом сидел в углу двора под навесом мастерской, равнодушно взирая на происходящее вокруг. Ответив лёгким кивком головы на наше приветствие, он снова застыл неподвижно, поглощенный своим горем.

Спрятавшись в тень рядом с ним, мы стали дожидаться конца беседы. Время тянулось мучительно медленно, сборщик налогов оказался очень прожорлив и долго не мог насытиться. Наконец ожидания закончились, выскочив во двор, Керим позвал нас к гостю.

Столик был уже чист и застелен свежей скатертью, положив на него свиток пергамента, мытарь стал читать свои записи противным гнусавым голосом.

- Такого то дня… купец … купил 26 рабов мужского пола. Из них взрослых мужчин…

Он перечислял имена и возраст пленников с указанием цены за каждого, а у меня перед глазами мелькали знакомые лица наших селян. Было больно и обидно слушать, как ещё недавно вольных и свободных людей продавали, словно бессловесную скотину, считая по головам.

Закончив чтение, сборщик налогов принялся сворачивать свиток обратно в трубку.

Мне очень хотелось узнать судьбу тётки, братишки и сестрёнок, но их имёна не прозвучали, значит, все погибли при нападении. Развернувшись назад, я вдруг испугался за друга, тот стоял с белым лицом и закрытыми глазами, полными слёз. Ухватив за руку, я вывел его во двор и усадил на старое место под навесом. Из семьи в живых у Мирчи остались мать и старшая сестра, их купил купец из далёкой Персии, и искать дальше стало бесполезно.

Проводив мытаря за калитку, Намир подошел к нам, за пару последних дней гончар резко изменился, лицо осунулось, в бороде добавилось седины.

Вечером, перед сном, мы с другом приняли важное решение, которое теперь, когда узнали участь родных, только укрепилось.

- Мастер Намир, - спросил я. - Из денег Лютомира что-нибудь осталось?

- Конечно, - удивился гончар. - На подкуп и угощение сборщика налогов я потратил всего двадцать пять дихремов, а остальные монеты лежат в целости и сохранности.

- Там хватит на долг семьи Мары?

- Там даже больше, но ведь вы хотели помочь своим близким?

- Теперь это не в наших силах, почти все погибли, а живых угнали очень далеко. Атаман передал деньги на добрые дела, так пусть они спасут от рабства невесту Рустама, а остатком лучше вас никто не сможет распорядиться. Мы с Мирчей так решили, и не надо нас отговаривать, - закончил я.

Глаза гончара влажно блестели, а голос подрагивал от волнения:

- Я не знаю, смогу ли когда-нибудь оплатить свой долг перед вами, мальчики, но вы спасли не только Мару и её семью, вы спасли мне сына.

Прижав нас по очереди к своей груди, он повернулся к Рустаму.

- Рустам! Теперь у нас есть деньги, твоя Мара свободна!

Тот не сразу понял, о чём ему говорит отец, зато потом чуть не обезумел от радости. Взрослый усатый мужчина, очнувшись, то порывался бежать к невесте, то поднимал руки к небу в благодарственной молитве своему богу, то пытался целовать нам руки. Дождавшись, когда хозяева отвлекутся, мы с облегчением сбежали из счастливого дома.

Остаток дня я провёл в кузнице с Ратибором, а по возвращению в караван-сарай первым во дворе меня встретил Марцелий.

- Лера не с тобой? - встревожено спросил он.

- Нет, после репетиции я её не видел, - его беспокойство стало передаваться мне. - Что-то случилось?

- Она пропала… После обеда пошла на базар и не вернулась.

- На рынке искали?

- Мы с Мирчей осмотрели там все закоулки - никаких следов дочери. Я

надеялся, что она с тобой, - признался гистрион.

Вокруг нас стали собираться остальные актёры.

- Придётся отменять представление, - мрачно сказал Корнелиус. - Противная девчонка, совсем отбилась от рук, появится – я ей задам трёпку.

- Лишь бы вернулась, - вздохнула Фрида.

Мы с Мирчей, прихватив Молчана, бегом отправились на базар, решив его осмотреть ещё раз. Торговая площадь к этому времени почти опустела, покупатели разошлись, закрывались последние лавки.

Присев перед псом на корточки, мой друг потрепал его за ушами, потом скомандовал:

- Леру, Леру ищи, Молчан… Понял?.. Лера пропала, надо найти… Ищи!

Сообразив, что от него требуется, тот неторопливо затрусил вдоль торговых рядов, обнюхивая подозрительные места и иногда ставя свои метки. Миновав один ряд, пёс перешёл на соседний, затем перебежал на другую сторону площади, там он немного пометался туда-сюда, свернул в маленький закуток и уселся на землю, глубоко дыша с высунутым языком..

Перед ним лежала синяя ленточка, наполовину втоптанная в песок, одна из тех, которые Лера любила вплетать в свои волосы. Она не могла оказаться здесь случайно, в этом закутке девчонку скрутили и спеленали незаметно для других посетителей рынка, а в том , что её похитили, сомнений больше не было.

По дороге в караван-сарай я высвистел мальчишек с Кузнечной улицы и передал для Ратибора срочный сбор всей ватаги.

Увидев ленточку, Марцелий сразу понял, что случилась беда, а услышав мои пояснения, решил бежать за помощью к городским стражникам.

- Бесполезно, - переубедил его Корнелиус. - Чем больше денег мы им заплатим, тем сильнее они будут сотрясать воздух, изображая рьяные поиски, перебаламутят всю округу и только спугнут похитителей. Надо искать свидетелей, кто-то должен был видеть, как несколько мужчин несли в руках или везли на повозке с рынка большой свёрток. Зная Леру, я уверен, что её сначала оглушили, а потом завернули в ткань или ковёр.



Александр Середнев

Отредактировано: 06.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги