Меня зовут I-45 (ориг. "Куда ушла Медея")

Размер шрифта: - +

Псы

 

На Луция взирали четверо. Через стол сидел консул Анк Туллий — лысеющий член Сената со взглядом орла на гербе Управления. По бокам примостились адвокаты: блондин в модном костюме и серый умник в тоге, которая обнажала узкие плечи. Блондин и Крыса, так их Луций и назвал. Над ними порхала секретарь с чашками и закусками. Луций уводил взгляд каждый раз, когда она оказывалась близко. Внимание автоматом переключалось на полупрозрачную рубашку, сквозь которую просвечивали круги сосков.

— То, что вы увидели на видео, декурион, — важно заявил Крыса, — было всего лишь легким недомоганием.

— От легкого недомогания не падают на пол. Управление получило видеозапись с камер наблюдения. — Луций посмотрел на консула. — Вам стало плохо, однако вместо врачей вы вызвали охрану. Почему?

Консул молчал. Молчали даже его водянисто-голубые глаза — никакого выражения.

— Вы заметили кого-то на нижних ложах, верно?

— Юпитер всемогущий, да о чем мы вообще говорим? — Крыса вскинул руки. — Консул совершил какое-то преступление?

— Консул может помочь нам в раскрытии преступления, но утаивает информацию от следствия.

Луций включил блокнот. Над экраном повисло трехмерное изображение лица I-45.

— Вы на нее смотрели?

Консул не отвечал. Казалось, он мерился с голограммой взглядом. Теперь на его лице отчетливо читалось презрение.

Он узнал ее. Луций попробовал надавить сильнее.

— Внизу сидела она. Из-за нее вы вызвали охрану.

— Она была не одна. — Анк Туллий тронул блокнот, и изображение свернулось. — Но вы это и без меня знаете, верно?

Адвокаты встрепенулись.

— Консул, мы не рекомендуем вам отвечать на вопросы, — торопливо заговорил Блондин. — Это может…

Анк Туллий вскинул руку, заставив его умолкнуть.

— Вы можете гарантировать мне, что поймаете их?

Под его взглядом даже Луций чувствовал себя не в своей тарелке.

— Сделаю все, что в моих силах.

— Звучит неуверенно.

— Она убила моего напарника. Как римлянин, я сделаю все, чтобы почтить память брата по оружию.

Консул вскинул брови.

— Я слышал лишь о несчастном случае.

— С вами тоже произошел бы несчастный случай?

Анк Туллий медленно кивнул. Отпил воды из золоченой бутылочки, которую подала секретарь. Положил ладонь — смятую артритом — себе на грудь.

— У меня кардиоимплантат. Всегда было слабое сердце.

Блондин покачал головой. Крыса поджал губы, что-то яростно печатая в своем коммуникаторе. Консул не обратил на них никакого внимания. Все это словно не касалось его, огибало, как звездный ветер.

— Они угрожали сломать его, если я не повлияю на одно судебное дело.

Луций подался вперед в нетерпении.

— Какое?

— Это связано с движением «Псов Свободы». С их лидером. Все, что могу вам сказать. Похоже, ваша девушка — одна из «псов», декурион.

«Псы Свободы». Террористическая организация, запрещенная Римской Империей. Состояла в основном из номеров. Время от времени они устраивали акции протеста. Взрывали здания, аэромосты и линии трансзонального экспресса. Борьба за равенство, так они это называли. Луций слышал о заключении их лидера под стражу. Эзоп, так его звали. Газеты пророчили ему двести лет крио. Сам Луций ставил на триста.

Почти смертная казнь. Многие не выживали и после пятидесяти.

Теперь все складывалось во вполне понятную картину.

— Вам нужно будет повторить это для суда.

— Исключено, — вмешался Крыса.

На сей раз консул кивнул.

— Никто не должен знать о моей слабости. Вы меня понимаете?

Больше, чем кто-либо. Луций проникся невольной симпатией к консулу.

Он все понимал, но не мог потерять единственного, важнейшего свидетеля.

— Мы можем заставить вас… — бросил последний козырь.

— С помощью чего? Видео? — Блондин сморщил нос. — Простите, но это смешно. Вас завалят судебными исками.

— Данная информация не выйдет за пределы этой комнаты, — добавил Крыса. — Если будет информация — звоните. И отправьте этих номеров в крио. Или к Плутону, на ваш выбор. Если покушение повторится, ответственным за него будете вы.

Он свернул коммуникатор, в котором делал пометки. Постучал получившейся трубочкой о стол и поднялся. Вместе с ним, как по сигналу, поднялись и остальные. Блондин провел рукой по волосам, которые явно интересовали его больше, чем допрос и вооруженный легионер. Консул Анк Туллий расправил складки тоги и глянул на Луция с высоты своего роста.

— Найдите их, декурион.

 

***

 

Чертов Анк Туллий.

Луций саданул панель лифта, вжался пылающим лбом в ледяную сталь и прикрыл глаза. Втянул воздух через зубы. В тупике. Он снова оказался в тупике, в бюрократической западне, где секреты трибуна стоили дороже, чем жизнь легионера.

Кабина замедлила ход. Луций выпрямился и вернул лицу строгое выражение. Еще не хватало, чтобы соседи по этажу видели его гнев. Легионеру не полагалось гневаться. Сильные эмоции — первый симптом нестабильности.

Апартаменты тонули в скисшем воздухе. Чувствовалось, что их редко посещали и еще реже проветривали. Вот и сегодня Луций только скинул ботинки, нарезал стопку бутербродов и повалился в кресло, продавленное в том месте, куда регулярно приземлялась задница. Задумчиво прожевал кусок ветчины с хлебом, созерцая ночную курию за стеклянной стеной.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги