Меня зовут I-45 (ориг. "Куда ушла Медея")

Размер шрифта: - +

Псы II

Начали они с комнаты I-45. Сорвали полосатую ленту, разблокировали замок. Бритва остановилась на пороге, осматривая серый беспорядок в четырех квадратных метрах. Койка с тонким матрацем, пара одинаковых туник на полу. Правильно, к чему слепой изыски? Она все равно их не видела. Как грязь и рыжие потеки на потолке. Жалкое зрелище.

Бритва почувствовала ровное дыхание Луция за плечом.

— Чуешь что-нибудь?

Не ответив, она шагнула за порог. Сделала это с неохотой — каждая каморка в дешевых колоннах рассказывала свою, некрасивую историю. Добавлять в коллекцию еще одну не особо хотелось.

И, конечно, она чуяла. Пахло страхом. Он синеватой дымкой реял у потолка, горел ярче в местах, которых касалась I-45. Желтел запах пота — больной, нехороший. Похоже, слепая не успела восстановиться после операции. Сидела на болеутоляющих, как пить дать.

Бритва усмехнулась. Добро пожаловать в клуб.

Она вышла обратно в коридор. Миновала три двери, остановилась у четвертой. Здесь к запаху I-45 добавился запах мужчины. Табак, легкий нюанс клик-препарата, оружейная смазка.

Номер из банды, может, один из «псов». Плохо дело.

След повел к лестнице, оттуда на первый этаж. Прошел вдоль закованных в пластик теплотрасс, свернул за гудящий энергоблок.

Где пропал.

По обеим сторонам коридора выстроились двери. Все одинаковые.

— Совсем ничего?

Бритва хмуро кивнула и растерялась, когда Луций вручил ей свою кожаную куртку. Он отстегнул кобуру, вытащил распылитель и сунул за пояс штанов. На плече под майкой виднелись шрамы — широкие грубые рубцы. Видимо, старое ранение, с военной операции. В мирное время такое месиво вряд ли бы оставили; заделали бы в регенерационной капсуле или где там лечили богатеньких патрициев.

Он вытряхнул из пачки сигарету, прикурил и зажал ее зубами. Прошелся вдоль дверей, выбрал самую побитую и стукнул в нее кулаком.

Дверь приоткрылась, и он сунул ботинок в образовавшуюся щель.

— Слышь. Есть чо?

Да что он задумал? Допрашивать всех подряд?

— Иди в задницу, кликер!

— А если найду? — Он сунул в щель дуло распылителя. — По-братски прошу. Ломает, сил нет.

— У меня нет ничего, — ответили ему уже тише и с уважением.

— А где есть?

— Вали в тридцатую.

Луций вытащил ботинок, и дверь захлопнулась. Он обернулся на Бритву и выплюнул окурок.

— Слышала? Ищем тридцатый номер.

Бритва усмехнулась. Этот неправильный патриций нравился ей все больше.

Номера редко подписывали свои двери. Квартиры приходилось угадывать по светлым контурам оторванных цифр. Тридцатая ожидала их на углу, грязная от граффити, жженых пятен и следов ботинок, которыми, похоже, любили в нее стучать.

Луций постучал так же: развернулся спиной и двинул ботинком. Пластик дрогнул в пазах.

— Пошел в Тартар! — отозвались из квартиры. Что-то щелкнуло, и Бритва подалась к стене. Луций вжался с другой стороны проема. Вовремя — дверь отъехала в сторону, и из квартиры пальнули. Коридор заволокло дымом. Запахло горелым пластиком.

— Что, сука, думал, я «орлика» не узнаю?!

Похоже, их раскрыли. Бритва вытащила из-за пояса дубинку и с щелчком раздвинула ее. Табельное оружие, как назло, осталось в Управлении; этим вечером она не планировала никого задерживать.

Не страшно, выбьет зубы кулаками.

Луций открыл экран тепловизора на стволе распылителя и жестом велел отвлечь внимание. Бритва стукнула дубинкой по косяку.

Кусок пластика с ее стороны тут же взорвался осколками, щеку резануло.

Луций прицелился и выстрелил в стену. Сразу же еще раз — уже в человека за получившейся дырой. Из комнаты донесся звук падающего тела, и он шагнул внутрь, держа распылитель перед собой.

Бритва хотела последовать за ним, но не успела.

Её захватили за горло и потащили назад по коридору. Держали локтем, крепко. Не вздохнуть, не хрипнуть. За пальбой даже не услышала, что сзади подкрались. Мысли смешались от паники. Серый от дыма коридор поплыл перед глазами. Над ухом тяжело сопели.

Бритва ткнула нападавшего дубинкой. Слишком длинная и неудобная в раздвинутом виде. Ее выбили из рук. Вот же Марсова задница… Бритва шаркнула ботинками по полу. Шатнулась к стене, всем весом припечатала нападавшего к трубе ретрассы. Двинула его локтем. Еще раз.

Ее вздернули над полом, все так же, за шею.

Он был гораздо выше, этот урод. И его хватка не слабела…

Над головой прожужжал заряд, лицо запорошило пеплом. Противник ослаб, и Бритва торопливо вывернулась из захвата. Отскочила, развернулась.

Шея нападавшего почернела и курилась; выше не осталось ничего. Бритва подавила рвотный позыв. Просто обезглавленное тело, напомнила себе. Она видела десятки таких в квадрате Орфея. Вот где случилась настоящая бойня.

Луций опустил распылитель.

— В порядке?

Бритва прогнала отголоски былого ужаса. Кивнула, медленно выпрямилась, чувствуя, как боль пронизывает тело, и направилась к злосчастной тридцатой комнате.

Внутри царил обугленный хаос. Похоже, Луций не постеснялся выставить распылитель на полную мощность: под потолком до сих пор кружили хлопья. Хозяин комнаты лежал лицом вниз. Из спины торчали белые палки ребер — как сломанные прутья. Бритва покосилась на напарника через плечо. Ни единой эмоции на лице, как бутерброд разогрел.

Говорили, что он повидал много горячих точек. Если так, то Бритва могла понять, откуда взялся его коронный взгляд — хирургически холодный — и привычка поджимать губы.

Бритва переступила тело и принюхалась. Черта с два можно было различить хоть что-то, кроме паленой плоти, пластика и остатков заряда. На миг ей захотелось развернуться и вызвать подкрепление. Они и так наворотили достаточно дел без ордера. Может, патрицию за нарушение устава ничего и не будет, а вот ее уволят, как пить дать.



Вера Огнева и Артемий Дымов

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги