Мис-ти-ка

Размер шрифта: - +

Мис-ти-ка

 

Река, уносящая в царство мёртвых

 

Серый злился на весь свет. Прежде всего, на Аську, но эти тоже хороши! Друзья, называется.

Сергей, парень двадцати семи лет, коренастый, загорелый, коротко стриженый, кидал вещи в байдарку. Белокурая девушка с виноватым лицом привычно укладывала и крепила их.

– Брось ты, Серёга! – Вадим уговаривал друга остаться на стоянке, – всё равно не успеете. К порогу доберётесь уже в темноте, надо осмотреть, прежде чем проходить. Ночёвка там неудобная.

Сергей угрюмо молчал. Он взял вёсла и, придерживая байдарку, дал знак Асе занять своё место.

– Мы же договорились днёвку устроить, – встряла невеста Вадима Лидочка, – Ася, ну скажи ему!

Девушка, уже сидя в байдарке, оглянулась на Сергея в надежде, что он раздумает плыть, но тот отвёл корму от берега, пройдя по каменистому дну, уселся и протянул Асе весло.

– Не дрейфь, Вад, всё нормально будет, – сказал он, не видя оставшихся на берегу товарищей, и резкими гребками направил байдарку к середине реки.

Плыли без привычных замечаний, хотя Ася так и не научилась нормально грести, то излишне топила весло, то чиркала им воду, сбиваясь с ритма. Капитан, казалось, не замечал её, он грёб как на соревнованиях, не жалея сил. Вадим прав, к порогу лучше добраться засветло, преодолеть его надо сегодня, о ночёвке там и речи быть не может. Поезд в полдень, чтобы успеть на него, палатку надо ставить неподалёку от станции.

– Причаливать не будем, – хрипло сказал Серый, когда желудок напомнил о себе, – обойдёмся сухарями и водой.

– Хорошо, – откликнулась Ася.

Она уложила весло вдоль борта и достала небольшой рюкзачок с «тормозком». Обернувшись, протянула термос и бутерброды, которые успела вручить ей Лида.

– Хорошо, – передразнил Сергей девушку, – сама ешь, я не буду.

Глядя, как Ася с аппетитом уплетает бутерброд, запивая чаем, Серый вновь почувствовал приступ гнева. Строит из себя ангела! Сюрприз она ему приготовила! «Милый, у нас будет ребёнок», – вспомнились Аськины слова, её синий взгляд из-под пушистых ресниц. Почему дома не сказала, знала ведь уже? Ни в какой поход они не пошли бы. Сразу в клинику Борькиной матери, пока срок маленький. Вообразила себе…

 Ветерок играл Асиными волосами. Опять панаму не надела!

– Шляпа где? Солнечного удара ещё не хватало!

Девушка обернулась, взгляд умоляющий. Как он ненавидит такое выражение её глаз!

– Серенький, может быть, не будем этого делать?

– Ты снова? Всё решено.

Сжалась, отвернувшись, втянула голову в плечи. Дрожит. Плачет, наверное. Тоже мне! Объяснял и не раз: ему ни семьи, ни детей не нужно. Не устраивает – скатертью дорога. Обещала таблетки принимать! Горячая волна злости обжигала сердце. Сергей вкладывал раздражение в каждый гребок, байдарка послушно мчалась вперёд.

Теперь столько возни… Надо успеть на поезд, следующий только через три дня, а значит, они не застанут Бориса. Без него задача усложнится. Сергей надеялся, что друг уговорит свою мамашу, и та без лишних церемоний всё устроит. Можно, конечно, обращаться в консультацию, но там Аську примутся убеждать сохранить ребёнка, и она сломается, это точно. Времени не так много, чуть потянуть и поздно будет метаться. На минуту представил, что Асе не удалось сделать аборт. Он не женится, зря она надеялась, больше того, порвёт отношения окончательно и бесповоротно. Станет ли она тихо себя вести, или примется требовать алименты? Хуже того, растрезвонит по знакомым, дальше уговоры, осуждение. «Как ты мог бросить ребёнка?» Нет, этого нельзя допустить. Сергей взглянул на часы. Надо поднажать, хотя устал смертельно.

– Ты будешь сегодня грести?

Ася кивнула, спрятала под деку рюкзачок и взялась за весло. Пусть она слабенько чапает, но ему всё-таки легче.

Небо ясное. Хоть с погодой повезло. Байдарку за такой короткий срок не просушить даже на солнце, но всё лучше, чем в дождь.

– Смотри, красиво как! – Ася указала на сосенки, взбежавшие на пригорок. Готовое нырнуть за горизонт солнце подсвечивало стройные рыжие стволы. Игольчатые ветви цепляли кудрявое облачко.

Сергей бросил взгляд на берег, но не ответил. Ещё чуть-чуть, и стемнеет, а силы уже на исходе. По приметам порог недалеко. Парень прислушался.

– Кажется, шумит?

– Да, я тоже слышу. Выйдем на берег?– у Аси тревожный голос, – ты посмотришь?

– Нечего там смотреть, три года назад я его проходил. Когда дам команду, греби изо всех сил. Скажу: «Стоп», поднимешь весло высоко над головой. Поняла?

Девушка волновалась.

– Может быть, обнесём?

– С кем? С тобой? Не говори чепухи. Готовься, скоро уже.

Порог этот Серый знал. Надо идти по центру, внизу «бочка». Даже если перевернутся, ничего страшного, на них спасательные жилеты, вещи в байдарке закреплены. По-хорошему, посмотреть бы, но времени нет. Берега подступили, течение ускорилось.

– Греби!

Надо набрать скорость, чтобы не зарыться в бочку. Вот уже видно, как вода свергается с порога.

– Стоп!

Последнее, что заметил, это поднятые вверх руки Аси. Байдарка кинулась вниз, бурлящая пенная вода перевернула и поглотила её.

Он вынырнул и тут же ухватился за днище перевёрнутой байдарки. Где Аська? Почему темно?

– Ася-а-а!

Сергей плохо видел. Почему так быстро стемнело, что-то с глазами? Он продвинулся вдоль борта, чтобы заглянуть на другую сторону, вдруг Ася там. Нет. Она должна вынырнуть, на ней спасательный жилет. Серый огляделся. Света мало, но плывущего человека нельзя не заметить.



Ирина Ваганова

Отредактировано: 27.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться