Настоящее зрение

Размер шрифта: - +

Глава 50.

          Поразившись новостью из утренней программы о том, что на них надвигается циклон, который может затопить все западное побережье, Дженни тяжело вздохнула. Казалось, что кто-то на небе играет погодой в рулетку - либо миллионы, либо банкрот. Иначе, такую резкую смену погоды, от адской жары до ужасных проливных дождей, обещанную синоптиками на следующей неделе, объяснить нельзя. Хотя, в наше время легче верить астрологам и их гороскопам - те хоть сбывают чаще.

 

  Подъезжая к дому Джеймса, она увидела, как ей казалось, знакомую машину впереди, свернувшую только что за угол, но решив, что это уже мания и надо бы заканчивать с детективами, спокойно поднялась на крыльцо и постучалась в дверь. Девушка хотела вытащить парня на пляж, пока их всех не затопила, как предвещают очень хорошие люди, но не была уверена, согласится ли он снова намокнуть и ходить весь в песке.

 

- Кто там? - послышался голос за дверью.

 

  Дженни удивилась этому, решив, что они уже это проходили, но решила подыграть.

 

- Доставка самых красивых девушек с потрясающими голосами.

 

  Ей открыли, впуская внутрь и, как только она переступила порог, внутри что-то сильно сжалось. Пробуждения интуиции не было добрым знаком, как и ее возращения из вечно незапланированного отпуска.

 

  Повернув голову, гостья девушка увидела хозяина дома, который закрыл за ней дверь и отошел к лестнице.

 

- Привет.

 

- Здравствуй, - проговорил он, хмуря лоб еще сильнее.

 

  Ей показалось, что в его голосе слышались нотки злобы и боли, но посчитав это очередным витком своей разыгравшийся сегодня фантазии, она сделала шаг вперед. Не прошло и секунды, как парень сделал шажок назад, упираясь в перила лестницы.

 

- Джеймс, что-то случилось?

 

- А у тебя?

 

- Э…Конкурс красоты я не выиграла, там снова подтасовали результаты. На луну я не полечу из-за этих тренировок. Ох, уж этот спорт! И…

 

- Ко мне заходил Питер, - перебил он и его ладони сжались в кулаки.

 

  Дженни чертыхнулась про себя несколько раз. Она уж очень рано списала его со счетов, решив, что он просто так забудет о ней и не решит поправить свое израненное самолюбие.

 

- И что он сказал?

 

- Много чего. Сказал, что именно из-за него тебя наказали и заставили убираться у слепого кретина. Что вы придумывали легенды, что в этом доме живет призрак и пугали ими маленьких детей. Что из-за жалости ко мне ты отказала возобновить ваши отношения, так как ты не можешь бросить инвалида одного.

 

- Джеймс, я…

 

- Что ты пыталась поменять наказания, чтобы не видеть меня. Что ты торговалась со Стивенсоном, чтобы он сделал его меньше на несколько недель.

 

- Он - то откуда знает? Черт, Джонатан! Лучше бы пел, чем болтал! Я могу все объяснить!

 

- Так это правда? Ты, правда, со мной из жалости?

 

- Нет. Конечно, нет! Да, признаюсь, что изначально я была не в восторге и от наказания и от того, что буду проходить его у тебя, но только потому, что никогда не знала таких людей, как ты! Я просто боялась сделать что-то не так, причинить тебе боль или ранить! Мы часто сорились, и я готова была тебя убить! Но потом я узнала, какой ты и все стало иначе! Ты мне понравился. Очень сильно понравился. Ты совсем другой человек и мысли у тебя не как у всех.

 

- И я слепой.

 

- Да причем тут это?!

 

- А как ты объяснишь, что красивая, веселая девушка выбрала такого, как я, вместо обычного парня?

 

- Послушай, Питер идиот! Он поменял меня на другую! Помнишь, я тебе об этом рассказывала? Потом она бросила его, и он решил, что будет вполне нормально вернуться ко мне. Но мне-то он уже не нужен! У меня теперь есть ты и я этому рада! Джеймс, нам вчера было так хорошо вместе и всю эту неделю тоже! Неужели ты думаешь, что я притворялась?

 

- Нет. Ты просто боишься ранить меня. Тебе просто жалко меня бросать и вернуться к нему.

 

- Что? Что ты сказал?

 

- Уходи, Дженни, пожалуйста. Джек был прав, а я его не слушал, потому что думал, что ты другая.

 

  Такого удара под дых она не ожидала. Ей было так больно, что казалось ей, только, что сломали хребет и выкинули его в ближайший мусорный бак.

 

- Тот Джек, который приезжает к тебе раз в полгода? Тот Джек, который не знает, чем ты живешь? Как ты думаешь? Кто твои друзья?

 

- У меня нет друзей. Люди делают мне что-то хорошие только из жалости к бедному слепому парню, который сам ничего не умеет и не знает.

 

- Я никогда не жалела тебя! Ни один из моих поступков не был продиктован жалостью! Ты просто не видишь границы между нею и добротой, к которой люди к тебе относятся.

 

  Его кулаки сдались все сильнее, а грудь поднималась чаще от тяжело дыхания.

 

- Дженни, пожалуйста…

 

  Она кивнула и старалась успокоиться, чувствуя, что слезы вот-вот польются из глаз от ужасной обиды и боли, полностью захватившей ее с ног до головы.

 

- Рейчел ошибалась. Она говорила, что ты другой: что видишь, какой человек на самом деле, какой он внутри, не обращая внимания на глупые выводы людей, делающих их только глянув на меня. Что ты меня знаешь и понимаешь, что я хорошая. Ведь я не сделала тебе ничего плохо, сколько мы были знакомы. Она, оказывается, тоже умеет ошибаться. Тебе легче принять и понять глупую жалость, чем настоящие чувства и доброту.



Хитрюга

Отредактировано: 28.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги