Назло Судьбе (часть 1)

Размер шрифта: - +

Глава 6

Виктор Кантемирес

Виктор наблюдал.

Со стороны могло бы показаться, что стоящий в темном углу огромного бального зала высокий темноволосый мужчина, скучает.  Серые глаза, слегка прищурены, на лице – маска полнейшего равнодушия. Поза расслаблена, в руке – бокал с янтарным вином. Взгляд оценивающий, словно Виктор, пытается рассмотреть, что скрывается внутри каждого человека, оказавшегося в поле его зрения. Что спрятано под масками вежливого равнодушия или бурного веселья.

И скучает…

Но это было не так. Не совсем так. Виктор специально выбрал для себя это место. Здесь, он, полускрытый темной портьерой, может оставаться незамеченным. Зато сам прекрасно видит все и всех. Оценивает. Присматривается. Слушает. Наблюдает. Делает выводы.

Его план был разработан уже давно, продуман до мельчайших подробностей, осталось лишь пара шагов для окончательного осуществления. Совсем немного и он, наконец, добьется того, к чему шел на протяжении последних столетий.

Виктор поднес к губам бокал с вином, пригубил. И продолжил наблюдение.

Огромный зал был полон народу. Мужчины и женщины, старики и совсем еще юные создания, только-только достигшие возраста, когда уже можно появиться в высшем обществе, веселились, пили вино, обменивались приветствиями со знакомыми, вели неспешные беседы. Женщины сплетничали. Они всегда это делали, вне зависимости от того, где именно собирались: в музыкальном салоне или на каком-нибудь из тех литературных вечеров, что в последнее время стали входить в моду. Даже на улице или в ресторации – женщины не могли прожить без того, чтобы не поделиться с подругами или не совсем подругами, а просто приятельницами, а иногда и совсем уж незнакомыми дамами, тем, что, по их мнению, было важно.

Яркие блики горящих свечей отражались от натертого до блеска паркета, от зеркал, развешанных по стенам, плясали на позолоченных рамах и канделябрах. Даже украшения дам меркли по сравнению с их сиянием. Холодные безжизненные камни не могли соперничать с отблесками живого пламени.

Виктор медленно обводил взглядом зал. Лица. Их было так много. Улыбки. Насквозь фальшивые, ненастоящие, завистливые…

Приветствия… когда за каждым словом слышится двойной смысл.

Расшаркивания…

Взгляды…

Это общество доживает свои последние дни. Оно прогнило насквозь. Их слишком мало и с каждым годом, десятилетием, с каждым следующим веком, становится все меньше. Они вымирают.

Нет, не сейчас и даже не через сто лет – они же не какие-то там смертные, чей век короток… Но тем не менее…

Все реже у магов встречаются большие семьи, все меньше и меньше рождается детей. Они пытаются, идут на крайние меры. Иной раз творят такое, что становится не по себе. Но результаты не радуют.

Не стоит думать, что Виктор единственный, кто задумался над этой проблемой. Не был он и первым. На что только не шли его сородичи, чем не занимались ради того, чтобы продлить свой род, чтобы получить здоровое и - что немаловажно, - сильное потомство.

Виктор еще раз обвел взглядом зал. Отыскал среди всех этих напыщенных и разряженных в пух и прах созданий, ее.

Его невеста. Она красива, обворожительна, желанна. Так и должно быть, ведь она происходит из древнего рода. Смертные часто называют таких, как Исабель, демонами наслаждений. Она суккуб.

Виктор продолжал рассматривать невесту. Высокая, почти такая же, как он. В темных волосах, уложенных в затейливую прическу, словно россыпь звезд, поблескивают драгоценные камни. Тонкая цепочка с вкраплениями голубых топазов, обвивает гладкий лоб, тем самым указывая на высокое положение ее носительницы. Такие цепочки не имеют права носить те, кто не имеет отношения к Высшим родам.

У Исабель это право есть.

Наследница. Единственная, любимая. И она знает себе цену. Величественная осанка, гордый поворот головы, смелый взгляд – эта женщина не забывает, что прекрасна, что ей нет равных. Что никто не сравнится с ней ни в красоте внешней, ни в силе дара, ни в умении им управлять.

Виктор не жалел, что выбрал именно ее. Как не жалел и о том, что не она является его парой. Не ей доведется стать матерью его детей. Исабель будет его королевой. Его женой. Соратницей. Орудием в достижении тех целей, которые он поставил перед собой много столетий назад.

- Любуешься? – веселый голос брата заставил дракона досадливо дернуть уголком губ.

Появление Лаура не стало неожиданностью – его приближение Виктор почувствовал задолго до того, как тот заговорил. Но до последнего надеялся, что брат пройдет мимо и не заговорит.

Не прошел.

Виктор обернулся к приблизившемуся мужчине и приподнял одну бровь в немом вопросе. Больше ни один мускул не дрогнул на его лице – маска полнейшего равнодушия осталась нетронутой.

- Невестой? – Лаур был весел. Он всегда был таким. Легко относился к жизни, никогда не унывал, не знал забот и печалей.

Он не был главой рода.

- Она красива, - холодно отозвался Виктор.

- И знает об этом, - парировал Лаур, но в отличие от старшего кузена, в его голосе не было холодности. Не было там и зависти. Лаур не осуждал. Он не понимал.

- Это недостаток?

- Нет.

- Тогда…

- Привязка так и не возникла.

Виктор поморщился после этого высказывания. Он не любил поднимать эту тему. Ему не хотелось в очередной раз выслушивать сожаления от своих сородичей по поводу того, что его брак останется бесплодным. Несмотря на всю свою красоту и величие, невзирая на происхождение и силу, что унаследована ею, Исабель Дальжено никогда не станет истинной парой Виктору Кантемиресу, а значит, не сможет родить ему наследников, не сможет стать частью рода, навсегда останется лишь средством для достижения целей и красивой оболочкой, приложением к статусу.



Наташа Загорская

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги