Осколки веков

Размер шрифта: - +

Глава 6 Разоблачение хвори

Я не смыкаю глаз, и поэтому замечаю, как черные кошки отчаянья прыгают на кровать начиная монотонно мурлыкать. Сегодня ужасная новость настигла меня. Сегодня Лаэрт отпер новый секрет. В данный момент он находился среди стен родного дома  и приличное расстояние между нами двумя задумавшимися в эту спокойную ночь. Ох, лучше бы разразилась гроза и унесла неприятные воспоминания. Клочки выдернутые из прошлой и реальной жизни мелькали перед глазами. Но не мои собственные, а принадлежащие блондину.

Первая подплывающая картинка возвращает меня в залитый теплыми лучами парк.

- Ты поправила картину, спасибо. Но почему ты это сделала? - взгляд льдистых радужек испытывающе заглядывает в мои собственные.

"Почему он вспомнил тот день, тот дом?" - кипешует разум, и выдает просто "гениальную" идею. - "Наверное под той картиной был сейф, а ты дуреха, не разглядела".

Машу головой, разбрасывая мысли в разные стороны. Сегодня потеплело и ничто казалось не наталкивало на те пасмурные и холодные сутки.

- Не знаю. Кажется кривизна была единственным ее недостатком. И та семья, тот мальчик показался мне идеальным. Он воплотил собой мои  представления о принце, светлой мечте, способной осуществиться, - волосы, падают когда наклоняется голова, краснеют щеки, выдавая потаенные мысли.

- Ха! Значит ты считаешь меня идеальным? - веселятся экзотического тона глаза, и тут же добавляют, но уже с заметной грустью. - Та картина - картина моей семьи, и мой старый дом.

"Почему он теперь один? Где его родные? Ответ! Он ждет моего ответа! Вот дуре... Поэтому и не отворачивается на рассматривание сказочно красивого осеннего парка".

"Ах, все тики используешь мои словечки. Но учти, я первый так тебя назвал!" - возликовал разум. На что получил мысленный пинок и благополучно застегнул ротик и демонстративно выкинул ключик.

- Тебя не знаю, я как бы вообще мало о тебе осведомлена, а его - да. Наверное... по крайне мере мне так показалось в тот момент, - парень легонько, ерошит мои волосы, помогая своему союзнику ветру запутать их еще больше. На мои протесты, естественно, никто не реагирует.

 - А чего ты на меня так странно смотрел. Ну, при первой нашей встречи?

- Это как же "так"? - перекривляет мой говор Лаэрт.

- Да вот так! - изобразила какую-то чудаковатую рожицу. Увидев такую в зеркале, наверняка бы запустила в него тапком. Глаза выпучись, походя на готовые выпасть и укатиться прочь  шары, точно как у испуганного страуса. С губами, выпяченными и расплющенными, подобно волосатым сородичам, именуемым гориллами.

- Как же я был прекрасен! - не удержался от смешка друг. А поначалу, от увиденного его аж пошатнуло. Видимо я действительно была "прекрасна" в тот момент.

-  Кажется, пытался вспомнить, был ли у меня на кануне ужин. И выпросить у тебя что-то на завтрак. Думаешь, легко ли мне было дожидаться тебя после школы? Я тогда чуть сам себя не переварил, - его рука машинально погладила заполненный различными вкусностями живот.

- Обжора, - заключила я, - ты тогда мне руки чуть не отгрыз.

- Да неужели? - его брови встретились с белой копной волос на голове. Удивление он играл почти профессионально. - А если серьезно, то пытался вспомнить, где же я видел тебя ранее.

- И как? Успехи надеюсь радуют? - моя игра в удивление была вполне искренна.

Серебристые ниточки волос заколыхались из стороны в сторону, изображая ответ.

- Очень жаль, - разочарование оплело сердце тугой бечевкой, заставляя пропустить одно сокращение.

Следующая подплывающая картинка оставляет темные полосы перед глазами. Хотя света и так недостаточно, она умудряется выделится из общей массы комнаты порванными следами дикого животного.

Тот день был обычным, по крайне мере с утра. Безветрие  установилось над всем городом, и тихие клены могли немного облегченно выдохнуть. Сегодняшние природные условия не спешили оставить их без ярких костюмов. Мы болтая шли выполнять мамино поручение (она наивно поверила, что молодой человек мой одноклассник), и тропинка вела нас к огромному супермаркету, притаившемуся за несколько кварталов от моего дома. Улыбка порхала над нами перелетая от меня к новому знакомому и обратно. Момент, и лицо парня застыло, он присел, упираясь ладонями в живот.

- Что с тобой? - я бросилась к нему, несмело дотрагиваясь до напряженных плеч.

- Ничего, просто пустяк, - восстанавливая дыхание ответили обесцветившиеся губы.  Высокая фигура выровнялась,  метнув мне что-то напоминающее улыбку. Но мои глаза только расширились, видя эту вымученную эмоцию.

Мы зашагали дальше, встречая редких прохожих и безумное количество рекламных вывесок, с высоты которых улыбались приветливые молодые парни и девушки. Даже взирая на их радость, тревога, так внезапно вогнанная в мою душу решила там некоторое время потоптаться. И протоптала неспешными шагами глубокий ров, вокруг которого накапливалась темная жидкость-вопросы. 

Как мне удалось выяснить счастливая семья Лаэрта проживала именно в том старинном доме с черепицей почти земельного цвета. Очень долго и без особых приключений. И вот на свой восемнадцатый год он получил странный подарок от заботливых родителей. Передавался тот у некоторых ячейках общества от прадеда к деду, от отца к сыну. Его семья  не стала исключением Выглядел он по его рассказам совершенно обычным медальоном из серебра с выгравированным цветком. Загадочно поблескивал под солнечными лучами притягательными зайчиками. Но тогда ему только велели запрятать его, и до наступления двадцатилетия не открывать. Не поддаваться искусительным блесткам холодного металла было ой как нелегко. Как было велено родителями, прилежный юноша не смел нарушить приказ. Так, терзаясь любопытством он выдержал год. Время как известно тянется дольше для ожидающего человека. Вот и ему двенадцать месяцев растянулись на века. И глядя на свое отражение в зеркале по утрам он очень удивлялся находя отсутствие белой, тянущейся до пола бороды. 



Валария Кенет

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться