Отморозок

Размер шрифта: - +

Глава 1. Нулевая температура

      Расплывчатое пятно в глазах перетекало туда-сюда, никак не желая сформироваться во что-нибудь путное.  В нос лез какой-то непонятный запах. А тут ещё этот противный бубнящий голос:

      – Пульс ритмичный, давление восемьдесят шесть на пятьдесят девять…

      А пуще всего донимал холод. Казалось, что внутри него летают снежинки, как в брошенном доме с выбитыми окнами, где, что внутри, что снаружи – температура одинаковая. Только ветер, крутясь и завывая, гоняет их от стенке к стенке, то закручивая в вертикальную спираль, то расстилая вдоль пола пеленой позёмки. А за выбитыми стёклами воют волки.

      Волки! И тут он всё вспомнил. Снег по колено, сосны, стрелами уходящие в сизое небо, ельники, похожие на стаю занесённых снегом зайцев, и над всем этим заунывный волчий вой, приближающийся медленно, но неотвратимо, как падающий нож гильотины. Сначала он просто не придал этому вою значения. Конечно, мало приятного человеку, за которым, кажется, весь свет гонится с единственной целью –  убить, обнаружить ещё и волков у себя на хвосте. Однако, сначала вой прозвучал очень далеко и ему просто не поверилось, что это имеет к нему какое-то отношение.

      Только когда эта тоскливая перекличка стала звучать всё ближе и ближе, Антон понял, что шансы всех прочих преследователей тают со скоростью, прямо-таки, катастрофической. Волкам, однозначно, следовало отдать преимущество. Да, какое там преимущество! Учитывая, что до ближайшего жилья вёрст сорок, у волков на руках все козыри. А у него, образно выражаясь, даже захудалой «шохи » в рукаве нет.

      Замёрзшие пальцы, нырнув за пазуху, коснулись рукоятки ножа. Нет, это даже не «шестёрка»… прыгнуть на нож рискнёт только волк-одиночка. А у стаи тактика беспроигрышная – сначала несколько волков устроят вокруг него «карусель» под угнетающий нервы аккомпанемент остальной стаи. Рыча, они будут кружиться, медленно замыкая смертельный круг, а потом бросок со спины и рывок клыками в подколенную артерию. А, может, и сразу в шейную, тут уж как повезёт. Или, точнее, как не повезёт – смешно толковать о везении, имея на плечах волчью стаю. И не где-нибудь, а в сибирской тайге.

      – Приходит в себя! – снова влез в уши противный голос. – Профессор, вы гений! Он приходит в себя, Лидия Петровна!

      – Да, заткнёшься ты, наконец? – не выдержал Антон.

      Но вместо слов горло извлекло на свет какой-то жалкий сипящий звук.

      – Нельзя вам ещё говорить, голубчик, – тёплая женская рука легла на лоб.  – Спать, хороший мой, спать.

«Как мама…» – успел он подумать, проваливаясь в бархатную черноту сна.

*    *    *

      Лидия Петровна оглядела учеников. Стоят с победным видом, даже маски довольных лиц скрыть не могут.

      – Посмертная реанимация проведена успешно, – сухо сказала она. – Больному – режим 1-А, до утра он на твоей совести, Иван.

      – Есть! – отозвался коренастый крепыш.

      – Ирина, пошли ко мне, пошептаться нужно. 

      – Хорошо, – отозвалась одна из девушек.

      Профессор Филатова ясно почувствовала, как потянуло по зале, словно сквознячком, тревожным напряжением. За семь лет учёбы студенты изучили свою профессоршу не хуже, чем она их. «Пошептаться» означало выволочку, так же, как «посекретничать» значило всего лишь побеседовать о том, о сём, не обязательно даже на личную тему. Самое страшное было, когда Лидия Петровна сухо говорила – «жду вас в кабинете». Это означало, что студента ждёт семь казней египетских сразу, причём, каждая из них до летального исхода.

      «Что случилось?» – пока Ира снимала невесомый халат, укладывала на верхнюю полочку шкафчика маску и прочие детали операционного комплекта, мозг просчитывал все возможные варианты.

      Но ничего такого, за что профессорша могла выдернуть на «пошептание», не находилось, хоть тресни. Прикрыв дверцу шкафчика, Ирина пошла в кабинет главы курса, как на Голгофу.

      – Разрешите, Лидия Петровна?

      – Входи, Ирочка, присаживайся. Кофе будешь?

      – Буду, – кивнула девушка.

      Ещё бы она отказалась! Семь часов на ногах! Только кофе угощать перед выволочкой за профессоршей раньше как-то не водилось.

      «Всё страньше и страньше», – подумала девушка, напряжённо ожидая продолжения.

      Поколдовав над кофейным аппаратом, Лидия Петровна снова вернулась за стол.

      – Знаешь, Ирочка, – задумчиво сказала она, помешивая ложечкой чёрную, как дёготь, жидкость. – Люди моего поколения только внешне выглядят такими молодыми и резвыми. На самом деле мы уже остываем. И смену готовить надо заранее.

      «Остываю я, как планета,

      Очень медленно, но бесспорно…», – процитировала она.

      – Это чьи стихи? – жадно распахнула глаза Ира.

      – Юлии Друниной. Была в XX веке такая поэтесса. Но, давай потом о поэзии поговорим, ладно?       Как ты посмотришь, если я предложу тебе остаться на кафедре?



Юрий Каменский

#3651 в Фантастика

В тексте есть: космос

Отредактировано: 14.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться