Отпустить..?

Размер шрифта: - +

Глава 7

До Рождества оставалось всего два дня, и кафе трещало по швам от невероятного наплыва посетителей. Занятия в школе закончились, снег крупными хлопьями падал с неба, образуя небольшие сугробы, уже начинавшие мешать транспортному движению, а настроение у всех росло с каждой минутой, приближающей нас к сказочному празднику.

Но, несмотря на всеобщее счастье, в моём доме царило полнейшее уныние. Дейзи без конца плакала, мама пыталась всячески ее утешить и поддержать, а отец метал гром и молнии. Казалось, он злится на всех и вся. Чай для него слишком горячий, солнце слишком яркое, а снег слишком белый. Все четверо в нашей семье обозлились и срывали гнев друг на друге. Хотя, единственным виноватым в этой ситуации был Ник. Его родители, узнав о положении Дейзи, посчитали, что это испортит репутацию его отца, и неделю назад они покинули город, отрезав все связи. Просто уехали. Ник сбежал, как последний трус.

Сначала Дейзи не могла поверить, что он оставил ее так. Но, когда понимание достигло ее сознания, она пришла в ярость. Причём скорее причиной было то, что почти все в городе знали о случившемся. В первые дни родители всерьез задумывались о переезде отсюда, но отец не мог бросить работу, да и я привыкла к этому месту.

Я наливала кофе в стоящие передо мной чашки, чтобы отнести его к первому столику, когда моих ушей достигли слова, сидящих за ним девушек.

— Он уехал.

— Бросил её одну.

— Интересно, она оставит ребенка?

Эти разговоры были не первые, но всё равно моя рука, держащая чайник, затряслась.

— Плюнь им в чашки, — раздался голос прямо мне в ухо, и кофейная струйка, описав полукруг, пролилась на стол.

— Что? — я повернула голову и уткнулась взглядом в щеку Чейза. Он улыбнулся и повторил:

— Ты можешь плюнуть им в кофе. Мы всегда так делаем с грубыми или не понравившимися посетителями, — поведал он, и я недоверчиво уставилась на него, а, поняв, что он даже не собирается шутить, со стуком поставила чайник на стол.

— Напомни мне никогда не покупать у тебя ничего, — прошипела я, сдерживая улыбку, и он усмехнулся.

— Ты мне нравишься, так что это тебе не грозит, — небрежно бросил он, и, вытерев одноразовым полотенцем стол, подхватил поднос, направившись к столу сплетниц. Не знаю, решил ли он избавить меня от общения с ними или ему просто захотелось лишний раз пофлиртовать, но я испытала облегчение, оставшись за стойкой.

— У вас не осталось того замечательного печенья, милочка?

Мои мысли в последние секунд тридцать вертелись вокруг слов: «Ты мне нравишься», поэтому я не сразу услышала старушку, подошедшую к прилавку.

— Я оставила немного для вас, миссис Грин, — заговорщически подмигнув пожилой женщине, я наклонилась, доставая поднос с её любимым печеньем, и в самом деле припрятанном специально для нее. Она приходила в кафе каждый день и всегда заказывала именно его. 

— Спасибо, милая. Ты просто прелесть, — миссис Грин, не особо церемонясь, запихнула в рот первое печенье.

— Я принесу вам чай, — с улыбкой сказала я, и женщина направилась к свободному столику.

Чейз, неся пустой поднос, зашел за прилавок.

— Четыре фруктовых десерта первому столу, — во весь голос проговорил он, так, чтобы его слышала Пэйдж, сегодня отвечающая за кухню, и тише добавил, обращаясь ко мне. — Если ты этого не сделаешь, то придется мне.

Я непонимающе взглянула на него, начав заваривать для миссис Грин травяной чай без сахара, но с медом. 

— Что же они такого тебе сказали? — поинтересовалась я.

— Они спрашивали кое-что, — недовольным тоном сообщил он.

— Кроме твоего номера телефона? — съязвила я, наливая чай в кружку.

— Ревнуешь, Солнышко? — вкрадчивым голосом спросил он, отправляя в рот вишенку с торта, который только что нарезала Пэйдж. Она ушла на кухню, и мы остались вдвоем.

— Не. Называй. Меня. Так, — я проигнорировала его замечание, но не могла пропустить мимо ушей это прозвище, которым он меня наградил на своей вечеринке в честь дня рождения. Я поклялась больше никогда не надевать ту жёлтую блузку, но Чейз не мог так просто оставить меня в покое.

— Почему, Солнышко? — с невинным видом он стащил с тортика еще одну ягоду и быстро повернулся ко мне, завидев возвращающуюся Пэйдж.

— Потому что иначе Пэйдж узнает, кто трогал ее торт, — нарочито громко произнесла я, забирая поднос с чаем для миссис Грин и выходя в зал. Чейз послал мне уничтожающий взгляд, перед тем как обернуться к Пэйдж, которая вся пылала от ярости от того, что кто-то покусился на ее шедевр. Что и говорить, но поваром она оказалась отменным. За это Марта даже повысила ей зарплату, разрешив орудовать на кухне.

Не имея особого желания возвращаться сегодня домой, я попросила Марту о второй смене, поэтому работала с незнакомыми ребятами до самого вечера.

Время закрытия приближалась, а молодежь все прибывала, в основном это были ученики моей школы, поэтому я узнала многих. До меня доносились отрывки разговоров возбужденных школьников. Все говорили о сегодняшней вечеринке, устраиваемую Чейзом. Меня немного укололо, что он не сказал об этом ни слова, особенно, если учесть, что была приглашена практически вся школа. Хотя, я валилась с ног от усталости, так что все равно бы не пошла.

— О, привет, Чапман, — протянул незнакомый голос, и я повернулась.

За один из столиков села одноклассница Дейзи. За ней свитой последовали ее подруги.

— Как твоя сестра? — с деланным беспокойством спросила их предводительница, хлопая ресницами. 

— Вы будете что-нибудь заказывать? — чопорно прервала ее я, доставая блокнот и ручку.



Екатерина Александрова

Отредактировано: 12.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги