Панацея

Размер шрифта: - +

Глава 12

Пейдж проснулась с первыми лучами солнца, сразу перебираясь на переднее сиденье и доставая из бардачка почти пустую бутылку бурбона. Девушка поморщилась, допив алкоголь, а затем выкинула бутылку в окно. Та с глухим стуком упала в песок. Уоллес что-то недовольно пробормотал, переворачиваясь на другой бок. «Ужасный выдался денек», — пронеслось в голове у Пейдж. Байкерша открыла дверь машины, вытаскивая свой рюкзак и запрыгивая на капот. Забравшись на крышу, девушка достала банку пива и пачку сигарет.

      Вдали уже виднелась зелень и поля. Ровная полоса отделяла ужасную сухую пустыню от теплого и влажного леса. Пейдж спокойно попивала пиво и курила сигарету, любуясь открывающимся пейзажем. Ее радовала возможность наконец выехать из песков в какой-то другой ландшафт: насладиться красотой лесов, которых она уже так давно не видела, возможно, даже искупаться в озере, пройтись по бескрайнему полю с высокими колосьями. Девушка расплылась в блаженной улыбке, не сводя глаз с горизонта. Прошедший день напомнил о себе неприятной болью в руке, на которую она упала, от чего Пейдж недовольно скривила губы. «Как же Уоллесу досталось, конечно», — вспомнила про напарника байкерша, оборачиваясь на машину.

      Пейдж не давал покоя тот сон. Ей не часто снились кошмары, но когда такое случалось, у нее происходили какого-то рода припадки. В некотором смысле теперь она чувствовала себя слабой, и было жаль, что показала эту слабость Уоллесу, что позволила себя успокоить. Девушка нервно дернула ногой и выкинула пустую бутылку пива. Из машины послышалось недовольное бурчание, а затем ругань. Пейдж лишь улыбнулась, докуривая сигарету и откидывая ее в сторону, спрыгивая на машину.

      — Проснулся? — поинтересовалась девушка, заглянув в окно.

      — Голова болит… — Мужчина, недовольно поморщившись, потер затылок.

      — Ну, знаешь, должна не только голова болеть. Ты выглядишь так, будто на войне побывал, — Пейдж усмехнулась, открывая дверь и залезая в машину.

      — Если так подумать, то это действительно была война. Двое… Нет, трое, включая ту женщину, против одиннадцати. Как тебе такой расклад? — Уоллес попытался посмеяться и сразу же схватился за бок. — Этот «священник», хоть и кажется безобидным, очень больно бьет.

      — Жалеть не буду, — откликнулась Пейдж, садясь за руль и заводя мотор. — Завтракать будешь на ходу, пора выдвигаться. Там дальше виднеется лес. Наконец-то смена декораций, а то достало видеть эту гребаную пустыню.

      — Стой, — опешил мужчина. — Ты собираешься ехать в сторону больших городов?

      — А что нам остается делать? — без капли сомнения ответила байкерша.

      Уоллес уже не стал спорить с напарницей. Аккуратно сев, он дотянулся до сухпайка и с жадностью принялся его есть. Пейдж, посмотрев в зеркало заднего вида на друга, лишь хмыкнула. «Где-то половину сегодняшнего дня мы будем в пути. Удивительно, как нас не сожрали ночью, ведь никто из нас не был подобием „часового“. Спасибо Господу Богу, что мы пережили эту ночь. Все дело в том, что мы просто были рядом с церковью», — девушка усмехнулась своим мыслям.

      Рубикон, как никогда плавно и быстро, несся по шоссе в сторону виднеющихся за бугром зеленых высоких деревьев. Девушка была в предвкушении, а руки покрылись мурашками. Пейдж надеялась увидеть хотя бы пару животных, какую-нибудь чистую реку или озеро. Ей не терпелось посмотреть, что же там, в лесу, на сколько там безопасно. Возможно, они могли бы построить небольшой дом или шалаш и жить там, охотиться. Задумавшись о сладкой тихой жизни, Пейдж невольно улыбнулась, что не скрылось от глаз Уоллеса, постоянно наблюдающего за ней в боковое зеркало. Мужчина сам расплылся в улыбке и выдохнул, разваливаясь на заднем сидении.

      Его не прельщала мысль о том, что скорее всего они попадут в ужасный поток мертвецов, которые разорвут их на куски. Каждый выживший знал о том, что в большие города лучше не соваться, так как там больше всего зараженных. Однако, когда Уоллес был один, он постоянно бегал по большим городам, укрываясь в небольших магазинах, где натыкался на пару-тройку зомби, которым сносил мозги бейсбольной битой. Мужчину никак не смущало огромное количество мертвецов, шатающихся по улице. Уоллес привык передвигаться по невысоким зданиям. В спортивном магазине, еще зимой, мужчина раздобыл себе «кошку», которую потерял только в следующие морозы, когда уже вышел за пределы больших городов. Однако он все равно не стремился туда возвращаться, так как на улицах просто было невозможно ходить. Зомби все время идут плотным потоком и не видно ни единого свободного места, кроме крыш машин и маленьких промежутков, где можно прошмыгнуть, и то не факт, что тебя не заметят. Но выбора не было, и Уоллес просто следовал указаниям Пейдж без какого-либо желания спорить.

      — Расскажешь что-нибудь? — спросила байкерша, переводя взгляд с дороги в зеркало заднего вида.

      — Что, например? — спросил Уоллес, с трудом раскрывая глаза. Он почти умудрился заснуть, а девушка выдернула его из царства Морфея.

      — Ну, не знаю. Как ты жил до этого всего?

      — По-моему я тебе уже говорил, Пейдж, — недовольно пробурчал мужчина. — Механик, пьющий пиво по пятницам с другом. Ничего интересного, что могло бы увлечь твою душеньку. Обычная бессмысленная жизнь, как у каждого третьего обывателя.

      — Да ну? Неужели у тебя все было настолько скучно? А как же красивые женщины? Раз ты был в барах, то немало их видел, — Пейдж сдавленно усмехнулась.

      Ответа девушка не дождалась. Уоллеса не задели слова байкерши, но он не хотел отвечать на этот вопрос. После смерти Фелиции, он больше ни на кого не смотрел. Уоллес почему-то не мог себе позволить этого, просто что-то внутри него не позволяло пялиться на других девушек или заигрывать с ними. Однако на Пейдж он мог любоваться часами. Возможно, байкерша чем-то напоминала ему Фелицию. Мужчина совершенно не мог понять, чем же Пейдж его так привлекает, от чего его мозг буквально разрывало на части, так как он постоянно пытался всему и вся найти какое-то логическое объяснение.

      Прошло несколько часов, прежде чем Пейдж снова подала голос:

      — Уоллес, ты не спишь?

      — А, — полусонным голосом отозвался мужчина. — Не, не сплю.

      — Я устала, — пожаловалась девушка, разминая плечи. — Может, сделаем привал? Посидим, немного выпьем?

      — А сейчас сколько?

      — Больше двенадцати по полудню, — отозвалась байкерша, посмотрев на солнце.

      — Давай, — Уоллес зевнул и потянулся, пытаясь сесть. — Двигаться до сих пор больно.

      — Ничего удивительного, — Машина плавно съехала к обочине. — Ты был боксерской грушей, которую нифигово так отделали.

      Пара вышла из машины. Точнее, Пейдж из нее резво выскочила, сразу подбегая в багажнику и доставая две бутылки пива, а Уоллес еле вылез, аккуратно вставая на ноги и хватаясь за бок. Девушка хмыкнула и помогла напарнику усесться на капот машины. Солнце приятно грело, а не жарило, как несколько дней назад, в лицо дул прохладный легкий ветерок, а впереди, уже совсем близко, виднелся лес с высокими елями и дубами. Пейдж достала из блока новую пачку сигарет и, раскрыв, протянула Уоллесу. Напарники одновременно затянулись и выдохнули.

      — Пожалуй, это один из самых приятных дней за последние три года, — подытожила свои мысли Пейдж.

      — Не считая того, что я похож на мумию в этих бинтах и у меня болит большая часть тела, — усмехнулся Уоллес, отпивая пиво. — Блин, теплое.

      — Не жалуйся. Лучше так, чем никак.

      Пара просто сидела и наслаждалась днем. Вокруг не было рычания, вокруг не рыскали мертвецы, просто умиротворение и красивый пейзаж. Следить за временем напарники не хотели и просто радовались тишине и редким пустым разговорам. Солнце уже приближалось к горизонту, когда пара опомнилась и решила продолжить свой путь. Выкинув банки в сторону, Пейдж и Уоллес вернулись на свои места довольные и отдохнувшие.

      — Ну, что, — Байкерша решительно положила свои руки на руль, сжимая его. — Рванем?

      — Рванем, — резво отозвался Уоллес.
 



Дарья Ридд

Отредактировано: 09.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги