Паутина

Размер шрифта: - +

Паутина

I

- Тебе не кажется, что в мире есть какой-то баг? - сказала Саша, доставая кофе с верхней полки. Кофе был запрятан так высоко, что ей пришлось в качестве опоры использовать нагроможденные друг на друга табуретки и вставать на носочки, чтобы дотянуться до заветной банки.

- Что ты хочешь этим сказать? - натужно вытянув шею, произнёс Дима. Он никак не мог привыкнуть к тому, что его сестра, не удосуживаясь перетащить стремянку, выполняет такие эквилибристические трюки.

- Не знаю. Просто мне кажется, что жизнь могла бы быть лучше для всех.

- Идеальный мир как у куклы Барби?

- Я считаю, что её счастье было бы неполноценным, если бы она не ощущала зависти в свой адрес. А зависть может быть разрушительна.

- Но ты сейчас мыслишь привычными человеческими категориями. Категориями этого, уже существующего, неполноценного мира. - Дима подбежал к сестре, предусмотрительно подставив руки, но его помощь не пригодилась.

Саша, увидев брата, только ухмыльнулась и протянула ему кофе.

- Я всё понимаю, - сказала она, спускаясь со своего пьедестала, - Но каким ты себе можешь представить идеальный мир? Если абстрагироваться от всего, что есть. Представь, что мы создаём новый мир.

- Но ты ведь понимаешь, что нам захочется создать его по образу и подобию.

- Я думаю, в этом и была главная ошибка создателя, кто бы он ни был, если он был, конечно же. А вообще, идея создать мир не могла прийти просто от балды. Наверняка, у него была какая-то пустота внутри, которую хотелось заполнить. И из-за своего "образа и подобия" он всё испоганил - создал опустошенных, несчастных людей. И всё-таки ты не ответил на мой вопрос.

- Ты забываешь о Демиурге, который был переполнен благом и именно поэтому он решил создать мир. А ты сейчас мыслишь, подобно Нагарджуне. Только он отрицал наличие создателя, а ты просто приписываешь ему какие-то настроенческие мотивы.

- Ты же знаешь, что мне эти буддисты никогда не нравились. Со всеми их дзэнами, нирванами, сатори, восьмеричными путями. Всё это так несексуально. Хочется остроты. Ради минуты неподдельного счастья, я готова пройти жизнь, полную страданий, - сказала Саша, поглаживая свежую татуировку в виде паука на запястье.

- Ты считаешь, что привязываться к удовольствию - это хорошая идея? - Дима не был удивлён обрастанию сестры свежими татуировками. Он знал, что самым главным клиентом её тату-искусства была и остаётся она сама. По крайней мере, на тех участках, до которых она имеет возможность добраться самостоятельно.

- А чем она плоха? Вот ты живешь ровной жизнью - не привязан ни к чему, думаешь, что готов к смерти, но приходит смерть, и ты понимаешь, что так ни разу не прочувствовал жизнь до конца.

- Да с чего ты взяла, что ты не прочувствуешь жизнь до конца? Наоборот, твои чувства обострятся. Ты осознаешь каждую секунду своей жизни. Здесь и сейчас - понимаешь?

- Вот именно "здесь и сейчас". А мне здесь и сейчас нужен аттракцион, нужна буря, нужна борьба! Нужно знать, что всё не зря. Хотя всё равно жизнь потеряет смысл к концу. Мне даже иногда кажется, что нужно прожить как можно более несчастную жизнь, чтобы смерть была единственной радостью. Потому что смерть неизбежна - значит, эта радость гарантирована.

- Ты думаешь, это легко реализовать? Те, кто не видел ни дня счастья, живут смирением. Для них смирение дороже смерти. Те же, кто когда-то был счастлив, живут надеждой. Так какой должна быть жизнь, чтобы смерть была в радость?

- Наверно, ты прав. Не так-то просто быть несчастным. Единственные, кто, на мой взгляд, нашли счастье в смерти, это Ромео и Джульетта. Вот уж действительно история со счастливым концом.

- Да-да. Нет повести счастливее на свете... Советую тебе перечитать. Я думаю, им хотелось немного другого.

- Кстати, Ромео, тебе же ночью выезжать к Джульетте. Ты всё подготовил?

- В моём возрасте я уже не Ромео, а вполне себе Улисс.

- Желаю попасть стрелою в кольцо!

- Звучит двусмысленно!

- Смысл только один. И не забудь своего птицеедуса-обыкновеннуса! Он у меня в комнате, хотела сделать шаблоном для нового рисунка на коже. Правда, потом я решила наколоть самку, пришлось покопаться в Инете.

- Аня сказала, что ей нужен самец. Самка у неё уже есть.

- Ты уверен, что она сказала про самца относительно паука?

- Я решил подстраховаться! Мы с ним поедем вдвоем. А уж она разберется, кто ей нужен.

 

II

Дима всегда ожидал от попутчиков в поезде что-нибудь волшебное. Есть в этой герметичной обстановке, в этой жизни длиною в поездку что-то своеобразное, ирреальное. Ощущение сна, только при полном сознании, с возможностью осязать и чётко разделять цвета и звуки. Ты можешь на время приостановить воздействие прошлого на сущность и вести новую игру, можешь начать жизнь с чистого листа, не задумываясь над тем, что при выходе из поезда, к тебе вернётся уже потрёпанная исписанная воспоминаниями, раскаяниями, планами старая подлинная жизнь.

- Пьющий? - с ходу вместо приветствия услышал он в свой адрес, заходя в купе.

- Бывает иногда.

- В новый год все пьют! Садись, налью.

Мужчина достал банку с какой-то мутной жидкостью. Заметив подозрительный взгляд Димы, он приободряюще заявил:

- Старый добрый самогон! Жена у меня - хозяюшка!

- О нет! Такое я не пью! – резко отмахнулся Дима.

- А ты повторяй за мной, и ничего с тобой не случится! По части питья я бооольшой специалист!

- У нас же комплекция разная!

- Ну это-то да! Я вдвое больше тебя буду! - засмеялся мужик. Из-за округлости лица, глаза его казались по-монгольски маленькими. - Звать-то тебя как?

- Дима.

- Меня Яков... Пей, не стесняйся!

Было очень странное ощущение неизбежности, какое-то гипнотическое воздействие оказывал попутчик на Диму. Он был уверен, что не станет пить крепкие напитки с незнакомым человеком в поезде, но, тем не менее, он был не в силах себя контролировать. От первого глотка у Димы закружилась голова, и перехватило дыхание. Яков с добродушным смехом протянул Диме куриную ножку и сказал:



Алия Габитова

Отредактировано: 08.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги