Первый судья Лабиринта

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. ИСЦЕЛЕНИЕ

Понедельник начался, как всегда, с кошмара.

Прогу установи, кукесы почисть, почту наладь, сбегай туда, Стас, сделай это, Стас. А завтра, Стас — конференция, ты всё подготовил?

Носился, как ошпаренный. Мало того, что появились новые сотрудники (а им, как водится, нужны новые машины, а новые машины надо связывать с сетью, ууу!), так ещё взяли коммерческого директора! Вы можете себе представить? Коммерческий директор в аудиторской фирме! Где все — и так бухгалтера! Где есть главбух и ведущий менеджер!

— Мы расширяемся, Станислав! Действуй! — заявил начальник.

Пришлось тянуть провода в новый кабинет. За целый день успел перехватить только пару бутербродов и выпить чей-то чай. Ничего, потом отдам, после отпуска.

В общем, остановиться и оглядеться мне удалось только в семь вечера, когда большинство сотрудников срулило. Либо меня так воодушевила вчерашняя прогулка, либо за выходные я вырос профессионально, но сделал за день столько, сколько обычно с трудом успеваю за три. Веяния нового мира? Или всё-таки… любовь?

Кстати, как там моя любовь?

Перед уходом набрал её номер.

Кто взял трубку, я не понял — у мамы, что ли, такой хриплый голос? — и попросил позвать Свету. Там откашлялись.

— Это я, Стасик!

Света!

— Что с тобой? Горло болит?

— Угу, и температура высокая. Пришлось с работы отпрашиваться.

— Так. У тебя есть, чем лечиться?

Она назвала несколько препаратов. Опять эти таблетки. Такая отрава! Всё бы им, фармацевтам, колёса глотать.

— Хуже всего, что кашель какой-то… Неприятный. Как бы не воспаление лёгких. И Катьку боюсь заразить: мама, как назло, уехала, Маринка на работе, а детёныш возле меня всё время крутится.

— А врача не вызвала? Чтоб послушал.

— Уже поздно, только дежурный до полвосьмого…

Она собиралась ещё что-то сказать, но закашлялась. Вряд ли её поймут по телефону.

— Слушай сюда. Я сейчас вызову тебе врача и приду. Дежурного — так дежурного. Уговорю, если что.

Я кинул трубку и, быстро узнав по справочному номер их поликлиники, принялся звонить. Время — девятнадцать двадцать, должны принять вызов.

Должны. Да только не обязаны. Занято, занято, занято…

Набирал минуты три, прежде чем до меня дошло, что трубу просто сняли. Чтоб не дёргать машину в последний момент.

— Дур-р-рак! Доехать бы успел!

К счастью, уходил я не последним, начальство сегодня припозднилось. Поэтому времени на то, чтоб запирать офис, отдавать ключи и расписываться в журнале у охраны, тратить не пришлось.

По лестнице я спустился в три прыжка, по дороге на остановку меня ничто не задержало, автобус подошёл сразу, а пробок в этот час не было. И всё равно я подошёл к поликлинике в девятнадцать тридцать пять.

Чёрт! Сейчас ведь упрутся и не поедут! Денег предложить?

Не успел я взбежать на крыльцо, как навстречу мне вышел… Андрей. Вот так встреча!

— Стас!

Он так обрадовался, что мне стало неудобно. Я вот совсем не хочу его видеть после вчерашнего. Да и некогда.

— Привет! Слушай, извини, я очень спешу! Светка заболела, а мне нужно врача вызвать.

Я рванул мимо него в холл.

— Постой! Отсюда? Да здесь же варвары…

Но я уже не слушал его, а подбежал к столу справок.

— Девушка, — я приложил руку к груди, — мне вот так вот нужен терапевт!

Краем глаза я заметил, что Андрей при этой фразе скривился.

— А трибунал уже не нужен? — фыркнула девица, покосившись на догнавшего меня Андрея. — Дежурный врач ушла домой. Вызовы обслуживаются до половины восьмого.

— Как — до полвосьмого? — изумился Андрей. — А потом — что?

— Вызывайте скорую помощь. Или оставляйте вызов на завтра. Записать?

Я открыл рот, собираясь сказать сразу многое. И «да, записать», и «а кто сейчас на приёме» и что-то ещё жизненно важное. Но Андрей сгрёб меня в охапку и, не говоря не слова, выволок за дверь.

— Послушай! — остановил он поток моего красноречивого негодования, — я только что был в этом… заведении. Здесь не лечат людей. Здесь им могут только навредить. Что со Светой, скажи?

— Боится, что воспаление лёгких. Мне и не нужно лечение, она фармацевт. Только послушать! Хрипы и всё такое. Да пусти!

— Подожди! — Андрей загородил своим телом дверь, словно амбразуру,— я же корректор! Пойдём, я всё сделаю. Всё увижу. Всё услышу. И хрипы, и стоны. И вылечу. Идём!



Марина Дробкова

Отредактировано: 24.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги